Матвеева Я.В. Об имперской природе России в философской парадигме Тютчева

    Федор Иванович Тютчев в основном нам известен как лирик, поэт-мыслитель, но в тоже время заслуживают внимание его философские взгляды, представленные в таких трудах, как: «Письмо русского», «Россия и Германия», «Записка», «Россия и Революция», «Римский вопрос», «Россия и Запад», «Отрывок» и др. Среди научных интересов Тютчева современные исследователи его историософии особое внимание отводят взглядам на имперскую проблематику.


    Федор Иванович является идеологом одного из самых дерзких проектов создания великой православной империи, которая способна объединить славянские народы и хранить по мере сил полноту и чистоту Православия.


Читать дальше →

Демешко Н.Э. ПОЛИТИЧЕСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ ФОРМИРОВАНИЯ НЕГАТИВНОГО ИМИДЖА РОССИИ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ КРЫМСКО-ТАТАРСКОГО ФАКТОРА: РЕТРОСПЕКТИВА И СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ (Часть 3)

Стоит отметить, что материалы антироссийской направленности наиболее активно распространяются среди населения через средства массовой информации. Именно с помощью телерадиовещания, газет, а также Интернета происходит распространение сведений, публикаций, документальных фильмов «Кто такие крымские татары?», «Чужие на своей земле», «Найди Эрвина», а также телевизионных передач «Громадське. Крим», «Free Crimea», «Крым. Реалии», «Голос Крыма», «Крым live», сводки новостей «Zaman» на крымско-татарском канале ATR. Кроме того, в масс-медийном пространстве весьма значительно влияние информационных ресурсов, работающих в деструктивном антироссийском ключе. Действуя удаленно из Украины, они ориентированы и на крымскую аудиторию. К данным ресурсам относятся: информагентство «Крым. Реалии», «Голос Крыма», «Крымские новости» QHA, портал «События Крыма», «Новости Крыма за 15 минут» [6].



Читать дальше →

Демешко Н.Э. ПОЛИТИЧЕСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ ФОРМИРОВАНИЯ НЕГАТИВНОГО ИМИДЖА РОССИИ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ КРЫМСКО-ТАТАРСКОГО ФАКТОРА: РЕТРОСПЕКТИВА И СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ (Часть 2)

Помимо отдельных научных деятелей, изучением крымских татар занимались западные советологические научные центры по изучению крымско-татарской проблематики, Центр российских исследований Гарвардского университета и Корпорация Карнеги в Нью-Йорке, а также Фонд «Крым», который был основан в Нью-Йорке в 1976 г. и являлся центром научных исследований крымских татар.


Основная задача фонда заключалась в раскрытии деятельности крымско-татарского национального движения [15]. Стоит отметить, что Фондом финансировалось издание биографий диссидентов, в которых отображался весь «ужас» советской системы, с целью формирования антироссийских настроений среди крымских татар. Значительное количество работ, посвященных истории крымско-татарского этноса, финансировалось международным фондом «Возрождение», учредителем которого является Дж. Сорос: «… деятельность Фонда Дж. Сороса «Вiдродження» в Крыму началась вскоре после провозглашения независимости Украины. Основным объектом работы Фонда на полуострове были крымские татары» [7]. По данным, размещённым в новостном агентстве, в 2001 г. из 80 грантов 45 получили представители крымско-татарского этноса, а в 2002 г. это соотношение составило 41 из 66. Официальные цели состояли в поддержке и развитии крымско-татарской культуры. Однако, как отмечает издание, фонд скорее спонсировал тенденции обособления этого этноса от украинского общества [2].


Читать дальше →

Демешко Н.Э. ПОЛИТИЧЕСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ ФОРМИРОВАНИЯ НЕГАТИВНОГО ИМИДЖА РОССИИ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ КРЫМСКО-ТАТАРСКОГО ФАКТОРА: РЕТРОСПЕКТИВА И СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ (Часть 1)

 


В исторической ретроспективе системы международных отношений создавались и поддерживались империями, которые в настоящее время получили нейтральный эмоциональный статус великих держав.


В ходе военных действий между субъектами мировой и региональной политики происходило перераспределение всех видов ресурсов. Новый мир создавался на обломках старого порядка и за счет побежденной стороны. При этом в «эпоху мира», следовавшей после войн, конкуренция между великими державами никогда не приостанавливалась. Борьба за различные виды ресурсов переносилась из сферы «жесткой силы» в пространство экономической и информационно-смысловой конкуренции. В итоге в данном противоборстве победу достигал тот участник конкуренции, который в информационно-идеологическом противостоянии лишал своего конкурента смыслов существования или собственной смысловой картины мира. Как правило, побежденной стороне навязывались чужие цивилизационные смыслы и периферийное место в чужом цивилизационном проекте. Данная тенденция явно прослеживается на примере блока социалистических стран после краха биполярной системы международных отношений [11, c. 489–490].


Читать дальше →

Ирхин А.А. Дилеммы будущей системы международных отношений: "Большие пространства" или новое издание однополярного мира. Тенденции, субъекты, последствия (Часть 2)

Формирование экономических и военно-политических блоков (Больших пространств) будет, по всей видимости, происходить на основе региональной интеграции, когда несколько соседних государств скоординированно решают актуальные проблемы на основе многосторонних механизмов.


 Большие  пространства — это структурированные системы, к которым стремятся народы, заселяющие  территории, с позиции которых можно проводить экспансию, главной целью которой является обеспечение или стремление к самодостаточности (автаркии) и, следовательно, максимальной защищенности, позволяющей достигнуть устойчивости от внешнего деструктивного воздействия: экономического, военно-политического, технологического и культурного влияния. Большие пространства, таким образом, это императив развития народов, которые волею судьбы, истории и географии являются носителями определенного кода внешней политики (имперского самосознания), направленного на расширение сферы влияния своего рода, племени, государства-империи. Немецкий ученый  К.Шмитт ввел понятие «Большого пространства» в геополитику. В основе Большого пространства по К.Шмитту лежит объединение  нескольких держав  в единый  стратегический блок. Он считал  принцип имперской интеграции  логическим и естественным человеческим стремлением к синтезу.  Большое пространство находится под господством  государства имеющего идею-силу. В качестве  примера Большого пространства он рассматривал  Северную и Южную Америку,  объединенную «доктриной Монро».


Читать дальше →

ИРХИН А.А., НЕЛИНА Л.П. РОССИЯ И ТУРЦИЯ НА ПОРОГЕ 2018 ГОДА: «БОЛЬШАЯ ИГРА» НА БЛИЖНЕМ И СРЕДНЕМ ВОСТОКЕ (Часть 2)

Основные противоречия между Россией и Турцией в сирийском урегулировании прошли на данный момент два этапа эволюции.


Первый, с начала российского вмешательства в конфликт и до июля 2016 года. Верхняя точка – это попытка военного переворота и смещения или физического уничтожения Р.Т. Эрдогана и партии Справедливости и развития.  Это период полного непринятия турецкой элитой российской внешней политики в сирийском вопросе. Это достаточно сложное время для российско-турецких отношений, когда два государства стояли на пороге военного конфликта. И только стратегическое видение обоих элит перед лицом внешнего давления позволило избежать катастрофического для Москвы и Анкары сценария взаимного военного столкновения.


Второй, с момента попытки военного переворота и до настоящего времени. Это период, когда турецкое руководство отходит от своих первоначальных установок неприятия российского вмешательства в сирийском вопросе и попыток нахождения точек компромисса с Россией и Тегераном в противовес политике США и Саудовской Аравии.


Читать дальше →

ИРХИН А.А., НЕЛИНА Л.П. РОССИЯ И ТУРЦИЯ НА ПОРОГЕ 2018 ГОДА: «БОЛЬШАЯ ИГРА» НА БЛИЖНЕМ И СРЕДНЕМ ВОСТОКЕ (Часть 1)

    Современные российско-турецкие отношения характеризуются значительным сближением Москвы и Анкары по ряду ключевых проблем регионального сотрудничества.  


     Во-первых, это система вопросов, связанная с сотрудничеством и конкуренцией в Черноморском регионе, где два региональных субъекта создают альянс против расширения присутствия США в акватории Черного моря. В данном контексте и Россия, и Турецкая Республика заинтересованы в продолжении функционирования конвенции Монтре от 1936 года, которая дает определенные военно-политические преимущества черноморским державам перед нечерноморскими. В то же время, в данном направлении совместных интересов существует сфера противоречий, которая пока не выходит в пространство публичной политики: интеграционная активность Турции на постсоветском пространстве; турецко-украинское сотрудничество, прежде всего в военно-политической сфере, в условиях кризиса российско-украинских отношений; возможности Анкары по разморозке конфликтов в российской сфере влияния на постсоветском пространстве и другие проблемы. 


Читать дальше →

Ирхин А. Путин и Трамп в Хельсинки

      Прошедшая встреча двух президентов в столице Финляндии является попыткой руководства двух держав повторить исторический символизм разрядки между СССР и США  1970-х гг. Именно тогда в Хельсинки начался период пересмотра конфронтационных отношений между Востоком и Западом в период «холодной войны». Напомню, что прежний путь к разрядке растянулся на несколько лет с 1972 по 1975 гг., а итогом этого периода стали договоренности и декларации, которые стали пиком сближения противоборствующих  позиций сторон. Это были переговоры, длившиеся от недели до нескольких месяцев.


 Правда, принципы, которые были приняты в Хельсинки в 1975 году затем получили двойную интерпретацию со стороны большого Запада и были использованы для развала СССР. 


Читать дальше →

Ирхин А. В чем логика США в Сирии

 


За последнее десятилетие американцы сформировали три кризисных региона управления Евразией – Ближний Восток, Дальний Восток и Восточная Европа. Эти кризисные точки позволяет им влиять одновременно и на своих союзников и на своих конкурентов, отрабатывая схему «двойного сдерживания»: Россия, Китай, Иран, Турция, Германия, Франция, Япония и в меньшей степени Британия. В глобальной экономике этот же механизм позволяет США поддерживать доллоравоцентричный мир, так как при любом рыночном потрясении инвестиции уходят в тихую гавань, а это США и доллар США.   


По всей видимости, вчера и сегодня (11, 12 апреля) на примере Сирии американский президент отрабатывает модель, которую он летом – осенью 2017 года уже опробовал на Дальнем Востоке в ходе американо-северокорейского кризиса, угрожая, по сути, Китаю. Американо-северокорейский, а по сути американо-китайский кризис не перерос в военные столкновения, но позволил США показать свое военно-политическое первенство в удаленном для них, но чрезвычайно важном в Евразии регионе, обеспечить приток финансовых ресурсов в бюджет Пентагона и объявить после торговую и экономическую войну Китаю.


Перейдя к логике «пульсирующих» поочередно военно-политических и экономических кризисов в Евразии Вашингтон будет обеспечивать себе выгодные международные условия развития в экономическом и геополитическом направлениях.


При этом, на мой взгляд, он будет уходить от прямого военного столкновения непосредственно с сильной державой, играя на её чувствительной периферии, тем самым выигрывая для себя максимальные условия для «большой сделки». В чем заключается последняя? Исторический опыт подсказывает нам, что американцы будут стремиться создать механизмы изоляции сильнейшей конкурирующей экономики – а это в современном мире Китай.   В начале 1970-х США и Китай достигли такой «большой сделки», когда были заключены антисоветские договоренности и кольцо международной изоляции, замкнулось вокруг СССР и зоны его влияния. В настоящее время, США необходима аналогия, но уже против Китая. Проблема же для американского истеблишмента состоит в том, что уровень субъектности России слишком высок, а им необходим более толерантный союзник для создания эффективных механизмов сдерживания Поднебесной.             

Ирхин А.А.Модели развития геополитического треугольника держав: Россия, США и Турция в условиях прихода к власти Д. Трампа

Переходный характер существующей системы международных отношений обусловливает  значительное ускорение политического процесса, как во внутренней, так и во внешней политике. 


В настоящее время в Евразии просматриваются три очага региональных конфликтов, которые имеют шансы, перерасти в более масштабные войны: конфликт на Украине, Сирии (Ближнем Востоке) и на Дальнем Востоке – китайско-японские и российско-японские противоречия вокруг спорных островов, Северо-Южнокорейский конфликт. Таким образом, США сформировали силовые позиции для опосредованного и прямого давления, как на конкурентов, так и на своих союзников:  Россию, ЕС, Иран, Турцию, Китай и Японию одновременно.  


Читать дальше →