Ирхин А.А. Российско-иранское сближение на фоне формирования многополярного мира

Россия и Иран сближаются на фоне усложнения ситуации на Ближнем и Среднем Востоке. 28 марта президенты России и Ирана подписали 16 документов о сотрудничестве, а в ходе дальнейших переговоров были обозначены перспективы дальнейшего российско-иранского сближения в экономической сфере и сфере энергетики.


Напомню, что 10 марта были проведены подобные переговоры между президентами Турции и России, где были также достигнуты важные договоренности в двусторонних отношениях. Интересно, что на следующий день турецкое руководство прекратило принимать суда и паромы из Крыма, по сути, присоединившись к западной изоляции полуострова, а еще через неделю Анкара ввела квоты на целый ряд российской сельскохозяйственной продукции, как бы по-восточному намекая на неудовлетворенность состоянием развития двусторонних отношений.


Читать дальше →

Ирхин А.А. В скором времени нас ждет резкое ухудшение российско-турецких отношений

В настоящее время мы переживаем значительную динамику российско-турецких отношений – от сотрудничества к противоборству и снова к беспрецедентному сближению. 


Однако в ближайшее время мы станем свидетелями резкого ухудшения отношений между Анкарой и Москвой по следующим причинам.


Во-первых, на протяжении последних 15 лет Россия и Турция сближались на логике противоборства третьему лишнему, в роли которого выступали США, стремящиеся проникнуть в Черноморско-Каспийский регион.  Однако Америка после прихода изоляциониста Д. Трампа будет делать ставку на своих региональных союзников и в этом регионе таким союзником является Турция. Причем это не зависит от партийной принадлежности турецкой элиты. В ближайший год  американцы отступят из этого региона на линию обороны «холодной войны», активизировав при этом давние российско-турецкие противоречия по всей дуге соприкосновения российских и турецких интересов от Балкан через Крым и Кавказ до Центральной Азии.


Читать дальше →

Новый Центральноазиатский слоенный пирог для России

Уже прошло 25 лет с тех пор, когда большая часть Центрально-азиатского региона входила в Советскую Среднюю Азию: Узбекская, Таджикская, Киргизская, Туркменская и Казахская республики. Лидеры этих республик не участвовали в предательстве СССР, более того, они выступили с резкой критикой подписанных беловежских соглашений.  Очевидно, они ожидали, что интеграционный центр — Россия отрезвеет, но надежды были похоронены вместе с расстрелом российского парламента в сентябре-октябре 1993 года. Однако уже в 1994 году президент Казахстана Н. Назарбаев, выступает с концепцией преобразования СНГ из рыхлой формальной организации в центр новой постсоветской интеграции. Но и этот посыл Среднеазиатских элит не был услышан в Москве. Именно с этого периода среднеазиатские постсоветские элиты начинают осознавать свою изолированность от имперского центра, который пытался прикрыться  интеграционными проектами, носящими скорее формальный характер.


Читать дальше →

Ирхин А.А. Мосульский узел Ближнего Востока

Руководитель ДАИШ (ИГИЛ) Абу Бакр аль – Багдади призвал сражаться за город Мосул до конца, уничтожить турецкие вооруженные силы в Сирии и перенести войну на собственно турецкую территорию.  


Мировые СМИ заполнила тема вокруг иракского северного города  Мосул, находящегося под контролем ДАИШ и за который начались боевые столкновения. Мосул является столицей северной иракской провинции, которая богата нефтью и заселена преимущественно курдами, хотя последний фактор по политическим мотивам иногда ставится под сомнение. Расклад сил в мосульском узле противоречий достаточно пестрый: курды, на которых делают ставку США, ДАИШ, Турция, имеющая небезосновательные претензии на север Ирака, собственно иракская суннитская элита, иракская шиитская элита, находящаяся под значительным влиянием Ирана  и остальной «арабский мир», внутри которого отсутствует единство.     


Читать дальше →

Ирхин А.А. России необходима революция «сверху»

    Российская Федерация – один из осколков Великой России — подошла к очередной точке невозврата в своем историческом развитии. Этот период определит, какая будет Россия – слабая и увядающая или сильная и возрожденная. 25 лет назад, отказавшись от своей цивилизационной идентичности и уникальности, она пыталась стать частью Запада. Этот курс провален, однако за это время значительная часть элиты построила для себя комфортнейший механизм – эксплуатируя российские ресурсы и население, она покупает недвижимость, учит своих детей за границей, эвакуирует награбленное на Запад тем самым, по сути, предавая свое Отечество, вступившее в противостояние со своим историческим конкурентом.


    Причем речь идет далеко не об оппозиционной элите. Вся российская экономическая и финансовая система нуждается в коренной модернизации, она нуждается в том, чтобы стать российской, а не транснациональной, рубль должен стать суверенной валютой, а не инструментом Федеральной резервной системы США, тогда российская экономика получит «кровь» для развития, российское образование должно готовить квалифицированные кадры, а не быть услугой для заработка «бабок» дельцами и поставки через Болонскую систему  лучших своих сынов и дочерей за рубеж, теряя самый ценный свой ресурс для собственного развития.


Читать дальше →

Ирхин А. А. Фундаментальные проблемы реализации геополитических интересов России в Черноморско-средиземноморском регионе

    Точкой отсчета для оценки геополитических интересов России в Черноморско-Средиземноморском регионе является оценка завершения советского периода развития России. С точки зрения геополитической методологии после дезинтеграции СССР Россия утратила свою субъектность в Средиземноморском регионе и стремительно ее теряла в Черноморском бассейне. Исторической точкой поворота стали пятидневный российско-грузинский конфликт в августе 2008 года и возвращение Крыма в 2014 году.Российские геополитические интересы в Черноморско-средиземноморском регионе формируются исходя из следующих возможностей и механизмов.


   Во-первых, в Черноморском регионе современные интересы России базируются на недопущении экспансии нерегиональной державы (США) или экспансии и расширения враждебного военно-политического блока, что достигалось ранее и на современном этапе, несмотря на российско-турецкий конфликт, за счет раздела сфер влияния с Турецкой Республикой.  


Во-вторых, в Средиземноморском регионе современные интересы России имеют более сложную задачу в силу ограниченности  ресурсов и основаны на сохранении остаточного от СССР влияния с  формированием благоприятного для себя баланса сил.


Читать дальше →

Ирхин А.А. Формирование турецко-украинского альянса

На наших глазах формируется турецко-украинский военно-политический альянс, который  изменит соотношение сил в Черноморском регионе. Данный союз, по сути, носит антироссийскую направленность.   Предпосылкой для сближения Киева и Анкары стала активизация российской внешней политики по сирийскому вопросу. Однако узел российско-турецких противоречий носит исторический и геополитический характер, который не ограничивается сирийской проблематикой. По крайней мере, три современных направления внешней политики турецкого руководства партии Справедливости и развития противоречит российским национальным интересам:


 1)   турецкая концепция лидерства в суннитском исламском мире потенциально угрожает целостности России;


2)    интеграционная активность Турции в рамках Совета сотрудничества тюркоязычных стран противоречит российским интересам на Южном Кавказе и в Средней Азии;


3)   турецкая политика на Ближнем Востоке, а особенно по сирийской проблеме, не совместима с российскими внешнеполитическими подходами. 


В последние полтора десятка лет данные противоречия оттенялись российско-турецкими экономическими интересами. Ведь Турция является  крупнейшим потребителем российского природного газа, а Россия — готовой турецкой продукции, и сотрудничество в этой сфере предполагалось только расширять. Хотя модель такого торгового обмена явно не отвечала российским интересам.


Читать дальше →