Украина между Европой и Евразией: проблема интеграционного выбора (Часть 2)

    Сравнительный анализ двух интеграционных направлений дает следующие производные. Преимущества интеграции Украины в Евразийский союз могут быть обоснованы исходя из следующих факторов.  Во-первых, Украина имеет долговременный исторический опыт интеграции с Россией. Оценивая его с различных точек зрения, необходимо отметить, что сам факт современного существования украинского государства по территории сопоставимого с французским, а этноса по численности крупнейшего из восточнославянских народов, является объективным положительным индикатором совместного интеграционного проекта в составе России и Украины.


     Во-вторых, Украина в системе Большой России получала привилегированное положение исходя из своего географического положения и более мягкого климата, поэтому здесь размещались сборочные цеха, наукоемкие производства и сельскохозяйственные ресурсы, которые были инкорпорированы в общеимперскую систему экономических связей, находя потребителя в рамках обширного рынка. Такое положение связано с реализацией восточных имперских традиций [16].


    В-третьих, украинская культура является восточнославянской, родственной российской, однако отличающейся своим колоритом и звучанием. Она находила основного потребителя не на Западе, а на Востоке Евразии.


В-четвертых, последний в хронологическом аспекте этап интеграции Евразийского пространства позволил создать на его территории самодостаточную в военно-политическом, экономическом и социальном плане систему. Украина в составе советской экономической системы производила   25 % ВВП СССР, обладала развитым научно-технологическим комплексом, с достаточно автономным культурным положением. Современное независимое украинское государство, равно как и другие республики, бывшего СССР, включая Россию, существуют на  инерции  распада сверхдержавы, однако ресурсы, которые были заложены прочной советской системой, в настоящее время, находятся на стадии исчерпания. Новый рывок в социально-экономическом развитии может быть достигнут при регионализации и расширении человеческих и общественных возможностей, выходящих за рамки национальных государств и глобализационного проекта, входящего в условиях разворачивающейся глобальной экономической депрессии, в стадию кризиса.


В-пятых, одним из основных преимуществ участия Украины в постсоветской (евразийской) интеграции является принадлежность к одной цивилизации с Беларусью и Россией. Культурная близость также с республиками постсоветской Средней Азии предполагает комфортную синхронизацию общественных  процессов в пространственном проекте на уровне элит и населения, чем участие в интеграционном проекте с государствами, принадлежащих к другой цивилизации.


Минусы евразийской интеграции Украины могут, аргументированы тезисами российского исследователя А. Панарина, который отмечал, что интеграционный процесс имеет два взаимосвязанных аспекта: инструментально-прагматический, инфраструктурный, призванный обеспечить единое экономическое, информационное, правовое пространство и – духовно-ценностный, предназначенный для сообщения этому пространству высший сакральный (ценностный) смысл» [17, c. 267]. Именно эти две составляющие в России, как в интеграционном ядре, не являются в настоящее время привлекательными для постсоветских элит и обществ.     


     Преимущества интеграции Украины в Большое европейское пространство может быть представлено следующими факторами.


Во-первых, европейский проект сам по себе является привлекательным и передовым в плоскости развития конкурентоспособной экономики и идей в сфере смыслов, то есть, иными словами европейцы могут объяснить, для чего они существуют и  подтвердить это  в материальной плоскости.   


Во-вторых, реализация европейского направления связей и интеграции позволяет присоединиться к развитому в социальном плане проекту, обеспечивающий высокий  уровень жизни. 


Внешним фундаментальным условием интеграционного процесса является готовность ядра интеграции к расширению и принятию объекта интеграции. По всей видимости, ни Европа, ни НАТО не были готовы принять Украину в её современном формате развития. Реформы, которые необходимо было провести для интеграции в западные проекты, воспринимались, как угроза для положения национальной элиты и, следовательно, срабатывали механизмы самосохранения и логика, что Запад должен интегрировать Украину в современном нереформированном состоянии. Очевидно, что расчет делался на геополитическую логику Запада по необходимости вытеснения России на северо-восток  Евразии, что должно было замедлить процессы восстановления Москвы, как силового центра, политики и ядра притяжения для реинтеграции постсоветского пространства.


   В этом контексте Россия, как центр интеграции готова принять Украину, о чем свидетельствуют, как историческая и цивилизационная общность, так и современные военно-политические, экономические и культурные проекты (СНГ, ЕЭП, ЕврАзЭС, ОДКБ).    


     Итак, основной логикой развития связей Украины с Европой и Россией является еще одна особенность – современная Россия не является привлекательной моделью, однако она готова как центр интеграции принять Украину в своей проект, в то время как ЕС выдвигает модели сотрудничества, не предполагающие полноценной интеграции.  


В современных геополитических условиях Украине как промежуточному пространству и разделенному государству необходимо концептуальная разработка такой модели взаимодействия с Европой и Россией, которое бы способствовало сохранению территориальной целостности государства и повысила её экономические и, как следствие социальные дивиденды,  а также уровень региональной субъектности.


Моделирование на краткосрочную и среднесрочную перспективу позволяет вывести три сценария, при которых будет развиваться система международных связей между Украиной, Европой и Россией.


Первый, в условиях глобального экономического кризиса, расширение ЕС будет невозможно, напротив Франция и Германия будут стремиться повысить уровень вертикальной интеграции стран-членов Европейского союза, с целью более консолидированных действий по преодолению кризисных экономических явлений. При данном сценарии у ЕС практически не будет внешнеполитической энергии для расширения своей сферы ответственности, кроме уже выдвинутых проектов вроде Восточного партнерства. В этом сценарии Германия и Франция будут настаивать на стабильных поставках энергоносителей из России, и нормировано способствовать интеграции Украины в Евразийское пространство. Стабильность восточных границ ЕС снимет целую плоскость проблем: от нелегальной иммиграции до стратегического энергетического фактора. В этом сценарии Европа и Россия разделяют ответственность в западной части СНГ, а конкуренция между двумя центрами силы проходит в оговоренной системе координат.   


Второй, Россия в краткосрочной перспективе переходит от вербального уровня модернизации к реальному, что предполагает активные интеграционные процессы  на постсоветском пространстве. В зависимости от выбранного пути модернизации (энергетический, индустриальный и инновационный) Украина может занять соответствующую нишу в новом евразийском пространственном проекте.


Третий, условия глобального экономического кризиса быстро преодолеваются Европейским Союзом и всей западной цивилизацией, а капиталистическая экономика, преодолевшая рецессию, становится еще более жизнеспособной, чем до кризисных явлений. В этих условиях западная цивилизация начинает новый этап наступления на Восток, и активизируются процессы интеграции Украины в ЕС.  


Представляется, что первая модель является более вероятным сценарием.


В современных геополитических условиях украинскому экспертному сообществу и политикуму  оптимальным путем было бы выработать такой внешнеполитический курс, который бы не разрывал государство между евразийским и европейским направлениями, а «закольцовывал» бы их в один  вектор. Возможными вариантами таких событий было бы развитие общих пространств между Россией и ЕС и роль моста, которую могла бы играть Украина.         


Предложенная общая модель промежуточной интеграции в современных условиях являлась бы наиболее оптимальной, так как не разрывала бы Украину по цивилизационному разлому, повышала её региональную роль и субъектность в качестве промежуточного пространства между Востоком и Западом Евразии.  Можно согласиться с тем, что она имеет ряд преимуществ, однако в случае её реализации скорее может рассматриваться в качестве ограниченной во времени модели. Такая политика, по сути, является модернизированным вариантом внешнеполитической линии президента Украины Л. Кучмы. Исходя из исторического и политического опыта её реализации, в течение среднесрочной перспективы внешнеполитический выбор все-таки придется делать.


Проведенный анализ позволяет прийти к следующим выводам.


Во-первых,   украинский дискурс в отношении внешнеполитической и цивилизационной ориентации между западным и восточным векторами имеет почти тысячелетнее измерение. 


Во-вторых, в современных геополитических условиях Европейский союз представляет собой привлекательный проект для Украины, однако, его элиты не располагают политическими и экономическими возможностями предложить полноценный механизм интеграции государства в ЕС. Напротив, Россия, будучи непривлекательной моделью интеграционного ядра, выдвигает проекты по полноценной интеграции Украины в Евразийское пространство.


 


Список используемой литературы


 


  1. Юрченко С.В. Основные тенденции развития системы международных отношений и проблема актуализации общественного воздействия на внешнюю политику государств / С.В. Юрченко // Чорноморська безпека. — № 4 (10). – 2008. – С.3-5.
  2. Цымбурский В. Л. Геополитика для «евразийской Атлантиды»/ Цымбурский Вадим Леонидович. – Режим доступа к ресурсу.:http://www.iicas.org/articles/library/libr_rus_27_5_00_1.htm.
  1. Huntigton.  S. Who Are We? The Challenges to America's National Identity/ Samuel P. Huntington — New York.: “Simon & Schuster”, 2004 — 428 p.
  2. Pyziur Y. Viacheslav Lyрyns’kyi’s Idea of Nation Building.— Harvard Ukrainian Studies, 1985.—Vol.IX.—P.325.
  3. Драгоманов М.П. Листи на Наддніпрянську Україну: Літературно-публіцистичні праці: В 2-х т.—К., 1970.—Т.1.— 531 с.
  4. Драгоманов М.П. Листи на Наддніпрянську Україну: Літературно-публіцистичні праці: В 2-х т.—К., 1970.—Т.1.— 531 с.
  5. Липа Ю. Розподіл Росії: [передрук. з вид.: Нью-Йорк: Говерла, 1954– 116 с]. – Львів: Ін-т народознавства НАН України, 1995. – 147 с.
  6. Рудницький С. Українська справа зі становища політичної географії. — Берлін, 1923.—  282с.
  7. Рудницький С. Чому ми хочемо самостійної України? / С. Рудницький. – Львів: «Світ», 1994. – 608 с.
  8. Синявський А. УРСР та Близький Схід у світлі геополітики // Синявський А. Вибрані праці.—К.:  Наукова думка — 1993. – 383.
  9. Гумилев Л.Н. Черная легенда. Друзья и недруги Великой степи / Лев Гумилев.  – М.: Айрис-пресс, 2007. – 576 с.
  10.  Гумилев Л.Н. Черная легенда. Друзья и недруги Великой степи / Лев Гумилев. – М.: Айрис-пресс, 2007. – 576 с.
  11.  Гумилев Л.Н.  От Руси к России: очерки этнической истории/Лев Гумилев. – М.: Айрис –пресс, 2008. – 320 с.
  12.  Хантингтон С. Столкновение цивилизаций/С. Хантинтон., пер. с англ. Т. Велинеева, Ю. Новикова. – М.: ООО «Издательство АСТ», 2003. – 603 с. 
  13.  Цит. по: Хантингтон С.  Столкновение цивилизаций с. 259.
  14. Ирхин А.А. Большие пространства Евразии: типология, виды модернизации, моделирование будущего развития. — [Электронный ресурс]. — Режим доступа: rusprostranstvo.com/article/view/350.
  1.  Панарин А.С. Правда железного занавеса/ Панарин Александр Сергеевич. – М.: «Алгоритм», 2006. – 636 с.

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.