Ирхин А. Украина между Европой и Евразией: проблема интеграционного выбора

      Периоды становления новых систем международных отношений, как правило, характеризуются повышенной изменчивостью и наличием значительно числа переменных, которые формируют квазистабильную ситуацию. Современная переходная эпоха от биполярной системы международных отношений к новой, сопровождается сложными и противоречивыми процессами сотрудничества и конкуренции новых и уже утвердившихся региональных держав и единственной сверхдержавы. Исторический опыт показывает, что такая переходная эпоха может продлиться два — три десятилетия.   


  В формирующейся системе международных отношений постсоветское пространство одновременно вовлечено в две противоположные тенденции, а конкуренция интеграционных проектов свидетельствует об участии элит, как в глобализации, так и в регионализации, что является следствием действий  политической элиты  государств бывшего СССР, пытающейся  сохранить свое привилегированное положение, формируя многовекторный и многоуровневый внешнеполитический курс.


Украина, учитывая свое промежуточное положение между расширенной Европой и Россией, пытается выстроить прагматичные и взаимовыгодные отношения с двумя Большими пространствами. При этом Европа и Россия активно формируют свои пространственные проекты, чтобы войти в посткризисный мир на  как можно выгодных для себя геополитических условиях. 


Проблемам развития факторов, оказывающих влияние на формирование  новой системы международных отношений и поиска места в ней Украины, посвящены научные труды следующих украинских исследователей:  Б. Гуменюка,  Е. Каминского, Ю. Пахомова, Ю. Павленко  С. Юрченко [1],  и их российских коллег: Т. Бордачёва, Б. Кагарлицкого, С. Караганова,                           В. Кувалдина, Ф.Лукьянова, В. Никонова, А. Панарина, А. Уткина,   В. Цымбурского  [2]. Представляет особый интерес в разработке данной проблемы ретроспективный взгляд украинских и российских исследователей:  М. Дрогоманова,   В. Липинского,  Ю.Липы, С. Рудницкого, А. Синявского,           Л. Гумилева, Н. Данилевского, Н. Трубецкого, П. Савицкого.


В западном экспертном  и научном сообществе данную сферу политической и исторической науки исследуют: З. Бжезинский, Б. Бюзан, Т.Грэм, М.Дойл, Д. Дрезнер, К.Кайзер, Р.Каплан, Ч. Капхен, П. Кеннеди,                 Г. Киссинджер, М. Коннелли, А. Коэн, Г. Люндстад, Дж. Най, Дж. Морисон, Ч.Мейер, А. Рар,  Дж. Фридман, С. Хантингтон, [3] и другие.


Целью данной публикации является концептуальная попытка выявить наиболее оптимальное направление внешнеполитической активности Украины в европейском и евразийском направлении  в условиях формирования новой системы международных отношений.       


Задача статьи сводится к оформлению исторически оправданной и соответствующей  её геополитическим интересам  интеграционной активности Украины.


Системный анализ данной проблематики необходимо начать с научной проработки данного вопроса исследователями прошлых исторических эпох. Украинские геополитические идеи по взаимодействию с Европой и Россией целесообразно разделить на три группы: проевразийские (М. Дрогоманов, В. Липинский) антиевразийские (Ю.Липа, С. Рудницкий, А. Жук), и автохтонные (А. Синявский). Последнее направление аргументируют роль Украины в качестве моста и связующего звена между Севером и Югом, Западом и Востоком. 


Первая группа исследователей, хотя и указывала на необходимость создания широкой автономии Украины, признавала, бесперспективность полного разрыва с евразийским проектом (Союзом трех Русей), и что более важно отмечала, что Украина решила свои главные геополитические задачи (выход к Черному морю) в союзе с Россией. К этому можно добавить и решение второй основной задачи украинской геополитики – возвращение в состав Украины западно-украинских земель, которая была осуществлена в рамках Евразийского пространственного проекта.   


В. Липинский понимал историческую бесперспективность полного разрыва славянских государств, однако эта идея не получила у него должной разработки у автора. Исследователь его творчества Е. Пизюр, отмечает, что у Липинского существовала идея создания в Восточной Европе «Союза трех Русей». По мнению Е. Пизюры, союз трех народов — русского, украинского и белорусского, основывался на полной независимости этих государств и представлял разновидность политического блока. И здесь В. Липинский исходил из своего аграрного «консервативного аристократизма», считая, что альянс трех народов необходим, поскольку ни один из них в отдельности не способен противостоять ни «номадическому» влиянию Востока, ни проникновению анонимного финансового капитала из этой части света [4].


Евразийское направление мысли разрабатывал в конце XIX столетия                        М. Драгоманов. В своих «Письмах на Надднепрянскую Украину» он отмечал, что без южных берегов Черного моря Украина невозможна как культурный край. У нас были эти берега во времена Угличей, Тиверцев и Тмутараканской Руси; мы уступили их часть под натиском турок в ХV ст. и должны были так или иначе вернуть их. Не удалось нам этого сделать во времена Польши, с самим казачеством, так должно было это свершиться во времена московских царей (Польша была, собственно, государством Балтийского бассейна, равнодушной к черноморским делам, представлявшим интерес для жителей Поднепровья. Московщина, как государство Балтийского и Каспийского бассейнов, также равнодушна к этому делу, но Донщина связывала ее с Черным морем. Вот в чем фатальная причина, того, что общеевропейская, а не специально украинская задача победить Турцию XV–XVI ст. была выполнена в XVII–XIX ст. государством московским, а не польским [5, с. 444]. Данным историческим фактом М. Драгоманов объяснял военно-политическую ориентацию запорожского казачества на российское государство,  именно «московское царство все-таки выполнило  географически-национальную задачу Украины» [6, с. 444].


            Западноцентричное направление украинской геополитической мысли, а по сути, антиевразийское концептуально разрабатывал Ю. Липа, который утверждал, что в условиях демократического политического устройства и свободного развития производства и экономических связей от России начнут отделяться различные территории. Первой среди них будет Сибирь, которая является «по сути, российской Америкой, лежащей возле самой России и связанной железной дорогой с ней и Средней Азией» [7, с. 13].


Похожую точку зрения выражал в  своих работах С. Рудницкий, который  выдвинул проект создания Балто-Понтийской федерации, в составе Финляндии, Эстонии, Латвии, Литвы, Белоруссии и Украины [8, с.138]. Эти идеи повторяют общеевропейский подход по сдерживанию России. По мнению С. Рудницкого, мировое политическое значение Украины состоит в том, чтобы она своим геополитическим пространством останавливала бы экспансию России к Адриатическому и Эгейскому морям, к Передней Азии и Египту, сделала бы невозможной экспансию к Индии» [9, с.294]. Интересно, что в этом тезисе прослеживается преемственность идей украинского мыслителя с решением английской геостратегической задачи XIX – XX вв.


Третье направление украинской геополитической мысли, представители которой отмечали роль Украины, как связующего звена  и моста раскрывал в своих работах А.Синявский, который констатировал: «Территория Украины в период речных культур и средиземноморских, как и в более поздние времена, особенно после образования Багдадского халифата на юго-западе Азии и Кордовского на далеком западе Европы в Испании, была перепутьем между Востоком и Западом. Затем она становится проторенным путем народов, проходивших между Уралом и Каспием на Запад» [10, с.192].


В этой концептуальной дискуссии российский евразиец Л. Гумилев последовательно доказывает, что междоусобные войны и распри внутри Евразии наносили больший вред государствам, чем внешние вторжения. При этом уже тогда русские земли были разделены и конкурировали между собой за реализацию «западного и восточного проектов» — «… Итак, древнерусский настрой раскололся, а вместе с ним раздробился и этнос. При этом деление прошло на основе комплиментарности, то есть каждый русский человек мог выбрать ту культуру, которая ему больше подходила: западную католическую, или восточную – православную, несторианскую и монофизистскую в Центральной Азии, слившуюся с несторианской в 1142 году. Ясно, что ведущая роль принадлежала не догматике, а мироощущениям [11, с. 156].


В процессе конкуренции между западной (латинской) и восточной (монгольской) силами, в древнерусском суперэтносе проявились разные ценностные, и как следствие геополитические ориентации. Даниил Галицкий выбрал путь «многовекторности» с большей опорой на Запад. За это монголы заставили срыть стены крепостей, а вскоре все земли княжества были разорваны западными соседями. Александр Невский пример другого стратегического выбора – опоры на монгольские силы против экспансии Запада. Новгородский князь сохранил православную веру, русский этнос и государственность и дал начало новому пассионарному толчку, приведшему к образованию современной России [12, c. 162, 170, 308].  Авторская оценка политики Даниила Галицкого наиболее емко выражены так — «… Тогда Даниил Галицкий принял из рук папы Иннокентия IV королевскую корону Малой Руси. За это он должен был воевать против монголов и осторожно подталкивать унию с папизмом. Галиция превратилась из цитадели православия в небольшое европейское королевство, в вассала престола святого Петра. Иными словами, Малая Русь вынуждена была воевать не за свои, а чужие интересы. Кончилось это разгромом 1259 г., когда монгольский нойон Бурундай принудил Даниила срыть крепости и дать свое войско как подкрепление для похода на Польшу. Союз с Западом привел Галицию и ее народ к катастрофе. Через 80 лет, то есть в 1339 г., польский король Казимир Великий без единого выстрела присоединил Галицию к Польше».


Автор исследует и последовательно раскрывает причины создания современного российского суперэтноса. Одним из основных вопросов в его формировании является проблема воссоединения Украины и России. Основной причиной воссоединения Л.Н. Гумилев называет не только религиозно-конфессиональную общность и притеснение католиками православных подданных польского короля, сколько суперэтническую принадлежность России и Украины – «Об это всеобщее ощущение единства, как волны о скалу, разбивались рациональные планы волевых, умных искателей власти. Два близких этноса – русский и украинский – соединились не благодаря, а вопреки политической ситуации, поскольку народное «волим» или «не волим» неизменно ломало те инициативы, которые не соответствовали логики этногенеза» [13, с. 249].


Современные исследования по внешнеполитическому определению украинского государства в целом повторяют траекторию своих предшественников.


Украина располагает следующими геополитическими характеристиками: разделённость государства по линии цивилизационного разлома, производной которого является геополитическое районирование страны, государство  занимает промежуточное положение между двумя Большими пространствами – Европейским и Российским, что обуславливает её многовекторную и многоуровневую внешнюю политику.


По мнению американского ученого С. Хантингтона, Украина  — расколотая страна с двумя различными культурами. Линия разлома между цивилизациями, отделяющая Запад от православия, проходит прямо по её центру вот уже несколько столетий. В различные моменты прошлого западная Украина была частью Польши, Литвы и Австро-Венгерской империи.


Различия между Восточной и Западной Украиной проявляются во взглядах их населения. Так, например, в конце 1992 г. треть русских на Западной Украине заявила о том, что пострадали из-за антироссийских выступлений, в то время, как в Киеве это доля составила 10% [14, c. 255-256]. 


По словам, Дж. Морисона, российско-украинские отношения значат для
Восточной Европы то же самое, что франко-германские для Западной. Точно также как последние две страны образуют ядро Европейского союза, первые две являются стержнем, необходимым для единства православного мира [15, 259].


В современной геополитической ситуации Украина как бы зажата между двумя динамично развивающимися Большими пространствами, каждое из которых выдвигает свои программы взаимодействия, сотрудничества и интеграции. 

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.