Ирхин А. Имперские технологии освоения пространств как факторы определяющие новую систему международных отношений (Часть 1)

    Современная система международных отношений характеризуется перманентной трансформацией, которая включает в себя продолжающийся распад биполярной системы с сопутствующими процессами глобализации, интеграции и дезинтеграции, фрагментации, изменением роли транснациональных компаний и национальных государств в мире. В таких условиях переформатирования международной системы отношений проходит разработка, концептуальное оформление, выдвижение и реализация внешнеполитических проектов, заключающих в себе принципы формирования субъектами мировой и региональной политики  сфер  влияния.


  Разрушение биполярной системы международных отношений послужило инерционным толчком для последующих трансформаций на постсоветском пространстве, определивших появление независимых государств и активизацию региональных и глобального центров силы, которые конкурируют в процессах разработки и реализации интеграционных проектов.При этом, под интеграционным проектом понимается концептуальная разработка и реализация с нескольких сферах: экономической, военно-политической, культурной и гуманитарной программы по интеграции государств в систему взаимодействия, включающую в себя эффективную структуру вертикального и горизонтального управления и координацию субъектов и объектов интеграции.  Интеграционный проект предполагает наличие, как субъекта, так и объекта процесса интеграции.


Субъект интеграции – это центр геополитической мощи, способный навязывать другим государствам свою волю. Он обладает рядом геополитических преимуществ перед объектами, которые тождественны критериям великодержавности. За основу таковых могут быть приняты: поверхность территории (протяженность, особенности рельефа, климатические условия), особенности государственных границ, численность населения, наличие или отсутствие полезных ископаемых, экономическое и технологическое развитие, финансовая мощь, этническая однородность, уровень социальной интеграции, политическая стабильность, национальный дух.  [4].


Объекты интеграционных процессов – это страны, в отношении которых реализуется интеграционный проект. 


 При этом, как правило, пределы интеграционных проектов в пространственном контексте, определяются присутствием на данных территориях вооруженных сил конкурирующих сторон. Изучение традиций экспансии позволяет выделить особенности реализации интеграционных проектов. Так, в российской интеграционной традиции доминирует военно-политическая составляющая. В то же время, современная европейская (ЕС) интеграция базируется, главным образом на экономической доминанте. США имеют возможность совмещать экономическую и военно-политическую компоненты.


Целью данной статьи является определение параметров экспансии различных центров силы и моделирование, таким образом, наиболее приемлемых для мирового и региональных центров сил пределов их внешнеполитической экспансии.


Задачей исследования является определение изменчивости характера  пространственных пределов экспансии в соответствии с развитием новых технологических достижений в различных сферах.   


Традиционно исследователями выделяются четыре фактора государственной силы: экономический, военно-политический, культурный, технологический, которые, как правило, использовались в качестве инструментов для расширения имперского пространства. 


Экономический фактор силы менее просчитываемый, и поэтому менее транспорентный для изучения и понимания. Расширение имперского пространства дает, как преимущество для экономики метрополии, так и может быть отрицательным с чисто экономической точки зрения (к примеру, удержание Россией Калининграда с экономической точки зрения является убыточным, однако оправдывается получением военно-политических дивидендов).


Военно-политический аспект — является традиционным фактором расширения имперского влияния. Одним из ключевых факторов определения пределов пространственного проекта является близкое расположение вооруженных сил разных конкурирующих субъектов.


 Культурный элемент влияния в современном мире более всего трансформировался. Этому процессу способствовала действительная революция в информационной сфере, которая позволила увеличить эффективность влияния посредством факторов «мягкой силы». Развития телекоммуникаций и сети «Интернет» позволяют осуществлять трансграничное влияние на национальные государства и тем самым снижать степень  их субъектности в процессе конкуренции. Однако, здесь существуют разработанные и действенные системы противодействия, которые способны нивелировать информационное влияние. Примером успешного противодействия в информационной сфере является Китай. 


Технологический фактор является одновременно производным и самостоятельным от экономического, культурного и военно-политического. Технологическое превосходство дает определяющее   преимущество в освоении новых пространств путем «мягкой силы»: манипулятивные и избирательные технологии, и с применением «жесткой силы» – от военной интервенции до кибернетических атак на военные и банковские системы и другие важные узлы жизнеобеспечения.  


Сравнительный анализ имперской экспансии прошлого и современного периода с учетом научно-технологических достижений ставит несколько ключевых проблем, которые требуют детального обоснования:


1)        увеличилась ли скорость экспансии за счет изменения скоростей воздушных и наземных объектов (военные и военно-транспортные самолеты, перемещение тяжелой артиллерии и танков, военных и военно-транспортных судов и т.д.);


2)        насколько повлияли технологии на развитие дорожного и железнодорожного покрытия, их разветвление и транспортное обеспечение в труднодоступных и глубоких пространствах, прохождение судов в критических условиях (полярное судоходство), расширение навигации в сложных погодных условиях и т.д.;


3)        оценка ресурсного обеспечения глобализации (в информационной, воздушной и наземной сферах);


Таким образом, поставленные вопросы можно свести к общей проблеме – насколько технологическое развитие второй половины ХХ и начала ХХI вв., повлияло на возможности региональных и глобальной державы расширять свои пределы экспансионистских (имперских) возможностей и тем самым включать дополнительные пространства в свою исключительную сферу влияния. 


Исходя из «циклов Кондратьева», развитие технологий и их внедрение в экономическую систему, находится в данный момент на понизительной стадии пятого технологического цикла. Этот цикл, на который и пришелся распад СССР, характеризуется разработкой внедрением микроэлектроники, мобильной связи, Интернета и компьютерной техники.  Данные технологические достижения, главным образом, затронули развитие коммуникационных сетей и, следовательно, информационной составляющей экспансии. Однако и этот технологический скачек истощился к осени 2008 года.


 Остальные факторы экспансии, такие как достижение, в транспортных технологиях (скорости передачи военных и гражданских грузов) остались на том же уровне, что и в фазе 4 и даже 3 технологических циклов. 


Полезным вкладом в разрешении поставленных вопросов является «транспортная теорема» С. Переслегина, которая позволяет оценить пределы имперских пространств через так называемую «транспортную теорему», которая представляет собой рамочное геополитическое утверждение, носящее интегральный характер: она позволяет оценивать политическую стабильность государственных образований, используя только открытую информацию и очевидные общие соображения.


«Транспортная теорема» рассматривает два механизма, ограничивающих пространственное развитие государственных организмов: управленческий и экономический. Первый значительно более прозрачен.


Пусть V – характерная скорость перемещения информации внутри государства, a T – характерная длительность процессов, подлежащих управлению из центра. Тогда, согласно «транспортной теореме», «приведенные к кругу» размеры государства не могут превышать Vt. Для доиндустриальных государств значение V лежит между пятьюдесятью и сотней километров в сутки, a t в зависимости от исторической эпохи и привходящих обстоятельств составляет от четырех до десяти дней. Таким образом, приведенный радиус древних и средневековых сухопутных империй меняется от 200 до 1000 километров, причем с улучшением вооружения и увеличением маневренности боевых действий (как внешних, так и внутренних) эта величина уменьшается. Верхний предел достигнут лишь в Риме, чьи дороги являются одним из Чудес Света, притом единственным, доныне используемым по прямому назначению.


Для морских государств характерные скорости передачи информации – даже в античную эпоху – составляли 150–200 километров в сутки. Однако мореплавание сопряжено с риском и к тому же до позднего Средневековья носило сезонный характер. Учитывая показатель риска и коэффициент сезонности, получаем те же по порядку величины характерные размеры [6, с.53].


Однако, здесь необходимо учесть, что водные коммуникации дают неоспоримое преимущество глобальной торговли и, таким образом, коэффициент неравноправного обмена товарами увеличивается, что предполагает значительные финансовые дивиденды морским державам. 


Из приведенной С. Переслегиным теоремы также следует:


1)      Экономическая плоскость «транспортной теоремы» носит значительно более сложный характер. Ее составляющие: общий товарный рынок, гарантированные коммуникации, внешняя безопасность.


2)      Издержки окраин:   государственные налоги и поборы (в том числе налог кровью), а также отсутствие суверенитета, что подразумевает наличие дополнительных личных рисков у местных элит.


3)      Условия сохранения общеимперской экономической системы является: общеимперская транспортная сеть должна обеспечивать пропускную способность товаров окраин для обмена с центром и другими перифериями. Центр должен стремиться избегать возможной автаркии окраин иначе издержки империи начинают превышать ее экономическую выгоду, которая, естественно, снижается по мере роста автаркии.

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.