Ирхин А. Постсоветское пространство: интеграционные проекты Запада - исторический опыт, общие черты и различия

    В анализе интеграционных моделей, выдвигаемых западной цивилизацией в отношении евразийского пространства, необходимо учитывать, что современный Запад не является единым силовым центром. Его деление как минимум на два геополитических ядра – ЕС (Германия) и США проявляется, в том числе, и на данном макрорегиональном уровне. В  свете разделенности  западной цивилизации на теоретическом и практическом уровнях возникает проблема – как рассматривать современный ЕС – как самостоятельного игрока или как элемент геополитических технологий политики США, когда Европейский союз становится и используется Вашингтоном в качестве геополитического плацдарма для экспансии в Евразии. Современная поддержка экспансии ЕС на Восток, а не на Юг, преследует те же цели, что и были сформулированы в начале ХХ в. Х.Маккиндером и Р.Челленом, реализуемыми модернизированными методами. Поэтому возникает опасность того, что формат Европейского союза в эпоху «столкновения цивилизаций» ожидает приблизительно такая же судьба, что и государств «санитарного пояса» в 30-е гг. ХХ в. В любом случае, Украина в такой игре становится «прифронтовым» государством [1, с.490].


    Реализуемые на постсоветском пространстве интеграционные модели  обладают, в отличие от европейской интеграции, ярко выраженной спецификой, которая определяется тремя параметрами: динамикой, темпами, и формами объединения. При этом динамика может не означать поступательного развития – от относительно простых государственных форм к более сложным интегрированным образованиям, что при всей неоднозначности процесса характеризует становление европейского интеграционного проекта. Темпы интеграции в европейском регионе и на постсоветском пространстве также принципиально различаются: если в начале 2007 г. в Европе этот процесс практически завершается  (членами ЕС стали Румыния и Болгария), то судьба СНГ и его очертания пока рассматривается весьма туманно [2].


   В настоящее время, Европейский союз является активным игроком на постсоветском пространстве, однако степень его интеграции, не позволяет выдвинуть и реализовать один общеевропейский проект для постсоветского пространства, кроме уже вошедшей в ЕС Прибалтики. В то же время, даже в этих условиях, наряду с активной политикой отдельных государств, прослеживается общеевропейский подход  к освоению данного макрорегиона. Так, объединенная Европа воспринимает пограничные с ней территории, как источник угроз. Единственный способ их устранения –  распространение на ближайшие государства  западноевропейской модели либеральной рыночной экономики и демократии. Таким образом, по очень точному выражению немецкого экономиста Г.Варубы, основное содержание внешней политики ЕС составляет экспансия без расширения. Евросоюз, таким образом, в отношениях с внешним миром ориентирован на имперскую составляющую: современная объединенная Европа обеспокоена не только и не столько достижением однородности внутреннего пространства, сколько проецированием своей власти на внешний мир [3, c. 85].


По справедливому замечанию российского исследователя С.Переслегина – «…Уже сейчас на западной границе России сталкиваются два альтернативных интеграционных плана: российский, не имеющий даже своего названия, и европейский, воплощенный в сотнях томов документов, в миллиардах евро, в историческом опыте, адекватной инфраструктуре» [4, c.161]. «… Понятно, что России с ее 0,5 триллиона долларов валового продукта не пришло время всерьез противостоять экспансии ЕС. Действительно, в 2003 г. оба стратегических столкновения в Молдавии и в Грузии были проиграны Россией. Однако рискну предположить, что в этих поражениях Россия была заинтересована, вследствие не безграничности ресурсов ЕС» [4, c. 161]. В результате Европейский союз, втянувшись в трудноразрешимые проблемы околороссийского пространства в Украине, Молдавии и на Кавказе будет вынужден отказаться от них.


На дедуктивном уровне объединенная Европа пытается создать на своих восточных окраинах пространство, которое резко бы не контрастировало с ним, а переход не носил характер резкого «обрыва» европейской цивилизационной платформы.  


Особым раздражителем для России в политике ЕС является Политика Восточного партнерства. Однако ее негативный лоск сильно переоценивается российскими политиками и экспертами по следующим причинам.


Во-первых, в данной программе отсутствует главный стимул – перспектива членства собственно в ЕС.


Во-вторых, сама программа является производной уравновешивания южного вектора Европы (инициатива Франции по созданию Средиземноморской инициативы) вектором Польши и стран Балтии, которые,  в общем, подчинены логике создания и обустройства стабильного геополитического и геоэкономического   пространства, прилегающего к ЕС, поэтому необходимо не переоценивать в негативном плане данную программу.


 При дальнейшем ослаблении США произойдет определенная передача ответственности в рамках «западной цивилизации» от первой сверхдержавы к главному игроку на европейском континенте – Германии (что нельзя исключать, при ужесточении позиций и взаимной политики двух центров западной цивилизации). В этом контексте, целесообразно ожидать значительную активизацию немецкой политики в центрально-европейском регионе (Польша, Прибалтика) и на постсоветском пространстве, которая будет замещать американские позиции: в политической, энергетической и экономической сферах, а также в области «мягкой силы». В настоящее время, российский ответ соответствует сталинскому механизму конца 1930-х по смягчению немецкой экспансии (через поставки необходимых германской экономики сырьевых товаров) с одновременным выдавливанием интересов англосаксов, однако последние создали восточноевропейский санитарный пояс, отделяющий Москву от Берлина. Внешнеполитический механизм США реализуется через британский имперский принцип «balance of power» и позволяет получать максимальный, но опосредованный контроль над макрорегионом, разыгрывая противоречия между различными геополитическими центрами при минимальной ресурсной затратности. 


 


Список использованных источников


 


1)  Золотокрылин О. В. Компаративный анализ интеграционных процессов в Европейском и постсоветском пространствах [Электронный ресурс] / О. В. Золотокрылин. – Режим доступа: www.zn.ua/1000/1550/67745.http://politex.info/content/view/406/40/.


2)  Суліма Є. М. Глобалістика: підручник / Є. М. Суліма, М. А. Шепєлєв. – К.: Вища освіта, 2010. – 544 с. 


3)    Морозов В. Европа: ориентация во времени и в пространстве / В. Морозов // Россия в глобальной политике. — 2008. — №3. — С.78–89.


4)  Переслегин С. Б. Самоучитель игры на мировой шахматной доске / Переслегин С. Б. – М.: АСТ; СПб.: Terra Fantastica, 2005. – 619 с.

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.