Ирхин А.А. Мировой экономический кризис и процессы формирования новой системы международных отношений

    Процессы формирования новой системы международных отношений, проходят в условиях, когда не устоявшиеся основы монополярного мира накладываются на новые тенденции развития международных отношений: глобализацию, регионализацию противоречивые процессы интеграции и дезинтеграции, усиление роли транснациональных компаний и изменение влияния национальных государств в мире, глобальный экономический кризис, который обуславливает трансформацию внешнеполитической стратегии великих держав.       Целью данной публикации является изучение факторов влияния глобального экономического кризиса на процессы формирования новой системы международных отношений. Задача статьи состоит в выявлении моделей развития формирующегося мирового порядка. В современных условиях глобальный экономический кризис становится основной переменной формирования новой системы международных отношений. Особенностью нынешнего кризиса, как отмечает российский академик С. Глазьев, является исключительно большой размах финансовых флуктуаций (колебаний), подпитываемых глобальными финансовыми пирамидами долговых обязательств эмиссионных центров мировых валют. Вхождение этих пирамид (прежде всего, казначейских обязательств США и забалансовых деривативов американских финансовых институтов) в фазу саморазрушения сопряжено с исчерпанием возможностей экономического роста на основе существующего технологического уклада. Поскольку произошла синхронизация структурного экономического и финансового кризисов, борьба с последним при игнорировании первого обречена на провал, так как сама по себе не открывает новых возможностей экономического роста. Наиболее заметной причиной глобального финансового кризиса является лавинообразное расширение теневого сектора производных финансовых операций (деривативов), не учитываемых в балансах финансовых институтов и нерегулируемых государством, повлекшее системную недооценку финансовых рисков, образование гигантских финансовых пузырей и их последующий коллапс. Объем деривативов более чем на порядок превышает совокупную денежную массу всех стран мира (а по отдельным экспертным оценкам масса деривативов приближается к 18-20 мировых ВВП). Интересным фактом, заслуживающим внимания является, то, что в США, как в ядре мировой финансовой системы были сдерживающие факторы развития современного финансового кризиса. В 1999 году был отменен закон от 1933 года Гласса — Стигаля, который сдерживал банковскую систему от втягивания в спекулятивные злоупотребления и образования финансовых пузырей. В 1999 году Ларри Саммерс (глава Национального экономического совета США, в прошлом секретарь Казначейства США) с сенатором Филом Граммом провели Закон «О модернизации финансовых услуг», по которому коммерческие банки, брокерские фирмы, институциональные инвесторы, пенсионные фонды и страховые компании могли свободно вкладывать деньги в другой бизнес, а также полностью интегрировать свои финансовые операции. В 2000 году тот же Саммерс инициировал закон «О модернизации товарных фьючерсов», который санкционировал производные финансовые инструменты – деривативы, торговля которыми за балансами финансовых институтов, без государственного надзора и «вне биржи» породила спекулятивный рост на сырьевые товары включая нефть и продукты питания, а также финансовые пузыри, крах которых повлек за собой мировой финансовый кризис [4]. Взгляд на экономический кризис с другой стороны позволяет сделать вывод, о том, что он является также кризисом глобализационных процессов. Его природа находит разные объяснения в кругах политических и экономических экспертов. Однако кризис глобальной экономики, скорее всего, будет смягчаться путем перехода к региональным экономическим блокам, что будет сопровождаться формированием региональных военно-политических систем. Это направление развития, наряду с технологическим постиндустриальным обновлением культуры производства и социальной жизни, выведет экономики государств на новую повышательную стадию «циклов Кондратьева». При этом смена фазы глобализации фазой регионализации неизбежна в процессе глобального экономического кризиса. Аргументация действующих политиков ведущих стран мира в пользу того, что из кризиса необходимо выходить вместе и укреплять тем самым глобальное направление развития не будет функциональной вследствие ряда факторов. Во-первых, в кризисных обстоятельствах каждое из государств испытывает собственные затруднения и занято выполнением минимальных социальных обязательств при одновременном сокращении возможностей воздействия на кризисные явления. Возможности управления и ресурсы для координации действий для деятельности в рамках глобальных проектов существенно сокращаются. Во-вторых, факторы, обеспечивавшие экономический рост капиталистической системы с начала 1980-х гг. в рамках глобализации информационных процессов и производства исчерпали себя. Основная причина здесь кроется в финансовой политике ТНК, которые, опираясь на государственные системы стран пребывания через структуры МВФ, формировали спрос в «неразвитом мире» на свои товары путем предоставления кредитов. Такой алгоритм имеет жесткие временные ограничения, когда «вымытые ресурсы» «третьих стран» уже недостаточны для продолжения функционирования модели. Эта методология отражает алгоритм реализации Вашингтонского консенсуса, задача которого заключалась в демонтаже национального суверенитета стран-заемщиков в интересах международного капитала, осуществлении жесткого контроля за действиями их правительств, обеспечении соответствия проводимой ими политики потребностям иностранных инвесторов. Содержание концепции Вашингтонского консенсуса есть ни что иное, как технология такого контроля. Этим объясняется и выбор примитивных, но весьма удобных для внешнего контроля методик планирования экономической политики. Задавая жесткий план прироста денежной массы, приватизации госимущества, либерализации цен и внешней торговли МВФ одновременно блокирует свободу действий во всех других вопросах экономической политики правительства, которое становится, таким образом, подконтрольным. Такая политика не обеспечивает экономический рост, но гарантирует управляемость, прозрачность и предсказуемость действий (точнее бездействия) государства, что важно для международного финансового и торгового капитала, заинтересованного в установлении контроля над рынками соответствующих стран. В-третьих, кризисные явления в экономической и социальной жизни вызовут трансформацию политических систем государств. Существующая политическая парадигма не позволит выйти из кризиса. В условиях незападных цивилизаций демократическим лоском подменяется связь элиты с собственным народом. Элиты в этом смысле ориентируются на внешние центры управления и не выполняют свои функции. При стабильном развитии общества и экономическом росте возникает феномен безразличия народных масс к политике, а манипулятивные технологии позволяют существовать элите автономно от населения. При этой модели возникает также феномен определенного консенсуса: население получает возможность потреблять необходимое, а элита обеспечивает себе сверхвысокий уровень потребления. Такая система имеет в кризисных условиях достаточно ограниченный ресурс времени, так как сокращается возможность поддерживать удовлетворяющий население уровень потребления и, напротив, с целью сокращения государственных расходов элиты отказываются обеспечивать оставшиеся социальные обязательства и усиливают налоговое давление при сохранении своих привилегий. Однако любой налоговый и социальный прессинг имеет пределы эксплуатации социально-экономических систем, когда два фактора могут сформировать угрозы элитарным слоям – вымирание населения или протестные и революционные движения народных масс. При этом конфликт усиливается увеличением в условиях системы глобализма тоталитарных тенденций не только в сфере политики, но и в бизнесе и социально-экономической системе. Речь идет о том, что глобальные корпорации, распространяя свою деятельность на Украину, внедряют свои западные по происхождению и тоталитарные, по сути, принципы и методы управления на уровне производства и других форм ежедневного социального взаимодействия [5, с.495]. Учитывая, что в условиях кризиса ядро капиталистической системы будет перекладывать проблемы на полупериферию, а последняя на периферию, то в периферийной украинской экономической системе будет и далее повышаться уровень социально-экономической эксплуатации населения. Следует понимать, что страны институты ядра мировой финансовой системы будут пытаться использовать свое доминирующее положение для выживания за счет присвоения ресурсов периферийных стран путем установления контроля за их активами. Достигаться это будет обменом эмиссии резервных валют на собственность принимающих эти валюты стран.

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.