Цена измены элиты

     Меня всегда удивляла циничность компрадорской политической и бизнес элиты. Но когда она достигает своего апогея? По свей видимости, этот процесс происходит, когда государственная элита начинает ориентироваться на зарубежные центры и защищать исключительно зарубежные национальные интересы, а местное – «аборигенное» население становится своего родом гумусом – биологическим удобрением и питанием для «более высшей нации или расы».


   Далее будет дан статистический анализ последствий дезинтеграции Советского Союза в рамках социальной системы УССР — Украины. 


 Распад Советского Союза – геополитического проекта, в котором реализовался очередной этап защиты, прежде всего, социальных интересов «туземного» населения от экспансии западной цивилизации, имел следующие социально-экономические последствия для украинского государства.


  Во-первых, демографические потери с момента наивысшей численности населения (52, 24 млн. человек в 1993 году) составили в Украине 5,87 мнл. человек (до 46, 37 млн. в 2008 г.), или на 11,2% [1, с.17]. Причем такое положение дел признается всеми участниками украинского дискурса, а сторонники прозападного, евроинтеграционного курса определяют и отличную от Европы природу и причины таких демографических потерь – несбалансированность между  мерами, направленными на оздоровление экономики и проведение взвешенной социальной политики [2, с 176].


  Во-вторых, вследствие распада евразийского пространства украинская экономика претерпела колоссальный процесс деградации и спада, перейдя к производству на экспорт сырьевых и сельскохозяйственных ресурсов и другой продукции с низкой добавочной стоимостью. Причем, в тех экспортоориентированных отраслях, где Украина является «лидером», уровень производства не восстановлен по сравнению с 1991 г. (к примеру, современный уровень производства стали сопоставим с 1968 г. За три предреформенные пятилетки (1976-1990 гг.) было собрано 649, 6 млн. т. зерна, а за три пятилетки реформ (1991-2005 гг.) 506 млн. т. Разница составляет 143, 2 млн.т.) [3, с. 382]. В других «неконкурентоспособных» отраслях промышленности и сельского хозяйства положение гораздо более драматическое (выпуск станков – основы машиностроения практически прекращен, поголовье крупного рогатого скота к 2006 году составило 6, 7 млн., тогда как 1915 году оно было на уровне 9,1 млн. голов) [4 с, 262] .  В настоящее время ВВП Украины оценивается лишь в 66 % от уровня 1990 года [5].


  В-третьих, итогами распада общего пространства стало драматическое сокращение потребительской корзины питания населения. В этом контексте в России и Украине ситуация практически схожая – в среднем снижается сокращение белка на одну треть, причем благополучная часть не снижает потребления мяса, молока и яиц, тогда как большая часть населения переходит еще к большому несбалансированному питанию [6, с.59]. При этом самый сильный провал по потреблению мяса в тройке Украины, России и Беларуси произошел на Украине – с 70 до 30 кг., на душу населения в год              [7, т. 3, кн.2, с. 601].


  В-четвертых, произошла колоссальная деградация социальных обязательств государства перед своим населением – начиная от сферы образования и медицины и заканчивая системой ЖКХ.


  В-пятых, Украина не смогла сохранить целостность своего геополитического пространства. В 2009 г. Украина уступила часть своей территории Румынии. Причем это было сделано во время президентского срока В. Ющенко – наиболее прозападного из всех президентов за время независимости страны. В итоге по решению Международного суда в Гааге под контроль Румынии перешло 79,34% спорных территорий нефтегазоносного Черноморского шельфа [8].


  В то же время, необходимо отметить, что распад советского проекта имел драматические социально-политические последствия и сдвиги, но уже не на страновом, как в случае с Украиной, а глобальном масштабе – произошло колоссальное перераспределение мировых доходов в пользу богатого меньшинства земли, что и стало главным следствием финансовой и информационной глобализации. Наиболее явным кризисным проявлением системы глобализма является фактор консервации бедности и расширение её масштабов. Разрекламированное выравнивание уровней развития в результате глобализации осталось иллюзией. Перераспределение доходов в условиях глобализации происходит в пользу корпораций. Особенно сильно правила игры в глобальной партии ударили по слаборазвитым странам, делая из них сырьевые придатки  и, если в 1973 г. соотношение доходов между развитыми государствами и странами, которые развивались, составляло 44:1, то в настоящее время, данное соотношение выглядит таким образом – 77:1 [9, c.76]. Западные страны в результате коллапса СССР перераспределили его обширные рынки и разрушили социально-экономическую систему, «переварив» её в котле глобализации. Такое положение дел стало возможным, только при гарантии элите постсоветских республик  присоединения, отдельно от своего населения, к «развитому обществу Запада». Однако сверхпотребление обществ Запада и, прежде всего США (где производится 20% мирового ВВП, тогда, как потребляется около 40%), привело эту систему, куда так стремилась постсоветская элита, к  кризису.


  Вскоре при различных негативных вариантах развития кризиса в рамках глобальной финансово-экономической системы, местные элиты начнут испытывать, как внутренние, так и внешние угрозы – последствия своего эгоистического выбора и будут вынуждены прибегнуть к патриотической риторике или эмигрировать, не выдержав реалий двойного давления. 


                               Список использованных источников


 


1.  Кара-Мурза С. Г. Куда идем? Беларусь, Россия, Украина / С. Г. Кара-Мурза, С. Г. Мусиенко. – М.: «Эксмо; Алгоритм», 2009. – 432 с.


2. Горбулін В. П. Системно-концептуальні засади стратегії національної безпеки України: монографія / В. П. Горбулін, А. Б. Качинський. – К.: ДП «НВЦ» «Євроатлантикінформ», 2007. – 592 с.


3,4    Кара-Мурза С. Г. Куда идем? Беларусь, Россия, Украина / С. Г. Кара-Мурза, С. Г. Мусиенко. – М.: «Эксмо; Алгоритм», 2009. – 432 с.


5. Толстов С. В. Перспективы Евразийского интеграционного проекта. Россия примеряется к мировым экономическим и политическим процессам [Электронный ресурс] / Сергей Валерианович Толстов. – Режим доступа: http://www.ng.ru/courier/2011-10-31/11_perspective.httml.


6. Кара-Мурза С. Г. Куда идем? Беларусь, Россия, Украина / С. Г. Кара-Мурза, С. Г. Мусиенко. – М.: «Эксмо; Алгоритм», 2009. – 432 с.


7. Цивилизационная структура современного мира: [в 3 т.] / под редакцией Ю. Н. Пахомова, Ю. В. Павленко [и др.]. – Киев: Видавництво «Наукова думка» НАН України, 2007. – 691 с.


8.  Коммерсантъ Украина –  № 18 от 04.02.2009 [Электронный ресурс]. – Режим доступа:  http://www.kommersant.ua/doc.html?docId=1113110.


9. Білорус О.Г. Глобальні стратегії Євросоюзу: [монографія] / О.Г. Білорус, Ю.М. Мацейко, І.І.Вітер; за наук. ред. О.Г. Білоруса. – К.: КНЕУ, 2009. – 528 с.

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.