Ирхин А. О кризисе политической идеологии в странах постсоветского пространства (часть 2)

     На общем уровне стратегия любых избирательных кампаний сводится к использованию трех направлений технологий манипулирования.


  1. Использование избирательных технологий, направленных на воздействие на подсознание: символы (Фрейдизм), игра текстов (применение методов нейро – лингвистического программирования и психолигвистики).
  2. Применение технологий, направленных на воздействие на области мозга, отвечающих за сознание человека (главным образом, обещания повышения социальных стандартов жизни).
  3. Совмещение первых и вторых подходов.

     Анализ последних электоральных баталий на украинском примере, дает четкое представление о том, что БЮТ применял в основном первую методологию, начиная от символов, заканчивая самой оболочкой проекта, тогда как Партия регионов опиралась на воздействие на сознание человека.


Методы воздействия на сознания несут в себе большую ответственность, так как предполагает выполнение тезисов обещанных предвыборных программ, тогда как первая стратегия имеет больший ресурс временного манипулирования.


В тоже самое время, при моделировании внутренних политических циклов, необходимо учитывать уровень субъекности государства. Существует ряд стран, находящихся, по сути, под внешним управлением (в американском определении «fallen country»). Для реализации своих претензий на власть данные политические элиты вынуждены опираться на внешние силы, разыгрывая интересы конкурентных геополитических проектов.


 Одной из фундаментальных черт политического развития постсоветского пространства, является тот факт, что все попытки политических сил установить «цветные режимы», проходили с использованием методов воздействия на человеческое подсознание. То есть, при прочих равных, политические силы, которые начинают работать на отдаленный центр силы (в данном случае англосаксонский) используют методы воздействия на подсознание с целью размывания обыденного политического сознания местного населения.  Элиты, противостоящие либеральному проекту, апеллируют к логике и сознанию, хотя и те и другие находятся в ключевой зависимости от влияния Запада.


В недавнем прошлом украинский политолог Д. Выдрин разделил украинскую политическую элиту на тяжелую и легкую фракции. Легкая предпочитает ужин при свечах в беседах на английском языке, она существует за счет грантов и защищает интересы, ориентируясь на внешний силовой центр. Вторая, живет за счет откатов со строительства дорог, ремонта зданий и доходов от местной промышленности. Данное разделение наиболее четко проявило себя в Украине в 2004 году, однако и сегодня оно сохраняет свою актуальность. На данный момент наиболее четко проявилось разделение между двумя политическими силами, которые прибегают к поддержке  различных геополитических проектов с целью получения политической власти в Украине. С одной стороны это В. Кличко и политическая сила «УДАР», который ориентируется и ищет поддержки на Западе (в первую очередь США, а потом Германии) и В. Медведчук, который пропагандирует евразийский выбор украинской элиты.


Не вдаваясь в подробности, отметим, что на данный момент деятельность команды В. Кличко является более системной и обдуманной, охватывающей все регионы Украины с подбором харизматичных молодых представителей своей политической силы. В противовес анализ деятельности команды В. Медведчука вызывает разочарование – помимо бордной агитации, которая без подкрепления других видов деятельности выглядит абсурдной и, следовательно, является кране бесполезной в этом случае, проводятся закрытые камеральные конференции по всем регионам Украины, о которых даже научное сообщество узнает постфактум. Создается впечатление, что эта деятельность не опирается на функциональный подход, а реализуемый формальный подход позволяет осваивать с минимальным напряжением для себя финансовые ресурсы, заложенные на реализацию политического проекта В. Медведчука и на евразийский выбор украинской элиты.


Однако вне зависимости от регионального происхождения украинской политической элиты и тех внешних центров, к которым они апеллируют с целью получения власти, перед ней будет стоять вопрос кризиса политической идеологии так как в существующих рамках использованы практически все возможности для манипулирования с учетом вышеуказанных методологий. Для определения функциональных направлений последней на первом этапе необходим подробный анализ состояния украинского социума. 


В то же самое время, даже без этого анализа можно определить общие черты функциональной политической идеологии.


Во-первых, в условиях глобального финансово-экономического кризиса в глобальном масштабе наблюдается «левый поворот», то есть политики будут вынуждены выдвигать более левые социальные тезисы в своих программах для того, чтобы население их восприняло. Производный вывод – либерализм в настоящее время может быть популярен только в легкой «фракции» украинской элиты.  Любая политическая партия или политическая сила, которая положит либеральные идеи в основе своей предвыборной кампании, обречена на провал. В капиталистической системе либерализм в годы экономического кризиса не может быть популярным, так как он сам находится в кризисе.


Во-вторых, если отбрасывать политическую лирику, то украинское государство находится под значительным внешним влиянием нескольких центров силы, основными из которых является ЕС (с его немецко-французским центром), РФ и США. После 2008 года в результате внешнеполитических договоренностей (одного из вариантов геополитического обмена) американские интересы в Украине были минимизированы. Каждый из этих центров располагает набором факторов влияния на украинскую элиту и будет использовать свои сильные стороны против слабых сторон своих конкурентов и их украинских контрагентов. То есть, украинская государство, которое в цивилизационном плане является разделенным, что ясно проявляется в электоральных предпочтениях населения ставит перед США, ЕС и Россией несколько вариантов разыгрывания украинской карты, что на прямую влияет на положение украинской элиты: быть единой, прозападной и антироссийской, сохранить территориальную целостность, ориентируясь на евразийский курс развития и быть разделенной между Россией и ЕС. Последний вариант, хотя и кажется весьма гипотетическим, учитывается с середины 1990-х гг. американскими политологами, которые имеют прямое отношение к принятию политических решений в Вашингтоне, который по прежнему является   главным дирижером современного мирового порядка.     


  

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.