Ирхин А. Интеграционная политика Турции на постсоветском пространстве в контексте национальных интересов России (Часть 1)

После распада СССР и ослабления внешнеполитических позиций Российской Федерации, Турецкая Республика попыталась заполнить вакуум политического влияния на постсоветском пространстве, образовавшийся на южных границах бывшего СССР. Также предпринимались попытки поддержки сепаратистских движений, развивающихся в границах самой РФ. В сфере практической геополитики, ослабление Москвы способствовало появлению для Турции нового пространства для экспансии и сотрудничества с новыми независимыми государствами, однако оно скрывало также большой потенциал нестабильности и конфликтогенности. Со своей стороны, США и стержневые государства Западной Европы были заинтересованы в «турецком открытии» автаркичного пространства бывшего коммунистического блока.   


Геоэкономический аспект северо-восточных  устремлений Турции был обоснован уязвимостью государства в собственном доступе к нефтегазовым ресурсам. Распространение своего влияния на тюркские государства Центральной Азии и Кавказа давал новые возможности для экономического и военно-политического развития страны.  


Ослабление бывшей второй сверхдержавы и соглашательская политика России с западноевропейскими странами и США в начале 1990-х гг., а также культурная близость Турции к тюркским народам бывшего СССР позволили государству объявить себя опекуном и старшим братом (agabeylik) для тюркских государств. В1992 г. президентом Турции Т.Озалом был выдвинут тезис – «Тюркский мир станет доминирующим фактором на евразийском пространстве от Балкан до Китайской стены».


О новом направлении внешней политики Турецкой Республики было провозглашено в турецком парламенте 30 июля 1993 года: «Появление новых независимых государств на постсоветском пространстве положило начало чрезвычайно новому и важному развитию для Турции. В 2000-е  годы государство должно стать центром притяжения в этом обширном регионе. Связанная с тюркскими республиками близкими отношениями, она имеет перед ними особые обязанности и обязательства в процессе их открытия миру и интеграции в мировое сообщество».


 Попытка распространения турецкого влияния была направлена не только на государства с преимущественно тюркским населением, но и на отдельные территории. Так, попытка значительного усиления турецкого влияния была направлена и на юг Украины. После возвращения в Крым крымским татарам необходимы были средства для своего обустройства. Фактически после распада СССР Украина осталась одна перед этой проблемой, а экономический кризис середины 1990-х гг. сделал её долгосрочной. Правительство Турции обещало оказать поддержку Украине в процессе возвращения и обустройства крымских татар, вследствие чего были приняты программы в разных сферах, в том числе в строительстве жилья («тысяча квартир»). Однако большинство из них было свернуто, так как требовало значительных финансовых затрат.  В Крыму был открыт офис ТИКА (Турецкое агентство международного развития), через который продолжают реализоваться программы в основном в сфере гуманитарного сотрудничества. Предполагалось, что экономический потенциал и финансовые возможности Турции вполне достаточны не только для оказания помощи, но и для мощного инвестирования в экономику тюркских республик. В мае2000 г. президент Турции С.Демирель накануне истечения своего срока полномочий в речи на саммите глав тюркских республик в Баку  заявил, что возникший после распада  СССР тюркский конгломерат не что иное, как «исторический шанс которым необходимо воспользоваться и локомотивом тюркского сообщества готова стать Турция».    


 Турецкую экономическую, политическую и гуманитарную экспансию, осуществляемую с целью консолидации тюркских народов целесообразно разделить на два этапа:


      1) 1992-1997 гг. – время активной экспансионистской политики Турецкой Республики.


      2)1997 г. – и до настоящего времени – осознание турецкой элитой ограниченности своих материальных ресурсов и начало восстановления экономического и политического потенциала РФ в регионе. На протяжении первого этапа турецкая сторона была доминирующим иностранным торгово-экономическим партнером тюркских государств. Государство демонстрировало своим младшим тюркским партнерам готовность выступать лидером развития региона и осуществлять значительные материальные вложения. В сжатые сроки были согласованы и подписаны с каждой из республик соглашения о торговле, взаимном поощрении и защите инвестиций, устранении двойного налогообложения, установлении прямого авиасообщения. В1992 г. было создано при Министерстве иностранных дел «Турецкое агентство международного развития» (ТИКА), которое ведает всем спектром отношений Турции с тюркскими государствами, а также с тюркскими народами, проживающими на территории бывших советских республик,  в области экономики, культуры, образования, туризма и т.д. Офисы ТИКА были открыты на территории Молдавии, Монголии, Таджикистана, Грузии, Узбекистана, Азербайджана, Украины (в АРК), балканских стран и на территории Кипра. В сфере экономики основным направлением деятельности ТИКА является оказание помощи в экономическом подъеме тюркских государств и национальных тюркских меньшинств в постсоветских государствах, развертывание совместных проектов и программ, регулирование правовых, технико-экономических, социальных и экологических вопросов сотрудничества. В число приоритетных задач поставленных перед ТИКА, входит содействие в проведении структурных и рыночных преобразований, создание условий для быстрой интеграции государств и мест компактного проживания тюрков в мировое хозяйство. При выполнении этих функций представители ТИКА могут привлекать к участию в отдельных проектах, государственные министерства, предприятия и банки, сотрудничать с международными организациями, включая ООН, и структурами отдельных зарубежных стран. Начав с оказания гуманитарной помощи, Турция уже в1992 г. оказала тюркским государствам помощь в модернизации системы коммуникаций и транспорта. За исключением 10 км. участка границы с Нахичеванской автономией Азербайджана, Турция не имеет общих границ с тюркскими государствами, и поэтому понимание транспортного вопроса в налаживании сотрудничества поставило перед государством вопрос о его участии, прежде всего в коммуникационных проектах, реализация которых объективно сближала стороны. Вопрос изменения транспортных потоков являлся стратегическим в попытке отрыва государств от Москвы. Поэтому уже в начальный период было принято решение об участии Турецкой Республики в международных проектах строительства железных и шоссейных дорог, переоборудования каспийских и черноморских портов. Начались обсуждения по строительству трубопроводных коммуникаций по транспортировке нефтегазовых ресурсов региона вне российских транспортных систем. Турция, прежде всего, была и остается заинтересованной в посредничестве при транспортировке через свою территорию каспийской нефти в Западную Европу. В этот период начинают обсуждаться амбициозные проекты по строительству нефтепровода Баку-Джейхан, который игнорирует интересы России в регионе. Транзит через Турцию энергоносителей в другие страны означало бы открытие новых возможностей для турецкой экономики и превращало бы ее в энергетический терминал.


К середине1994 г. между Турцией и республиками Средней Азии и Закавказья было подписано около 200 соглашений по торгово-экономическому сотрудничеству. Выделено по государственной линии около 1,5 млрд. долларов долгосрочных займов под низкий процент, 79 млн. прямой безвозмездной помощи, организовано спутниковое телевидение, заменившее русскоязычный канал, телефонная связь, воздушная связь и выделены тысячи стипендий для студентов. К этому времени в «братских» республиках работало около 1,5 тыс. турецких предпринимателей, прямые инвестиции которых достигли 1 млрд. долларов.


За всю историю Турецкой Республики это был первый амбициозный пример вывоза турецкого капитала. Внешняя картина страны-реципиента, которой гордились турецкие лидеры, постепенно вскрывала противоречия между амбициями и реальными возможностями государства. Турецкая экономика, находящаяся в хроническом кризисном состоянии, зависящая от западных заимствований была не в состоянии обеспечить потребности новых независимых государств в экономических ресурсах. К середине 90-х гг. стало очевидным, что ограниченные финансовые возможности Турецкой Республики являются непреодолимым барьером для расширения сотрудничества с тюркскими государствами. Ситуацию осложнили ряд внутренних и внешних факторов в самой Турецкой Республике. В1994 г.  Турцию потряс очередной финансовый кризис, который привел к новой волне прихода к власти происламских партий, которые, в свою очередь, свернули проведение некоторых пакетов реформ по либерализации экономики. Турция оказалась не в состоянии проводить активную внешнюю политику, требующую значительных материальных издержек.


Однако государство сумело сыграть значительную роль в регионе даже с учетом ограниченности собственных ресурсов.


Таким образом, Турция своей экспансионистской политикой способствовала на Балканах, Закавказье и в Центральной Азии  одновременно развитию региональных и глобальных интеграционных процессов, которые в целом отражали интересы Соединенных Штатов Америки в регионе. Сыграв активную роль в продвижении американских и западноевропейских интересов в «тюркском содружестве», Турецкая Республика выявила свою ресурсную ограниченность и неспособность для реализации планов по созданию собственной зоны ответственности «От Балканского полуострова до Великой китайской стены», сузив реализуемый проект до связей в гуманитарной сфере через структуры ТИКА. 

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.