Нелина Л.П., Ирхин А.А. Интеграционные императивы США в отношении постсоветского пространства (Часть 5)

    Опыт показал, что постсоветские  государства будут оказывать поддержку американским военным операциям, если их национальные интересы в этих операциях будут совпадать с американскими. Интересы России и восприятие характера российско-американских отношений будут непосредственно влиять на решения  правительств  постсоветских государств  сотрудничать с Соединенными Штатами Америки. Если российско-американские отношения будут рассматриваться враждебными, то правительства  постсоветских государств, граничащих с Россией, будут находиться перед выбором,  с кем сотрудничать. При этом маловероятно, что соседи России пожелают сотрудничать с США, а  для тех, кто выбрал путь сотрудничества с США, может  значительно увеличиться срок ожидания полноценного партнерства с Вашингтоном. Если отношения между США и Россией будут оставаться напряженными, то  Москва будет противодействовать любым усилиям  Вашингтона сотрудничать с соседями Российской  Федерации.  США должны уважать выбор соседей России  с кем и как сотрудничать, но это не означает, что Вашингтон должен отказаться от своего влияния и продвижения своих интересов в регионе. В то же время США следует ограничить  сотрудничество с явно авторитарными режимами на постсоветском пространстве. Так,  стремление США к сотрудничеству с режимом Ислама Каримова (Узбекистан)  противоречит  заявлениям и действиям Вашингтона   по поддержке демократии в регионе.  Последнее усиливает подозрения России в том, что   главной целью политики  США в этом регионе  является ослабление  влияния России. И наоборот, попытки вовлечь  Россию в диалог США с другими постсоветскими государствами, особенно, на многосторонних международных форумах, могли бы ослабить недоверие России к политике США на постсоветском пространстве.


   Поскольку экспорт энергоносителей является очень важной составляющей российской экономики, то долговременную политику США, отстаивающую  трубопроводы из Центральной Азии в   Европу в обход России   можно считать достаточно спорной. Россия  рассматривает враждебными попытки США поддерживать  решения европейских стран по диверсификации  источников импорта природного газа путем обсуждения альтернативных трубопроводных маршрутов в обход России.  США могли бы   принимать более скромное участие  в урегулировании с европейцами этих  болезненно воспринимаемых в   России вопросов.   Российско-американские и российско-европейские отношения могли бы значительно улучшиться, если США не оказывали бы  давление на международные энергетические компании, европейские и центральноазиатские государства по вопросу  изучения трубопроводных проектов  в обход России. Импорт природного газа   не проявил себя   полезным  для России    инструментом  политического воздействия   на заказчиков. 


Какую именно политику следует проводить США в отношении России и её соседей, если  отношения с ней  будут резко ухудшаться?  Рассматриваются некоторые моменты, которые могли бы в целом  негативно повлиять на качество  российско-американских отношений. Россия могла бы более решительно противодействовать конкретным направлениям американской внешней политики и действиям Вашингтона, которые она рассматривает дестабилизирующими, например, по  продвижению демократии. При этом Москва будет  пытаться сотрудничать со своими партнерами, будь это Китай, Иран или европейские страны, по противодействию аспектам американского влияния. Россия может использовать экспорт своих энергоресурсов в качестве политического инструмента влияния и  могла бы использовать силу для оказания давления на  пограничные с ней государства.  Российские лидеры могли бы продолжить критиковать политику США на международных форумах, при этом  позиция России в отношении Ирана могла бы резко измениться, по сравнению с  американской.  Законотворчество в России будет оставаться  нетранспарентным, а борьба за власть конкурирующих политических элит  будет вводить путаницу относительно истинных интересов и целей внешней политики России. Все это будет затруднять работу американских законодателей  по выработке политического курса относительно России и ее соседей. При развитии вышеуказанного негативного сценария   США придется продолжительное время  инициировать  усилия по улучшению двусторонних отношений с Россией, одновременно с этим Вашингтон  столкнется с  упорством России   в ходе реализации  своих предложений по оздоровлению двусторонних отношений.


 Реакция Белого Дома на резкое ухудшение отношений с Россией могла бы включить следующее. В попытках повлиять на внутриполитическую обстановку в России   руководство США могло бы преуспеть, если оно позволило бы взять инициативу в решении этой проблемы Евросоюзу. Оставаясь при этом на заднем плане  США,  могли бы ослабить  беспокойства России относительно  того, что США пытаются вбить клин между Москвой и Брюсселем. Если все же усилия США по оздоровлению отношений с Россией будут пробуксовывать, то Вашингтону, возможно, придется  внести коррективы в стратегию национальной безопасности по предупреждению транснациональных угроз, то есть компенсировать недостаток сотрудничества в этой области с Россией. В свете ухудшения отношений с Россией, возможно, придется пересмотреть    политику США в отношении  Ирана и Северной Кореи.  Правительству США, возможно,  также придется пересмотреть ядерную стратегию страны  с учетом недружественной или представляющей даже угрозу России. Одновременно следует оживить дискуссии с российской стороной по контролю за ядерными вооружениями,  чтобы отодвинуть риск ядерной войны.


Если Россия откажется  от контроля за ядерными вооружениями, то  США следует подумать над решением  реструктуризировать и сбалансировать свои ядерные арсеналы  с целью минимизировать риск возникновения ядерного конфликта с Россией. Одной из  самых больших проблем   во взаимоотношениях  с враждебно настроенной Россией  станет сотрудничество США и НАТО с соседями России.


 Если Россия не будет сотрудничать с США, и будет оценивать вовлечение США во внутренние дела ее соседей как враждебную акцию, то страны из ближайшего окружения России, сотрудничающие с США и НАТО, могут оказаться  в зоне большого риска. Однако этот риск может быть уменьшен, если эти страны по примеру Киргизстана и Казахстана будут одновременно  сотрудничать с США  и улучшать свои отношения с Россией. Таким образом,  даже в условиях враждебности со стороны Российской Федерации Вашингтону следует поддерживать ее постсоветских соседей, пытаясь одновременно улучшить отношения с Москвой.


При реализации внешней политики США необходимо учитывать,  что по существу, интересы России на постсоветском пространстве  являются  более жизненно важными, чем для США.  То есть, США при взаимодействии со странами из ближайшего окружения России должны использовать методы, которые скорее будут ограничивать, а не нагнетать враждебность России. Если российско-американские отношения будут ухудшаться,  то доступ в   регион вооруженных сил США будет проблематичным. В этом случае  Министерству обороны США придется рассматривать альтернативные  пути доступа американских военных в регион. Даже если Россия будет препятствовать оздоровлению российско-американских отношений,  руководству США следует сосредоточить свое внимание на том чтобы не допустить  ухудшения отношений с Россией до враждебных. В качестве примера сдержанности американской администрации во взаимоотношениях с Россией можно привести  ее  адекватную и спокойную реакцию на возобновление Россией учебно-боевых полетов, в том числе, у границ стран НАТО, стратегических бомбардировщиков Ту-95 МС (по классификации НАТО – «Bear-H») и  деятельности ее ВМФ в мировом океане после долгих лет застоя.  Сочетание уважения, спокойствия и адекватного поведения со стороны  руководства США и их вооруженными силами во взаимоотношениях с РФ можно рассматривать  моделью того, как необходимо реагировать в будущем на враждебные действия со стороны России.  В любом случае Вашингтону не следует рассматривать  Россию как  страну, которая представляет  угрозу  для США в области безопасности.


 Исходя из вышеизложенного анализа, можно сделать следующие выводы.


Во-первых, интеграционная активность Вашингтона на Большом евразийском пространстве реализуется посредством трёх моделей: ГУАМ, Большой Черноморский регион и Большой Центральной Азии. При этом первая модель прошла все три уровня реализации американской геостратегии: концептуальную, доктринальную и реализации, тогда как два остальных находятся на концептуальной стадии.


Во-вторых, три представленных интеграционных проекта не включают Россию, поэтому на дедуктивном уровне справедлив будет вывод о том, что американская модель Евразии – это Евразия без России, то есть РФ через американские интеграционные инициативы вытесняется из Европы и Центральной Азии одновременно на северо-восток континента.


В-третьих, фундаментальными геополитическими ограничителями в реализации трёх представленных моделей является возможность США, как государства, оперирующего морской стратегией, проникать вглубь сухопутных пространств. Переменными условиями является относительное ослабление мощи Запада, экономические кризисы, которые сокращают ресурсы для наступательной внешнеполитической стратегии в периоды длинных понижательных волн «Циклов Кондратьева».


В-четвертых, ретроспективный анализ показывает, что между периодами  разработки и выдвижения внешнеполитической концепции и другими этапами реализации геостратегии  могут  проходить различные временные промежутки. К примеру, концепции повторяющие в пространственном аспекте ГУУАМ были выдвинуты в рамках западной цивилизации после Первой мировой войны, однако на доктринальном и практическом уровне они начали реализовываться при очередном цикле ослабления Большого евразийского пространства – через 80 лет. Место Украины в трансформационных процессах международных отношений напрямую зависит от объективности определения национальных интересов, за которыми стоит геополитическая самоидентификация украинской политической элиты. Участие Киева в антиевразийских интеграционных моделях противоречит базовым геополитическим, геоэкономическим и цивилизационным интересам Украины, что не может отвечать стратегическим перспективам развития.          


 


 

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.