Ирхин А.А. Центр большого конфликта переносится c Ближнего и Среднего Востока в Юго-восточную Азию (Часть 1)

     Великие державы переносят центр военно-экономического, политического и цивилизационного противостояния с периферии России и Европейского союза (Ближний и Средний Восток) в зону интересов Китая, Японии и США (Юго-восточная Азия).  Данные трансформации происходят с одновременными революционными внешнеполитическими договоренностями между Россией и Японией, переброской американского флота в регион и военным возрождением Токио.  Начинается следующий этап пробы сил в рамках формирования нового мирового порядка. В данном регионе, как и на Ближнем Востоке, существует ряд противоборствующих региональных субъектов, противоречия которых позволяет создать нерегиональной державе систему балансов: Китай — Япония, Россия — Япония, Китай — Индия, Китай — Тайвань.  На уровне системного планирования Ближний Восток и АТР имеют схожие геополитические характеристики: наличие различных видов ресурсов (демографические, углеводородные, мобилизационные…), которые позволяют державе,  доминирующей в регионе,  выходить на более масштабный уровень своего влияния, наличие удобных выходов к морским коммуникациям делает экспансию регионального субъекта глобальной. Обратная сторона данного тезиса – сверхдержава, оперирующая морской стратегией, легко проникает в регионы и распространяет свое влияние через различные технологии.    



   А самое главное в регионе существуют два субъекта, которые, что называется, на острие отражают геополитическую диалектику противостояния стихий суши и моря – Китай и Япония. Оба государства имеют имперскую традицию создания своей сферы исключительного влияния, оба не удовлетворены своим сегодняшним положением в регионе. Пекин стремится изменить настоящее распределение сил в регионе и финансовых ресурсов в существующей экономической системе, где Федеральная резервная система США, занимает доминирующие позиции, а Токио стремиться к пересмотру итогов Второй мировой войны.


Вашингтон – главный нерегиональный арбитр — выстраивает кольцо сдерживания вокруг Китая, в лучших стратегических традициях западной цивилизации, создавая  «кольцо анаконды» вокруг сухопутного китайского пространства. Для реализации плана сдерживания Китая необходимы колоссальные ресурсы, однако большинство составляющих данного механизма уже реализованы в годы «холодной войны» против СССР. Ведь, хотя Китай и СССР и имели противоречия в период с 1945 по 1991 гг., а иногда они были и не преодолимые, линии обороны Пекина и Москвы в данном регионе являются практическими одинаковыми. Они переходят из рук в руки за последнее столетие, во время слабости одной или другой державы. Но экономическая и военно-политическая экспансия Пекина не может не  вызывать беспокойства Москвы, поэтому в ноябре 2013 года состоялся визит в Токио Министра иностранных дел и Министра обороны РФ, где прошли переговоры по формуле 2+2 (Министры иностранных дел и обороны). В официальном заявлении МИД РФ говориться следующее: «Достигнуты договоренности о расширении обменов по оборонной линии, что, по мнению обеих сторон, будет способствовать укреплению доверия между Россией и Японией и оказывать положительное влияние на обеспечение безопасности в регионе. Также стороны обсудили вопросы сирийского урегулирования, ситуацию на Корейском полуострове, в Афганистане и другие актуальные темы. Как говорится в сообщении на официальном сайте МИД России, министры иностранных дел также обсудили «комплекс отношений между странами». Министры высказались за наращивание кооперации с упором на модернизационную, инновационную, энергетическую и инвестиционную составляющие. По итогам визита подписан План межмидовских консультаций на 2014-2015 годы. Лавров пригласил своего японского коллегу посетить Москву с визитом в первой половине 2014 года. Приглашение было принято».


Современная региональная ситуация очень напоминает аналогичный расклад интересов вокруг региона чуть более столетие назад. С одним отличием – Китай в начале ХХ века из процесса борьбы за ресурсы был выведен совместной военной оккупацией ведущих держав Запада, Японии и России.


     Следующая дилемма начала ХХ столетия Великобритании и США — вопрос сдерживания океанической экспансии России, которая была осуществлена руками Японии в ходе Русско-японской войны 1904 г. Затем Британия берет обескровленную Россию под свою руку и ведет к столкновению с Германией. В результате великолепного планирования британская элита разрушает своего столетнего соперника в борьбе за глобальное влияние (тогда Британская империя составляла ¼ суши, Российская 1/6). Нонсенс для британской элиты заключался в том, что через 20 лет на месте разрушенной России появилась региональная держава СССР. А еще через 7 лет на этом пространстве вызрел колосс – вторая сверхдержава мира, мошь которой сохраняла  стабильность и относительный мир в рамках биполярной системы международных отношений. Итак, западный подход в отношении региона заключается в сохранении положения геополитического плюрализма для реализации системы балансов и своего доминирующего положения путем его инкорпорации в различные системы (экономические, финансовые, военно-политические) с непосредственным присутствием в нем. 


      И, несмотря на глобальный кризис капиталистической экономики, США, как ведущая держава мира, продолжает активный глобальный внешнеполитический курс, который требует значительных капиталовложений. Хотя именно США находятся в «ядре» финансового коллапса, внешняя политика Вашингтона продолжает сохранять свою военно-силовую составляющую, которая достаточно дорого обходится американскому бюджету и налогоплательщикам. Однако,  такая активная силовая политика США, несмотря на растущий внешний долг и системные проблемы в экономике имеет свой практический, в том числе, финансовый смысл. Так, именно такая внешнеполитическая линия США имеет следующие последствия в долларовоцентричной мировой экономике. Военные кризисы в мире проходят на периферии экономических центров (страны группы БРИКС), которые одновременно являются и геополитическими соперниками Вашингтона (Северная Корея, китайско-японские отношения, Кавказ, Сирия, российско-грузинские противоречия и т.д.). Капитал при этом уходит из этих регионов в «тихую гавань» мировой экономики, то есть в США и доллар.


Поэтому глобальная экономика, находящаяся в хроническом кризисе с угрозой резкого обрыва, нуждается в череде военно-политических кризисов, которые провоцируют подпитку долларовой пирамиды долговых обязательств США.


При этом логика английского варианта «баланса сил» делает нежелательным непосредственное участие США в межгосударственных конфликтах и предполагает, например, американскую  борьбу за свободу Японии до последнего японского солдата. Английский «баланс сил» предполагает также, что при существовании сильного Китая, Вашингтону уже нужна другая Япония — Япония, которая не ограничена конституционными рамками на создание полноценных вооруженных сил, способных противостоять морской и сухопутной экспансии Пекина.   


 


 


     

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.