Ирхин А. Динамика украинского кризиса и почему не получилось «зажечь» Юго-Восток Украины (Часть 2)



Стремительность развития украинского кризиса, который упорно не хотят замечать в Киеве, ведет к катастрофе проекта под названием Украина. Такое ощущение, что у украинской промайдановской элиты срабатывают психологические механизмы защиты – когда не можешь решить проблему, ее лучше не замечать.  Между тем, этой же элитой делается все, чтобы приблизить украинскую геополитическую катастрофу: поднимаются вопросы о вступлении в НАТО (нет вопроса, более фундаментального, разделяющего Украину), подписываются соглашения с МВФ, реализация которых приведет к социальной катастрофе, отрезаются пути отступления для крымской элиты (санкциями на арест), первыми лицами делаются заявления, реализация которых невозможна в силу слабости государства, которые к тому же, еще больше раздражают «Русского медведя». Суммируйте к этим факторам дефолтную ситуацию в украинской экономике, что является перспективой нескольких месяцев.  


Анализ украинской политической площадки выявляет несколько особенностей.


Первой и общей, из которых, является отсутствие левой политической силы, задача которой защищать права обездоленных и оберегать от исчезновения  так и не состоявшийся средний класс. Коммунисты в этом плане постоянно теряют свой электорат, да и роль левых политических сил они уже не выполняют. В общем, выглядит довольно необъяснимо для бедной европейской страны. Здесь, на мой взгляд, также проявилось желание сэкономить, ведь левые  это выдвижение социальных лозунгов и что более серьезно – их выполнение. В этом плане, политические элиты за годы существования Украины вместо выдвижения  социального проекта активно эксплуатировали национальные и шире цивилизационные факторы. Если учесть, что Украина по цивилизационному принципу является расколотой страной, то региональные элиты на каждом электоральном цикле совершали преступление против единства страны, поднимая вопросы одного языка, одной истории, одних символов и памятников и одной церкви. А из этого следует, что отсутствие социальной ответственности у украинских миллионеров и миллиардеров, заседающих в Верховной Раде Украины, не способствовало единству страны, о которой они начали заботиться только сейчас, и то на эмоциональном уровне, на подконтрольных им национальных СМИ.


Вторая особенность, несмотря на все данные факторы, — население Юго-Востока Украины не проявляет такой солидарности на цивилизационный вызов, как западные области Украины. На мой взгляд, это связано с отсутствием ясного проекта развития в России (включающего ответы на вопросы «кто мы?», «куда мы идем?», «во имя чего?») – силовом, геополитическом и цивилизационном центре формирующегося Евразийского союза. Вернее, проект есть, но он вторичен в отношении Запада. И вот здесь для России, для новой России необходимо провести работу по формированию этого проекта в идеологической, экономической и социальной сферах. Сколько бы мы не констатировали факты того, что Запад находится в кризисе, он является субъектом такого проекта. Отсутствие такового со стороны России является огромной ошибкой в борьбе за «умы и сердца» в процессе евразийской интеграции. 


Подводя итоги проведенного анализа, можно сделать следующие выводы.


Во-первых, политическая деятельность В. Януковича, и шире Партии регионов, нанесла тройной ущерб российским интересам на Юго-Востоке Украины. Этот ущерб в основном носит технологический и эмоциональный характер. Однако, диалектическая логика этого вопроса заключается также и в том, что образовавшийся вакуум и отсутствие  политической силы, которая бы представляла бы пророссийский вектор развития, уже в среднесрочной перспективе является благом, так как дает перспективу повлиять на его формирование. Однако вопрос для Москвы будет заключаться в том, есть ли у нее это время.


Во-вторых, анализ украинского сегмента внутренней политики позволяет выявить еще одну нишу – действенные левые политические силы, которые отсутствуют, хотя это является необъяснимым фактором, для, по сути, обездоленной европейской страны.


В-третьих, главным пробелом в российской интеграционной активности, в разворачивании которой делаются безуспешные попытки интеграции, если не всей, то части украинского пространства, является отсутствие ясного проекта развития. В существующих же рамках, данный проект вторичен в отношении Запада (экономическая зависимость и поставки на мировой рынок продукции с низкой добавленной стоимостью, принятие в качестве развития демократии западного образца, пусть и в суверенном издании, сужение социальной ответственности  государства, что характерно для периферийных стран).                  


 

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.