Ирхин А. Модели распада Украины: геополитический и конфессиональный факторы (Часть 1)

Украинский политический кризис вошел в стадию, обозначаемую у физиков, как  точка бифуркации. Взгляд на Украину глазами лидеров России, США, Германии, Китая и более дробных геополитических субъектов дает следующую историческую панораму — территориально современное украинское пространство сформировалось де-факто в 1939 году, а де-юре  в 1945 году, когда западные державы антигитлеровской коалиции были вынуждены признать новые советские границы после подписания  «пакта Молотова-Риббентропа». В тот период СССР был на пике своего военно-политического развития, а Украина как часть этой системы смогла решить для себя задачу многосотлетней давности – возвращение западноукраинских земель.


При каких условиях было сформировано украинское пространство:


1.       СССР предлагал альтернативный Западу  путь развития;


2.       СССР имел самодостаточную экономическую, технологическую, социальную и финансовую системы, которые были способны обеспечить высокие темпы развития и составить конкуренцию капиталистическому высокоразвитому миру;


3.       Эти условия понимали и принимали как объективную данность на Западе.  


После 1991 года данные условия исчезли с повестки дня, а Россия, как центр бывшего СССР оказалась зависимой по всем вышеперечисленным условиям, которыми она располагала в прошлом. Украина, как бывшая часть общей союзной системы мало того, что оказалась слишком проблемным объектом международных отношений, в конце концов, начала вызывать массу вопросов у ее западных соседей в отношении справедливости «исконно польских, венгерских и румынских» территорий и в целом границы Европы. Ведь последние территории отошли Украине в результате сговора двух «тиранов» в 1939 году (в западной интерпретации). Интеграция в западные интеграционные проекты являются слишком дорогостоящей для Европейского Союза или для украинской социально-экономической системы. Ни Запад, ни Украина не готовы, да и не в состоянии платить такую цену. Современного же российского потенциала недостаточно, чтобы интегрировать украинское государство в существующем географическом формате в свои интеграционные проекты. У лидеров великих держав Запада и набирающей вес России  возникает резонный вопрос о компромиссе между собой за счет географических ресурсов Украины, для чего существуют исторические и цивилизационные причины и предпосылки.


Логика указанного компромисса представляет из себя четыре модели дезинтеграции Украины, последовательность, которых раскрыта согласно степени вероятности их реализации.  


Первая модель – раскол Украины по линии геополитического разлома – данная линия проходит через реку Днепр. При этом, на обеих частях Украины создаются самостоятельные государства с четкой стратегической ориентацией своих интересов на Восток или Запад. Центральная и восточная части Украины входят в Евразийский союз, западная в Европейский. При этом развод идет за счет внутренних противоречий и при сохранении высокой степени субъектности Киева в данных процессах. Данный вариант наиболее выгоден Германии и России, так как минимизирует уровень хаоса и ресурсы Москвы и Берлина, необходимые для стабилизации ситуации.


  Второй сценарий включает в себя хаотичный раскол Украины на множество частей и поочередное их включение в состав различных государств: России, Польши, Венгрии, Румынии. Такой сценарий несет в себе высокую степень хаотизации политического и социально-экономического пространства, а главным выгодополучателем при его реализации является Вашингтон. Это самый ущербный для России и для Киева вариант развития событий в Украине.


Третий сценарий – раскол Украины на три части – Западную, Центральную и Юго-восточную. Это модель предполагает создание двух четко ориентированных на Запад или Восток квазигосударств с сохранением буферной части между ними. Однако, в конце концов, данная часть будет поглощена одним из субъектов – либо Европейским либо Евразийским союзом, что предполагает высокую степень конфликтности между ними.


Четвертая модель – самая маловероятная – дезинтеграция Украины по линии 1939 года,  на что у России недостаточно ресурсов в настоящее время.


Существует еще один сюжет в новейшей истории независимой Украины, связанный с современным политическим кризисом и который заставляет задуматься не только профессиональных исследователей. Первым политическим лидером, который провозгласил необходимость федерализации Украины еще в 1990-х, являлся Виталий Максимович Черновол, который был представителем западно-украинской части украинской элиты. Вторым Евгений Петрович Кушнарев, как представитель Юго-востока. Оба харизматичных политических лидера, которые имели все шансы стать общенациональными, погибают при странных обстоятельствах. А ведь, если федерализация проводится с Киева, то сохраняется субъектность Украины и ресурсные потери соседних силовых центров – Германии и России – минимизируются. 


Данные геополитические модели отражаются и в конфессиональном пространстве. Религиозная панорама Украины достаточно разнообразна. Однако доминирующие позиции занимает православная церковь.


  Православиев Украине представлено различными конфессиями. Наиболее распространенными среди них являются – Украинская православная церковь, Украинская православная церковь Киевского патриархата и Украинская автокефальная православная церковь. Также среди православных конфессий в Украине действует Русская православная церковь (зарубежная). Самой многочисленной среди вышеприведенных православных религиозных организаций является Украинская православная церковь.


 Причем, обращает на себя тот факт, что упоминание Московского патриархата в аббревиатуре в официальных документах Департамента по делам национальностей и религий Украины,   упущено. Данный факт, очевидно, связан с попыткой скрыть идентификацию самой массовой православной церкви на Украине. 



0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.