Нелина Л. VI саммит БРИКС: итоги и достижения

   В условиях активизирующегося транзита системы международных отношений от постбиполярности к выработке новых систем управления и взаимодействия тесное сотрудничество отдельных региональных лидеров становится серьезным вызовом глобальному доминированию США. Сегодня таким вызовом можно считать перерастание БРИКС из определяемой экспертами группы «претендентов на право голоса» в принятии глобальных решений в клуб держав, которые объединением своих усилий могут создать серьезный противовес центру мировой капиталистической системы.


 С 14 по 16 июля 2014 г. в бразильском городе Форталеза и столице южноамериканского гиганта прошел шестой ежегодный саммит БРИКС, знаменовавший собой яркое открытие второго цикла саммитов этой организации. Решения, принятые главами стран БРИКС во время встречи демонстрируют общность их позиций по многим важным вопросам будущего мироустройства и имеют существенный потенциал на пути утверждения концепции его «многосторонности».


В итоговом документе саммита – Форталезской декларации – прослеживается общее стремление участников блока нивелировать риски нестабильности глобализированой финансовой системы, которое лейтмотивом проходит через весь документ. Ощутимое влияние на документ также оказали реалии латиноамериканской действительности и идеи построения включающей экономической системы. Эти две линии находят свое практическое выражение и в основных достижениях саммита.


  Наибольший резонанс вызвало подписание главами стран БРИКС Договора о создании Нового Банка развития (НБР) и Договора о создании Пула условных валютных резервов БРИКС размером $100млрд. Целью создания НБР объявлена мобилизация ресурсов для «финансирования инфраструктурных проектов и проектов в области устойчивого развития в странах БРИКС и других странах с формирующейся рыночной экономикой». Стабилизационному пулу отводится роль «страхового механизма» при возникновении у стран БРИКС проблем с ликвидностью. Центр НБР будет располагаться в Китае, а также его штаб-квартира будет создана в Южной Африке. Распределенный капитал банка составит $50 млрд., по $10 млрд. на каждого из участников. Предполагается, что в НБР смогут принимать участие и другие государства – члены ООН, но доля БРИКС не должна будет снижаться ниже 55%.


  С легкой подачи бразильских журналистов соглашения глав стран БРИКС в Форталезе часто подаются как альтернатива решениям Бреттон-Вудской конференции 1944 г., где были достигнуты соглашения о создании МВФ и МБРР. Надо полагать, что подобные сравнения не столь беспочвенны, как утверждают их противники и не столь однозначны, как утверждают их сторонники. Создание нового международного финансового института, который будет привязан к доллару только условным определением объемов своих резервов создает опасный для ФРС прецедент в случае своей жизнеспособности. Создатели НБР не позиционируют его альтернативу МВФ, но подчеркивают, что он будет придерживаться принципиально «иных позиций» по отношению к развивающимся странам. Создание стабилизационного пула обеспечивает странам БРИКС условия для маневра при угрозе финансовой дестабилизации и неблагоприятной внеполитической обстановке. Таким образом, создается механизм, который подрывает глобальную неолиберальную экономическую систему, завязанную на принципах «Вашингтонского консенсуса» и диктате МВФ. Актуальность существования такого механизма для России обусловлена в первую очередь не прекращающимися угрозами экономических санкций. Участие в НБР и Пуле условных резервов БРИКС позволяет ей диверсифицировать свои резервы и часть из них вывести из-под контроля западных банков. Вторым следствием рассматриваемых соглашений станет создание закрытой для доллара части мирового рынка, что увеличит объемы его массы в обращении в других регионах и, следовательно, приведет к росту инфляции доллара и привязанных к нему валют. При этом объявленные объемы новых финансовых институтов свидетельствуют о том, что данные институты являются пилотными проектами и на данном этапе говорить о создании закрытого рынка БРИКС еще рано. О понимании длительности процесса становления этого рынка свидетельствуют также стремления отдельных членов БРИКС к усилению своих позиций в МВФ и Всемирном банке.


Вторым достижением саммита стало налаживание связей с южноамериканскими государствами. Перед саммитом с рабочим визитом на Кубе и в Аргентине побывал В.Путин, после саммита – эту латиноамериканскую эстафету перехватила китайская делегация. Последний день саммита, 16 июля, был полностью посвящен встрече лидеров стран БРИКС с лидерами южноамериканских государств. Во время ланча, устроенного Д.Руссеф в честь глав стран БРИКС и глав южноамериканских наций, ею был произнесен тост «за общий путь между нами» и «за постоянное сотрудничество БРИКС и УНАСУР».


  Южноамериканский регион представляет несомненный интерес с позиций природных и человеческих ресурсов, потенциальной емкости рынков. Претендуя на роль регионального лидера, Бразилия, тем не менее, не обладает достаточной ресурсной базой для неоспоримого доминирования в регионе. Демонстративный антиамериканизм (в данном случае под Америкой подразумевается США) отдельных южноамериканских лидеров делает их потенциальными партнерами заинтересованных в сокращении влияния США России и Китая. Освоение Китаем южноамериканских рынков началось с конца 1990-х годов и успешно продолжается в наше время. Наиболее тесные отношения у Китая с Чили, для которой он является одним из основных торговых партнеров.


  Помимо экономической, интересна современная идейно-политическая палитра региона, общая направленность которой нашла отражение в итоговом документе саммита. Главными ее идеями, в той или иной форме выдвигаемыми политическими лидерами региона, являются борьба за снижение уровня уязвимости финансовой сферы по отношению к распространению кризисных волн, сокращение агрессии рынка по отношению к социальной сфере, снижение уровня бедности и повышение субъектности региона на международном уровне. Эти идеи заложены в основу УНАСУР.


  Важным решением саммита, не возымевшим столь широкой огласки, стало намерение взимать налоги с ТНК непосредственно по месту их основной деятельности. Нужно полагать, что вопросами, обсуждавшимися, но пока не нашедшими выражения в документах и которые, возможно, будут решены в Уфе в 2015 г. остался вопрос членства в БРИКС Аргентины и предложенная Россией энергетическая ассоциация стран БРИКС.


  В целом же результаты саммита демонстрируют консолидацию блока перед лицом внешних вызовов и позволяют прогнозировать очертания формирующейся системы международных отношений в среднесрочной перспективе.


 

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.