Ирхин А. Россия и Запад: методологический уровень конкуренции

    История взаимоотношений России и Запада полна столкновений. Статистические данные, которые приводит российский исследователь     С.Г. Кара Мурза,   потрясают  своим устойчивым характером — за 538 лет, прошедших со времени Куликовской битвы и до Брестского мира, Россия провела в войнах 334 года, причем из них 134 года – одновременно с несколькими противниками. Главным направлением был Запад  — 36 войн, 288 лет, если суммировать войны с одним противником.  И это без учета Великой отечественной войны и последовавшей «холодной войны». При этом, различного рода столкновения проходили в условиях, когда лидерство на Западе переходило от одного государства к другой державе (Польша, Швеция, Франция, Великобритания, Германия, США), в то же время Россия сохраняла свое положение, оставаясь главным и экзистенциальным противником западной цивилизации.  


     Данная статья будет посвящена методологическому аспекту понимания проблем столкновения Запада и России. Для методологического уровня необходимо определить для начала, что из себя представляет Запад и что Россия. Каждый из субъектов представляет собой разновидности систем, которые в свою очередь состоят из четырех составляющих – участники внутри системы, связи между ними, время и пространство в котором существуют субъекты.


     Современный Запад (на примере глобальных империй -  Великобритании и США) представляет из себя многоуровневые иерархические системы: 1) ядро империи (метрополия), 2) сателлиты (доминионы), 3) колонии (периферия капиталистического мира), 4) враг. Данное видение принадлежит российскому аналитику, полковнику военной разведки  Е.Ф. Морозову.


     Американский экономист И. Валлерстайн раскрывает западные империи, через глобальную мир-экономику, которая состоит из центра, полупериферии и периферии. 


    При этом, Запад представляет из себя относительно открытую систему, стремящуюся к постоянной экспансии, что  мотивируется капиталистическим характером экономики. Развитие последней постоянно нуждается в расширении рынков сбыта и рынков сырья. Успешная конкуренция с западной системой возможна на всех ее уровнях системного взаимодействия, которое включает два аспекта – элементы: 1) ядро империи (метрополия), 2) сателлиты (доминионы), 3) колонии (периферия капиталистического мира), 4) враг,  и  связи между ними.  


   Враг является необходимым элементом данной четырехуровневой системы. Отсутствие  последнего элемента делает невозможным ее мобилизацию и сохранение военного превосходства.


Современный Запад имеет два ядра и включает США и Западная Европу (Великобритания, Германия и Франция), однако безусловным лидером является Вашингтон.  В качестве союзников (доминионов) можно выделить: страны Балтии, Польшу, остальную Восточную Европу и часть центральной и южной Европы, исключая Германию, все доминионы Британского Содружества, самые крупные из которых  Австралия и Канада, Израиль, современную Грузию, Иран (до 1979 года), Турцию (до 2008 года), монархии Персидского Залива, Японию, Южную Корею, Россию (с 2003 до 2007- 2008 гг.). 


Колониями являются все страны современной экономической периферии, которые поставляют в центр Западной Империи исключительно сырье, а вывозят продукцию с высокой добавленной стоимостью: страны Латинской Америки, страны постсоветского пространства, исключая Россию и страны Балтии, Ближний и Средний Восток за исключением указанных сателлитов США, Индия, Китай (до середины ХХ века), Россия (до 1917 года, с 1991 по 2003)  и другие.


     Враг – экзистенциальная необходимая составляющая системы. Один из вечных законов существования империй – под любой из них должна струиться кровь.  Место врага поочередно занимали Россия, Китай, Япония, Германия, СССР. После окончания «холодной войны» конкретного носителя государства-угрозы не оказывается. Тогда Запад не придумывает ничего лучше, как объявить угрозой международный терроризм. В качестве врага терроризм является нефункциональным объектом. По своей сути, терроризм  это тактика борьбы за политические и экономические ресурсы. Поэтому, уже к середине первого десятилетия 2000-х., необходимым условием сохранением американского мира («Pax Americana») стало появление нового врага. Идеальными претендентами являются Россия и Китай. В отношении обоих держав США реализуют механизмы военно-политического сдерживания. Однако, элиты  Москвы и Пекина не готовы и не имеют желания принять на себя роль врага глобальной империи. Современные Москва и Пекин, гораздо более зависимые и поэтому более слабые противники США, чем Китай Мао и СССР Сталина.


Россия, как система представляет из себя обратную, чем Запад модель развития. Российская империя это сухопутный имперский организм, состоящий из центра, имперских окраин. Такие имперские организмы от Византии до СССР имеют общие законы развития и функционирования: отсутствие национальной ассимиляции в качестве методов достижения этнической монолитности, преобладание идейной составляющей развития над материальной (что свойственно западным империям), высокая степень консолидации власти и авторитаризм и т.д. Имперские окраины в восточных империях были наиболее развиты, и Запад в течении веков пытался через них разрушить ядро своего конкурента.


При этом сама Россия после поражения в «холодной войне» и распада СССР прошла путь от западного доминиона, через колонию к образу врага в  имперской системе «Мира по американски». 


     Наиболее уязвимыми составляющими любой системы являются система связей между ее элементами. В качестве последней в  американской глобальной империи выступают: 1) финансовая долларовая система, 2) глобальная система экономического разделения труда, 3) система военно-политических союзов, 4) система военных и военно-морских баз США и других стран НАТО, 5) система экономических связей и технологических цепочек, 6) система культурных и шире цивилизационных связей, 7) стратегические водные коммуникации, которые позволяют поддерживать военное и торгово-экономическое лидерство американской глобальной империи, глобальные СМИ.


     Вторым по уязвимости элементом является система колоний. Известным историческим фактом было стремление Франции и России ударить по английскому могуществу в Индии, которая составляла четверть богатства Великобритании. В современном мире неоколониальных отношений колониями являются государства экономической периферии в системе, приведенной И. Валлерстайном. При всей видимости свободы экономического выбора у них сильно ограничена возможность всякого экономического и геополитического маневра. Поэтому, борьба за доступ к ресурсам (к современным колониям), который усиливает центр империй, имеет следующее после разрушения системы связей, значение. 


   Прямое военное столкновение с ядром глобальной империи в настоящее время бессмысленно вследствие технологической отсталости, однако возможно применение методов скрытой (партизанской) наступательной войны.        


  Исторический опыт противостояния Запада и России показывает две методологические модели, когда Москва безапелляционно  выигрывала в этой конкуренции: модель Великой императрицы Екатерины II и Генерального секретаря ЦК ВКП (б) И.В. Сталина.    


   В период развития капитализма Российская империя в экономическом разделении труда была периферией Запада, но при этом Екатерина II решила три внешнеполитические задачи: возвращение украинских и белорусских земель, закрепление России на Черноморском побережье (Крым, Кубань) и на прибалтийских берегах (современные страны Балтии). Ее успех объясняется кроме прочего и тем, что в течение «долгого восемнадцатого столетия» с 1688 по 1815 годы Британия и Франция постоянно воевали между собой преимущественно за пределами Европы (разброс фронтов был от Западного полушария до Юго-восточной Азии). Они боролись за статус мировой державы номер один, который оставила за собой Британия. Континентальными же вопросами были заняты Пруссия, Австрия и Россия, именно они делили Польшу. Затем конкуренция переместилась в Европу, и Россия формировала Венскую систему международных отношений, которая просуществовала до Крымской войны.


    Модель Екатерины II показывает, что Россия может успешно противостоять Западу, будучи его экономической периферией  и возвращать русские земли, при условии, что Запад разобщен, а наибольший эффект достигается, когда он занят внутренними конфликтами между ведущими державами западной цивилизации, как во время «длинного восемнадцатого столетия». История наполнена подтверждающими примерами этой модели и после времени Екатерины II, но «прорыв» в продвижении российских интересов в периферийном положении российской экономики произошел именно при Великой императрице. На методологическом уровне в этой модели,  система связей, союзов и колоний была заорганизована внутренними конфликтами.    


   Модель И.В.Сталина предполагала проектную автаркию (экономическую, военно-политическую, технологическую, культурно-духовную) и, как следствие, большую возможность в реализации своих интересов в независимости, или, по крайней мере, в меньшей зависимости от силы или слабости Запада.             


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 





0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.