Ирхин А.А. Дилеммы будущей системы международных отношений: "Большие пространства" или новое издание однополярного мира. Тенденции, субъекты, последствия (Часть 2)

Формирование экономических и военно-политических блоков (Больших пространств) будет, по всей видимости, происходить на основе региональной интеграции, когда несколько соседних государств скоординированно решают актуальные проблемы на основе многосторонних механизмов.


 Большие  пространства — это структурированные системы, к которым стремятся народы, заселяющие  территории, с позиции которых можно проводить экспансию, главной целью которой является обеспечение или стремление к самодостаточности (автаркии) и, следовательно, максимальной защищенности, позволяющей достигнуть устойчивости от внешнего деструктивного воздействия: экономического, военно-политического, технологического и культурного влияния. Большие пространства, таким образом, это императив развития народов, которые волею судьбы, истории и географии являются носителями определенного кода внешней политики (имперского самосознания), направленного на расширение сферы влияния своего рода, племени, государства-империи. Немецкий ученый  К.Шмитт ввел понятие «Большого пространства» в геополитику. В основе Большого пространства по К.Шмитту лежит объединение  нескольких держав  в единый  стратегический блок. Он считал  принцип имперской интеграции  логическим и естественным человеческим стремлением к синтезу.  Большое пространство находится под господством  государства имеющего идею-силу. В качестве  примера Большого пространства он рассматривал  Северную и Южную Америку,  объединенную «доктриной Монро».


 Поступательное развитие мира, процессы глобализации и интернационализации не отменяют логики развития Больших пространств, а напротив, свидетельствует о том, что одна сверхдержава взяла на себя ответственность построить и «переварить» пространство в глобальном масштабе. Автаркия в данных процессах также не изменяет своей сути — достижение наиболее защищенного и устойчивого положения в экономических процессах в рамках глобального разделения и труда и производственных ресурсов.


  Таким образом, Большие пространства могут быть определены по своей функциональности как масштабные по своей территории, многонациональные и мультикультурные, стремящиеся к экспансии или при достижении пика территориального расширения к стабильной изоляции с идеологическим (божественным или полным атеистическим объяснением) обоснованием легитимации претензий на власть внутри страны и за ее пределами. Россия, США, Китай, Индия, Бразилия, ЕС – государства и надгосударственные образования, в рамках разных культурных традиций, реализующие императивы функционирования Больших пространств – империй. 


 Критерии Больших пространств тождественны имперским и могут быть представлены следующими императивами.


  Во-первых, сакральный характер власти, обычно осуществляемой без посредничества промежуточных  – между правителем и народом  – органов и учреждений.       


Во-вторых, экспансия, как неизменная интенция и ее следствие  – размеры, масштабы территории (при этом ядро государства может быть совсем небольшим, приращение обеспечит экспансия).


В-третьих, наличие центра и периферии, окраин, провинций, либо метрополии и колоний.


В-четвертых, полиэтничность и доминирующий (над всеми остальными, отнюдь не всегда численно) этнос или группа этносов.


В-пятых, общая идеология (ею может быть и религия, не обязательно исповедуемая большинством населения).


В-шестых, претензии на мировое значение, а то и на мировое господство.


Второе десятилетие ХХI века ознаменовалось цепочкой событий, которые четко очертили тенденцию регионализации: Крым, Брексит, победа на президентских выборах США Д. Трампа, который резко меняет экономическую и политическую повестку дня мира в сторону регионализации.


В сфере практической геополитики, процессы формирования новой системы международных отношений проходят в условиях длительного исторического доминирования ведущих держав западной цивилизации (современных двух Больших пространств – США и ЕС), которые на протяжении последних нескольких столетий успешно лишают статуса Больших пространств другие народы, способные составить конкуренцию в процессе  борьбы за ресурсы в самом широком понимании данного термина (от человеческих и информационных до углеводородных) и интегрируют их в свой мировой порядок, создаваемый ими исключительно под себя и своё цивилизационное видение, используя военные, экономические  информационные, культурные и элитные технологии периферизации своих конкурентов, что предполагает следующую производную – нельзя успешно конкурировать в геополитической плоскости, находясь на периферии или полупериферии своего конкурента в системе экономического разделения труда. Невозможно эффективно защищать собственные национальные интересы, основываясь на чужих идеологических и финансово-экономических принципах.


Процессы регионализации мира, которые скорее связаны с объективными тенденциями развития глобализации и являются отражением её кризиса в экономической, логистической и военно-политической сферах, дают исторический шанс для России пересмотреть итоги поражения в «холодной войне» и выйти из положения идеологической и финансово-экономической периферия «Pax-Americana». Этот шанс должна использовать национально-ориентированная  российская элита.


 

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.