Демешко Н.Э. ПОЛИТИЧЕСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ ФОРМИРОВАНИЯ НЕГАТИВНОГО ИМИДЖА РОССИИ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ КРЫМСКО-ТАТАРСКОГО ФАКТОРА: РЕТРОСПЕКТИВА И СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ (Часть 1)

 


В исторической ретроспективе системы международных отношений создавались и поддерживались империями, которые в настоящее время получили нейтральный эмоциональный статус великих держав.


В ходе военных действий между субъектами мировой и региональной политики происходило перераспределение всех видов ресурсов. Новый мир создавался на обломках старого порядка и за счет побежденной стороны. При этом в «эпоху мира», следовавшей после войн, конкуренция между великими державами никогда не приостанавливалась. Борьба за различные виды ресурсов переносилась из сферы «жесткой силы» в пространство экономической и информационно-смысловой конкуренции. В итоге в данном противоборстве победу достигал тот участник конкуренции, который в информационно-идеологическом противостоянии лишал своего конкурента смыслов существования или собственной смысловой картины мира. Как правило, побежденной стороне навязывались чужие цивилизационные смыслы и периферийное место в чужом цивилизационном проекте. Данная тенденция явно прослеживается на примере блока социалистических стран после краха биполярной системы международных отношений [11, c. 489–490].


При этом противостояние в плоскости идей в условиях развития информационных технологий получает значение, равнозначное с прямым военным столкновением, но с большими разрушительными последствиями в сравнении с военным противостоянием. Это объясняется тем, что военное столкновение быстрее мобилизует общественные системы, а информационное воздействие размывает его целостность [12, с. 396].


Причем, как показывает исторический опыт разрушения Российской империи и Советского Союза, конкурирующими империями создавались и активизировались механизмы, способствующие дискредитации и автоматической потери авторитета власти и последующего разрушения государственного организма, который существовал в уникальной форме мирного и успешного взаимодействия разных народов внутри единого российского государства. То есть формирование негативной исторической матрицы смыслов с успехом переносилось на современное политическое состояние. В свою очередь, эта негативная политико-историческая картина мира для России формировалась как за рубежом, так и внутри государства и имела системные отрицательные последствия для развития государственного проекта в целом. В случае идеологической слабости современной России, итогом такого противостояния в пространстве смыслов может быть сопоставимый результат с поражением в военном конфликте – мир без России и за счет России.


Для противостояния дестабилизирующему влиянию иностранных государств на российское этно-цивилизационное пространство необходимо выявить технологии, формирующие антироссийское мировосприятие населения Российской Федерации. Данные технологии хорошо прослеживаются на примере крымско-татарского этноса. Последний фактор активно использовался великими державами: США, Германией, Францией, Англией, а также более слабыми объектами: Украиной, Польшей и странами Балтии с целью изменения ментальной карты Крыма и выхода его из сферы влияния России [8, с. 49].


Цель данной работы заключается в выявлении и системном исследовании политических технологий со стороны иностранных государств в формировании негативного имиджа России с использованием национального вопроса.


Исследование политических технологий формирования негативного имиджа России с использованием крымско-татарского фактора проходило в рамках разработанной научной методологии. При этом под понятием политическая технология подразумевается «совокупность приемов, методов, способов, процедур, которые использует субъект политической деятельности» [4]. Методология исследования заключается в применении системного подхода, составной частью которого выступают цивилизационный, геополитический и герменевтический подходы. В качестве основных методов исследования используются: историко-хронологический, анализ, синтез, абстрагирование, конкретизация, обобщение, индукция, дедукция, изучение литературы, отчетов и результатов деятельности средств массовой информации, мониторинг и методы исследования объекта во времени: ретроспектива.


Таким образом, проведенный анализ позволяет сделать вывод, что иностранные государства на системном уровне применяют различные механизмы дестабилизации российского пространства, которые состоят из четырех этапов:


1. Выбор целевой аудитории;


2. Изучение особенностей данной аудитории (истории, культуры, социальных навыков, религии, языка, экономического положения);


3. Разработка политических технологий на основании полученных данных;


4. Доведение до целевой аудитории системно повторяющейся информации с целью создания антироссийского образа мысли.


Данные механизмы технологически представляют три основных направления:


1. Демонизация России;


2. Виктимизация (формирование образа жертвы) народов проживающих либо проживавших на территории России в различные исторические периоды, в том числе русского народа;


3. Интернационализация двух предыдущих направлений.


Проводниками дезинтеграционных технологий являются:


1. Западное научное сообщество;


2. Международные фонды, общественные и международные организации;


3. Средства массовой информации.


Начиная с 1920-х гг. XX века положение тюркских народов, в том числе и в Крыму, стало объектом особого внимания иностранных исследователей в связи с активизацией интереса на Западе к положению национальных меньшинств и развитию национализма в СССР [9]. Данные интерес объясняется многонациональным составом населения Советского Союза и возможностью ослабления государства с помощью национального вопроса, который сыграл значительную роль в прекращении существования как Российской империи, так и впоследствии Советского Союза. В 1921 году в Лозанне на французском языке вышла книга Джафера Сейдамета «La Crime» («Крым») [30], которая стала одной из первых, претендующих на полное освещение истории крымских татар.


В 1930-е годы изучением истории крымских татар за рубежом занимались представители крымской диаспоры в Румынии и Польше [9], а также немецкие исследователи, разработки которых могли использоваться в период Великой Отечественной войны для создания напряженности внутри СССР посредством национального вопроса, с целью ослабления внешних позиций государства. О серьезном внимании, которое уделялось проблемам тюркского населения в СССР и в другой европейской стране – Германии, свидетельствует опубликованная в 1936 г. в Берлине монография Герхарда фон Менде «Национальная борьба тюрок России». Автор книги стал признанным специалистом в области истории тюркских народов. В период Второй мировой войны он являлся начальником управления германского Восточного министерства и продолжал заниматься крымско-татарской проблематикой. В частности, вел переговоры с представителями крымской диаспоры о будущем Крыма после победы Третьего рейха [9].


После Второй мировой войны изучение крымско-татарского вопроса нашло на Западе свое дальнейшее развитие. Сотрудники целого ряда расположенных в Западной Европе и США научных центров исследовали различные аспекты, связанные с историей и тогдашним положением мусульман Советского Союза [21]. В данный период изучением истории крымских татар занимались такие иностранные исследователи, как А. Беннигсен [21], А. Фишер [22, 23], Э. Лаззерини [25, 26]. Системное изучение западным научным сообществом истории крымских татар, депортации, диссидентского движения совпадает с периодом противостояния СССР и Запада в период «холодной войны», и объясняется стремлением с помощью национального вопроса ослабить советское государство, придать ему образ «империи зла».


В украинский период развития Крыма (1991–2014 гг.) помимо работ Б. Вилльямса [34, 35], Г. Улинга [31, 32], О. Пола [27], М. Холла [24] с антироссийской интерпретацией исторических фактов, с 1992 года начинают публиковаться работы украинских и российских авторов со схожим концептуальным наполнением [1, 10, 19, 20]. В данный период крымские татары явно использовались в качестве противодействия сближению Украины с Россией, и, следовательно, создавались дополнительные факторы по нивелированию интеграционных проектов Москвы на евразийском пространстве. «К началу ХХI в. в Автономной Республике Крым сложилась ситуация, при которой 243-тысячное крымско-татарское население рассматривалось Киевом как противовес 1 млн. 180 тыс. русским. И водоразделом здесь были отнюдь не языковые и этноконфессиональные различия, а разнонаправленные геополитические ориентации. Тяготению русского населения полуострова к России противопоставлялись якобы поголовно прокиевские настроения крымских татар, которые представлялись как электоральный ресурс «оранжевой» власти и социальная база антироссийских настроений» [7].


После присоединения Крыма к России в 2014 году изучение истории крымских татар получило новый уровень актуальности вследствие политизированности данной тематики. Иностранными государствами активно используется крымско-татарский вопрос в качестве дестабилизирующего фактора Российской Федерации, что явно прослеживается в публикациях научного сообщества [32] и средствах массовой информации [29, 28].


 

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.