Демешко Н.Э. ПОЛИТИЧЕСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ ФОРМИРОВАНИЯ НЕГАТИВНОГО ИМИДЖА РОССИИ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ КРЫМСКО-ТАТАРСКОГО ФАКТОРА: РЕТРОСПЕКТИВА И СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ (Часть 2)

Помимо отдельных научных деятелей, изучением крымских татар занимались западные советологические научные центры по изучению крымско-татарской проблематики, Центр российских исследований Гарвардского университета и Корпорация Карнеги в Нью-Йорке, а также Фонд «Крым», который был основан в Нью-Йорке в 1976 г. и являлся центром научных исследований крымских татар.


Основная задача фонда заключалась в раскрытии деятельности крымско-татарского национального движения [15]. Стоит отметить, что Фондом финансировалось издание биографий диссидентов, в которых отображался весь «ужас» советской системы, с целью формирования антироссийских настроений среди крымских татар. Значительное количество работ, посвященных истории крымско-татарского этноса, финансировалось международным фондом «Возрождение», учредителем которого является Дж. Сорос: «… деятельность Фонда Дж. Сороса «Вiдродження» в Крыму началась вскоре после провозглашения независимости Украины. Основным объектом работы Фонда на полуострове были крымские татары» [7]. По данным, размещённым в новостном агентстве, в 2001 г. из 80 грантов 45 получили представители крымско-татарского этноса, а в 2002 г. это соотношение составило 41 из 66. Официальные цели состояли в поддержке и развитии крымско-татарской культуры. Однако, как отмечает издание, фонд скорее спонсировал тенденции обособления этого этноса от украинского общества [2].


Анализ работ западного научного сообщества позволяет выделить политические технологии, системно применяющиеся в иностранной политической литературе:


1. Идеализация исторического прошлого крымских татар в Османской империи [33];


2. Негативная оценка исторического прошлого крымских татар в России [33, 24, 35, 31, 32];


3. Указание «ассимиляции» и советизации крымских татар в царский и советский периоды [33, 24, 32];


4. Демонстрация «притеснения» Россией крымских татар в экономической, правовой и культурной сферах [24, 35, 31];


5. Указание на целенаправленное «уничтожение культуры крымских татар в советский период [24];


6. Демонстрация применения советским правительством «этнической чистки» и «геноцида» в отношении крымских татар [35, 31, 32];


7. Игнорирование принципа историзма в рассмотрении депортации крымских татар 1944 года [24, 35, 31, 32];


8. Искажение публицистического наследия И. Гаспринского, с целью выставления национального героя борцом с царским самодержавием [35; 3, с. 93; 8];


9. Проведение аналогии между политическими взглядами И. Гаспринского и современных политических лидеров крымских татар [22];


10. Показ уменьшения численности крымско-татарского населения на территории Крыма в исторической динамике [31, 22];


11. Положительная оценка военного вторжения немецко-румынских войск на территорию Крыма в период Великой Отечественной войны [27];


12. Противопоставление крымских татар и русских, акцентирование внимания на цивилизационных отличиях населения [27];


13. Интерпретация исторических событий в историческом и политическом вакууме, в отрыве от всеобщих мировых и региональных тенденций [24, 35, 31, 32];


14. Использование трагедии крымских татар 1944 года в политическом противостоянии с Россией [33, 24, 35, 31, 32, 27];


15. Акцентирование внимания на трагичности истории крымских татар [33, 24, 35, 31, 32, 27];


16. Навязывание идеи о преемственности Российской империи, СССР, Российской Федерации в «политике угнетения» крымских татар [35, 31, 32].


Таким образом, изучение западной научной литературы, посвященной истории крымских татар, позволило выявить системное применение технологий по дискредитации российской политики на Крымском полуострове посредством крымско-татарского фактора. На данный этнос системно оказывалось влияние для подмены национальных смыслов и создания негативного восприятия России и всего российского.


Стремление западных государств интернационализировать крымско-татарский вопрос явно прослеживается, в том числе и на примере деятельности международных и общественных организаций (Всемирной организации Amnesty International, Крымской полевой миссии по правам человека, Крымской правозащитной группы, Инициативной группы по правам человека в Крыму, Полевого правозащитного центра, Крым SOS, Центра гражданского просвещения «Альменда», Центра Гражданских Свобод, Центра информации по правам человека, Украинского Хельсинского союза по правам человека). Крымские татары и украинцы наиболее часто фигурируют в отчетах и докладах данных организаций, в которых приводятся все «ужасы» проживания крымских татар и украинцев на территории российского Крыма, а также указываются примеры нарушения прав человека и основных свобод на полуострове после присоединения Крыма к России в 2014 году. В документах приводятся примеры исчезновения, задержания, арестов, обысков представителей крымско-татарского народа [13; 17, с. 3–6]. Отчеты размещаются в свободном доступе на сайтах организаций. Периодичность издания различна и варьируется от одного месяца до года.


Площадки таких авторитетных международных организаций как Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), а также Организация Объединенных Наций (ООН) активно используются иностранными субъектами для формирования негативного имиджа России на международной арене. Так, ОБСЕ в 2014 году издала отчет на основании миссий Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ), а также Верховного комиссара по делам национальных меньшинств (ВКНМ). Данный отчет имеет тематическую структуру, при этом выделен отдельный раздел о положении в области прав человека в Крыму «в связи с тем, что для данного конкретного региона характерны особые риски и вызовы ввиду событий, которые привели к его аннексии Российской Федерацией» [16, с. 22]. Авторы документа указывают на: «опасное положение» крымских татар из-за массового бойкота ими референдума о статусе Крыма и поддержки украинской государственности и территориальной целостности [16, с. 116], также отмечается, что «новая политическая и нормативно-правовая база, навязанная национальным меньшинствам после аннексии Крыма Российской Федерацией, отрицательно сказалась на их правовом статусе, правах национальных меньшинств и повседневной жизни, в которой нарастает атмосфера нетерпимости и предубеждений» [16, с. 116], приводятся данные о регулярных актах запугивания в отношении крымских татар, «особенно со стороны так называемой «одной самообороны» и неустановленных лиц в военной форме» [16, с. 118], отмечаются случаи психологического давления на данный этнос, а также убийств представителей данного народа [16, с. 118], демонстрируется игнорирование на территории Крыма политических и культурных притязаний крымско-татарской общины [16, с. 119].


Помимо отчетов, данные организации участвуют в реализации различных международных проектов антироссийской направленности. По инициативе координатора общественной организации «Крым SOS» Тамилой Ташевой в партнёрстве с Управлением верховного комиссариата ООН по делам беженцев был реализован проект «интерактивная карта насилия». Карта регулярно обновляется, формируя у пользователей сети Интернет восприятие российского полуострова как «зоны страха и бесправия» [7]. Также организацией «Крым SOS» был создан информационный центр «Qirim Info», проект реализуется в рамках польско-канадской программы поддержки демократии, которая финансируется министерствами иностранных дел Польши и Канады [6]. Цели и задачи этого информационного центра: информировать мировую и украинскую общественность о происходящем в Крыму, вернуть общественный интерес к «проблеме» Крыма и крымчан. В феврале 2015 года «в Киеве презентовали информационный центр сопротивления оккупации Крыма — «Free Crimea», главной миссией которого было заявлено информирование крымчан, украинцев и международного сообщества о реальной ситуации на полуострове, а также просветительская деятельность в условиях «российской информационной блокады» [6].

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.