0.00
2 читателя, 91 топик

Ирхин А. Почему будущее России только в красном проекте (2 часть)

Приведенная карта показывает, что в Великобритании, Франции, Испании, Португалии, Италии, Греции, Дании, западной Германии и странах Бенилюкса средние дневные температуры января не опускаются ниже 0°С. В восточной Германии, Австрии, Швейцарии, на юге Швеции, и бывших странах социалистического лагеря средняя температура января колеблется от 0 до – 4°С. В бывших советских республиках и на большей части Скандинавии немного прохладнее, от – 4°С до – 8°С.


В тоже время из карты хорошо видно, что январская изотерма – 8°С проходит практически по западной границе России, а вся Сибирь целиком лежит севернее изотермы –16°С.


 


 При этом экономической производной является тот факт, что в глобальной экономической системе все точки экономического роста расположены вне зоны минусовых (январских) температур, что существенно сокращает производственные издержки и затраты на поддержание комфорта жизни населения.  


В геополитической плоскости анализа взаимное влияние сурового климата на экспансию объяснял немецкий геополитик К.Хаусхофер, который отмечал, что быстрое расширение данного пространства на Восток было связано с тем, что фактически первопроходцы не встречали сопротивления в данных «суровых пустошах». Китайское Большое пространство находилось южнее, и китайцы стояли на Амуре, как римляне на Рейне, считая земли за рекой не слишком пригодными для жизни [2].


Данные два фактора являются фундаментальными для выбора путей развития человеческих общностей между коллективизмом и индивидуализмом,  классическим капитализмом и необходимостью сильного государственного регулирования в производстве и распределении национальных доходов. Выбор в пользу классических западных схем развития, которые представляются передовыми для быстрого обогащения элиты, приводят к ситуации вымирания населения и естественного воссоздания человеческих пустошей в России.


В конце концов, когда встает вопрос выживания общества, то элиты, руководствуясь инстинктом самосохранения, обратятся к привычным схемам поддержания развития данного пространства. Альтернативный выбор угрожает не только обществам, но и элитарным слоям, которые поддерживают своё привилегированное положение за счет изъятия части добавленной стоимости из произведенного ВВП. Когда производителей данного параметра становится меньше, чем необходимо для минимального функционирования социально-экономической системы она становится нестабильной и под воздействием внутренних волнений и внешнего давления может исчезнуть или быть поглощенной другими державами. Элита  при таком сценарии частично или полностью теряет свое положение [3, с. 106].


Современный красный проект России включает в себя формирование и реализацию самодостаточного в финансово-экономическом и идейно-политическом смысле проекта развития государства, основным критерием которого должен стать механизм более равномерного распределения национального валового продукта.  Самодостаточность в данном случае имеется в виду относительно Запада  и его финансово-экономической, технологической и культурно-информационной систем развития. Только такая Россия способна иметь относительную независимую внешнюю политику,  а, следовательно, защищать своих соотечественников и иные интересы государства. В настоящее время Россия сырьевая составляющая западной экономики, а коэффициент Джинни – показатель разрыва между самыми богатыми и самыми бедными, является самым высоким на постсоветском пространстве и одним из самых высоких в мире (0,40 против, к примеру, немецкого 0,28).  По сути, финансовая и экономическая модель России находится под внешним контролем Запада, с которым она вступила в противостояние. С точки зрения национальных интересов ситуация абсурдная и труднообъяснимая. Много слов российских политиков сказано о необходимости диверсификации российской экономики и отхода от сырьевой модели развития, однако эта модель сохраняется. И здесь скрывается следующий аргумент в пользу реализации красного проекта. Россия не сможет перейти к следующему этапу технологического развития без мобилизационного периода развития. То, что на Западе называет модернизацией, Россия успешно проходит через мобилизацию внутренних ресурсов и обновление своего общества. Запад имеет возможность проходить этот процесс за счет своих колоний – стран периферии современного капитализма. Без этого перехода России не устоять в ближайшие десятилетия в процессе конкуренции цивилизаций.  Единственным аргументом, который до сих пор позволяет сдерживать Запад от прямого расчленения России  — это ядерные силы сдерживания – наследие прежнего красного проекта.


 


Список использованной литературы


 


1)       Уткин А.И. Вызов Запада и ответ России / Уткин А.И. – М.: Эксмо, 2003. – 608 с.


2)       Хаусхофер К. О геополитике: Работы разных лет / ХаусхоферК.– М.: Мысль, 2001. – C. 7–250.


3)       Ирхин А. А. Геополитические циклы Евразии и национальные интересы Украины / ИрхинА.А.– Севастополь: Ребест, 2011. – 321 с.

Ирхин А. Почему будущее России только в красном проекте

        Автор не является сторонником коммунистической идеологии, особенно учитывая тот факт, что поздние коммунисты стояли за демонтажем советской системы, а их современники комфортно влились в процесс ограбления советского народа, став карманной оппозицией компрадорских политических постсоветских режимов.


Россия — уникальное государство. Его уникальность заключается в том, что занимая то 1/6, то 1/7 часть суши, в зависимости от исторического цикла, оно обладает  устойчивостью и циклическим возрождением уже казалось бы потерянного государства. Исторические циклы российского пространства описаны А.И.Уткиным: «…. Внутри страны доминирует мнение, что государство распадалось и исчезало многократно  -  в 1237, 1612, 1918 годах, она стояла на краю гибели в 1709, 1812, 1941 годах, но восставало в 1480, 1613, 1920, 1945 годах. И этот национальный код трудно, если вообще возможно, изменить, он живет в массовом сознании, являясь основой  национальной психологической парадигмы. С психологической реальностью следует обращаться всерьез: Россия была, есть и будет такой, какой она живет в воспоминаниях, восприятии и мечтах ее народа» [1, c. 552].


Россия представляет собой специфическое геополитическое пространство со следующими характеристиками.


Читать дальше →

Ирхин А. Конкуренция цивилизаций и позиции России



После целенаправленного развала советского проекта, российское государство и общество столкнулось с нерешенной  до настоящего времени    проблемой идентичности. Констатация того, что попыток сформулировать новую российскую идентичность не было, было бы неверным фактом. Бывшие коммунистические лидеры – атеисты ударились в дикий капитализм, внедряя реформы по разгосударствлению советской экономики,  и стали глубоко верующими людьми. Новая Россия приняла в качестве господствующей идеологии демократию западного образца.


Все это сопровождалось масштабным ограблением российского населения, масштабным переписыванием истории и внедрением различных информационных технологий и реформ, разрушающих общество и остатки побежденного в «холодной войне» государства. Затем были попытки сформулировать особую форму российской  «суверенной демократии», как бы западной, но с российскими особенностями. После Россия  буквально оказалась в ситуации раскола между двумя непримиримыми идеологиями белой и красной России. Современные белый и красный проекты скорее можно отнести к российской консервативной идеологии, однако, примирение между ними возможно только в случае внешней прямой агрессии. Внутреннего общего поля для компромисса между ними не существует. В настоящее время, сторонники белого пути России призывают вернуть государство и общество к дореволюционному пути развития, то есть зовут нас в позапрошлый век, где церковь, царь и отечество были столпами Российской империи. Сторонники красного проекта призывают вернуться к советской модели развития, пересмотреть итоги приватизации 1990-х., отдать под суд чиновников, которые проводили «рыночные» реформы. Одним из отражений конкуренции белого и красного проектов является противостояние российской элиты и российского народа. Ведь основная проблема, вокруг которой «ломаются копья», – это вопрос распределения экономических благ. В итоге Россия оказалась в состоянии гражданской войны. Белые и красные элиты по-разному понимают историю России, интерпретируя под себя исторические факты, на которых основывается политическая идеология. Основными проблемными вопросами в этом дискурсе являются: Великая Октябрьская социалистическая революция или Октябрьский переворот, вопрос о личности И.Сталина, как об отце народов или кровавом тиране, проблема победы в Великой отечественной войне, как о великом достижении или запредельной цене за нее, вопрос о развале СССР, как о великой геополитической катастрофе или неминуемой гибели «Империи зла».  


Читать дальше →

Нагорняк К. Как либералы уничтожают российскую сферу высшего образования

     В феврале этого года я был участником конференции в Ялте, посвященной 70-ой годовщине Ялтинской мирной конференции 1945 года. На мероприятии было много видных российских ученых, и мне представилась возможность пообщаться с ними в неформальной обстановке. Сразу скажу, что они были преимущественно из «консервативного» крыла российской экспертной элиты. Либералы не сильно любят все, что связано с Советским проектом, тем более символы закрепления победы России в Великой отечественной и Второй мировой войне. Во время очередной кофе паузы я познакомился лично (с его работами я был знаком ранее) с одним из видных российских экономистов, профессором МГИМО, специалистом, который ранее работал в структурах МВФ и Мирового банка, то есть знающим эти системы изнутри. Он отметил, что самый большой враг России сейчас разрушает российское общество и государственную систему изнутри и на годы вперед. Эксперт уточнил, что он имеет в виду Министерство образования и науки РФ. Его слова дословно звучали так – «Враг знает куда бить – в самые слабые наши места». Далее мы не возвращались к этому разговору, но сама мысль засела где-то глубоко в моей голове и не давала интеллектуального покоя.


Читать дальше →

Ирхин А. Россия и Запад: методологический уровень конкуренции

    История взаимоотношений России и Запада полна столкновений. Статистические данные, которые приводит российский исследователь     С.Г. Кара Мурза,   потрясают  своим устойчивым характером — за 538 лет, прошедших со времени Куликовской битвы и до Брестского мира, Россия провела в войнах 334 года, причем из них 134 года – одновременно с несколькими противниками. Главным направлением был Запад  — 36 войн, 288 лет, если суммировать войны с одним противником.  И это без учета Великой отечественной войны и последовавшей «холодной войны». При этом, различного рода столкновения проходили в условиях, когда лидерство на Западе переходило от одного государства к другой державе (Польша, Швеция, Франция, Великобритания, Германия, США), в то же время Россия сохраняла свое положение, оставаясь главным и экзистенциальным противником западной цивилизации.  


Читать дальше →

Ирхин А.А. Внешняя политика Турции накануне и в период Второй мировой войны, как модель не втягивания России в будущий мировой конфликт

         Современный мир стремительно подводится к новому мировому конфликту, целью которого является сжигание  финансовых пузырей и перезапуск мировой экономики на новом техноукладе с уничтожением конкурентных США экономических центров. Россию втягивают в данный конфликт, выстраивая цепочки провокаций, на которую она не может и не сможет в будущем не отвечать.   


      В этом контексте интересен исторический опыт держав, которые в силу различных причин пытались избежать участия в последней мировой войне. Турецкая Республика была одним из таких государств.


Читать дальше →

Ирхин А.А. Перспективы России в дальнейшем противостоянии с Западом

При существующей экономической модели развития Россия показала свою неготовность противостоять Западу. Вследствие экономического  давления США и ЕС российская экономика вошла в острую стадию структурного экономического кризиса. Дальнейшее давление западной цивилизации приведет государство уже к системным проблемам не только экономического, но и социально-политического характера, что при дальнейшем внешнем воздействии поставит вопрос о целостности России.


Чем отличаются структурный от системного кризиса? Системный кризис это всеобъемлющий кризис совокупности элементов и связей между ними во времени и пространстве. Структурный кризис – это кризис   совокупности элементов и связей между ними в пространстве. Таким образом, у России в условиях структурного кризиса экономики есть время для того, чтобы провести изменения и избежать системный кризис и его последствия.


Читать дальше →

Ирхин А. Дилемма выбора турецкой элиты: между американским и российским векторами

   В основе современного российско-турецкого сотрудничества лежит выстроенный сложный комплекс двустороннего взаимодействия государств через региональных конкурентов. Иран, Сирия, Греция и Армения, Греция, являясь региональными соперниками Турецкой Республики, в тоже время, находятся под существенным влиянием внешней политики России, которая в последнее время носит сбалансированный и прагматичный характер, что заставляет турецкий политикум учитывать российские интересы в процессе разработки и реализации внешнеполитического курса. Около 10 лет идет и сближение в энергетической сфере. Эта сфера кооперации двух государств является, по сути, уникальным примером регионального развития двусторонних отношений(существующая договоренность регламентирует получение Турцией российского газа по льготной цене, однако даже такая установленная цена пересматривалась по инициативе турецкой стороны в сторону уменьшения и значительных преференций, что фактически привело к отходу от принципа «take or pay» «бери или плати», то есть платить надо даже в том случае, если газ не отбирается, но объем прописан в контракте).


Читать дальше →

Ирхин А. Евразийские интеграционные проекты России и анализ выбора Украины: модель преодоления кризиса

В условиях активной конкуренции интеграционных проектов на евразийском пространстве (Россия, США, страны ЕС, Турция), украинская элита оказалась перед лицом интеграционного выбора. Основной дилеммой этого выбора является сохранение политической власти и экономических ресурсов с минимальной потерей возможностей политического маневра. 


С высокой степенью обобщения  можно утверждать, что ни одна из региональных украинских элит, включая донецкую ФПГ, не стремилась к полной интеграции в российские интеграционные проекты. Если, классифицировать  украинскую элиту по нерегиональному принципу, то можно, сославшись на украинского политолога Дмитрия Выдрина, разделить ее на «легкую» и «тяжелую» фракции.  «Легкая фракция» — это полностью прозападная украинская элита, которая ориентируется на исключительно западные финансовые потоки, культурные и политические предпочтения. «Тяжелая фракция» — эта та часть украинской элиты, которая владеет и руководит крупным производственным бизнесом и имеет «откаты» со строительства дорог и мостов, другой социальной инфраструктуры. Она более разнообразна в своих политических и экономических предпочтениях, однако максимальный уровень её лояльности к российским интеграционным проектам — это политика многовекторности.


Читать дальше →

Ирхин А.А. Глобальные и региональные тенденции формирования новой системы международных отношений

 Современный исторический период является переходным, когда создаются предпосылки для создания новой системы международных отношений. За последние несколько столетий проявились устойчивые закономерности формирования таких систем: Большая война между ведущими мировыми силами, которая чаще начиналась со столкновений на их периферии и экономический кризис, который предшествовал этой войне. Данные конфликты носили и экономический характер – в условиях капиталистической системы войны идут за рынки, ресурсы и с целью разрушения главных конкурирующих экономических центров. Показательными примерами являлись Первая и Вторая мировые войны. В этот исторический период проявился главный экономический и геополитический гигант – США, которые, находясь на рельсах изоляционизма (за исключением попыток американского президента  В. Вильсона в конце ПМВ) до 1941 года опосредованно уничтожали своих главных экономических конкурентов, стараясь вступить в войну на заключительной фазе и не потерпев военного ущерба на своей территории. Война позволяла решить целый ряд проблем политической элите великих держав: перезагрузить экономику, ускоренно запустить новый технологический уклад и внедрить достижения научно-технической революции, как бы жестоко это не звучало – сократить население, аннулировать долги, запустить инвестиционный бум. После появлялся новый мировой порядок, основанный на жестком законе политического реализма – мир строился за счет сторон, которые потерпели поражение в этом конфликте.   


Читать дальше →