0.00
2 читателя, 92 топика

Цена измены элиты

     Меня всегда удивляла циничность компрадорской политической и бизнес элиты. Но когда она достигает своего апогея? По свей видимости, этот процесс происходит, когда государственная элита начинает ориентироваться на зарубежные центры и защищать исключительно зарубежные национальные интересы, а местное – «аборигенное» население становится своего родом гумусом – биологическим удобрением и питанием для «более высшей нации или расы».


Читать дальше →

Ирхин А. Имперские системы Евразии: типология, циклы развития и взгляд в будущее

    Анализ исторического опыта развития человечества в рамках интеграционных систем показывает, что происходит определенная эволюция последних от низших форм, таких как род, племя, первичные формы государства, к более сложным образованиям – национальным государствам и империям (Большим пространствам).  Национальная модель государственного устройства, как одна из основных форм внутреннего уклада и внешнего позиционирования на международной арене, имеет свои пределы эффективности. Она воспринимается, а скорее навязывается, сильными имперскими центрами, через манипулятивные технологии, как самая продуктивная и универсальная. Причины реализации данных информационных кампаний лежат в плоскости предупреждения появления других имперских центров, которые могли бы впоследствии составить конкуренцию в распределении и потреблении различных видов ресурсов. По мнению российского исследователя  А.С. Панарина: «… Запад сохранил за собой право на понятие политической нации, в рамках которой этнические различия не могут иметь политического статуса и давать повода для «этносуверинитетов»… Что же касается Востока – начиная с постсоветского пространства и заканчивая Китаем, — то Запад проецирует на него негативное понятие империй, которые в соответствии с правом на демократическое национальное самоопределение, должны распасться» [1, с.172].


Читать дальше →

Имперские системы Евразии: типология, циклы развития и взгляд в будущее (Часть 2)

    Применение системного подхода позволяет выделить в Восточной и Западной типах империй  разные подходы существования и развития. Западный тип представляет собой открытую систему, стремящуюся к экспансии, и освоению новых рынков сбыта и доступа к ресурсам. В ней устойчивость и замкнутость достигается за счет открытости, что в свою очередь является производной технологического превосходства, прежде всего, в области вооружений.  Восточная империя стремиться к автаркии (самодостаточности), через закрытость своей системы.


Читать дальше →

Ирхин А. Проблема внешнеполитического выбора турецкой элиты: между российским и американским векторами

    В современных геополитических условиях Соединённые Штаты Америки являются мировым лидером, сосредоточившим в своих руках беспрецедентную экономическую, политическую и военную мощь. В свою очередь Турецкая Республика является претендентом на роль регионального лидера и как член Североатлантического альянса служит опорным пунктом для американской внешней политики. Современный внешнеполитический курс Турецкой Республики характеризуется приоритетной постановкой национальных интересов над блоковыми, региональным сближением с Российской Федерацией в Черноморском регионе, временным замораживанием греко-турецких противоречий, в связи со стремлением страны в ЕС, «новой активностью» на Ближнем и Среднем Востоке и Восточном Средиземноморье и продолжением стратегического сотрудничества с США.


Читать дальше →

Ирхин А. «Финансовый обрыв» экономики США стал на два шага ближе

  Долларовоцентричная мировая экономика приближается к очередной глубокой волне рецессии. Украина, равно как и Россия, настолько глубоко интегрированы на правах периферии и полупериферии в данную систему, что любые колебания на американском рынке потребления и в финансовом секторе США мгновенно отражаются на наших социально-экономических системах.   Какие эти два шага?   


Читать дальше →

Ирхин А. Постсоветское пространство: интеграционные проекты Запада - исторический опыт, общие черты и различия

    В анализе интеграционных моделей, выдвигаемых западной цивилизацией в отношении евразийского пространства, необходимо учитывать, что современный Запад не является единым силовым центром. Его деление как минимум на два геополитических ядра – ЕС (Германия) и США проявляется, в том числе, и на данном макрорегиональном уровне. В  свете разделенности  западной цивилизации на теоретическом и практическом уровнях возникает проблема – как рассматривать современный ЕС – как самостоятельного игрока или как элемент геополитических технологий политики США, когда Европейский союз становится и используется Вашингтоном в качестве геополитического плацдарма для экспансии в Евразии. Современная поддержка экспансии ЕС на Восток, а не на Юг, преследует те же цели, что и были сформулированы в начале ХХ в. Х.Маккиндером и Р.Челленом, реализуемыми модернизированными методами. Поэтому возникает опасность того, что формат Европейского союза в эпоху «столкновения цивилизаций» ожидает приблизительно такая же судьба, что и государств «санитарного пояса» в 30-е гг. ХХ в. В любом случае, Украина в такой игре становится «прифронтовым» государством [1, с.490].


Читать дальше →

Ирхин А. Евразийский континентальный блок: перспективы и реальности

  Современные геополитические трансформации, вызванные двумя противоречивыми процессами — углублением региональной интеграции в Европе, Латинской Америке и Юго-восточной Азии и дезинтеграцией СССР, продолжением «дробления» Балканского полуострова, а потенциально и постсоветского пространства, заставляет исследовать более фундаментальные механизмы дальнейшего пространственного преобразования  мира.  В этом контексте заслуживающим внимания является возможность исследовать варианты формирования новых геополитических союзов вследствие того, что географический фактор не был нивелирован научно-технической революцией.


Читать дальше →

Евразийский континентальный блок: перспективы и реальности (Часть 2)

    В континентальном блоке Германия – Россия – Япония было заложено четкое разделение обязанностей, согласно, имеющейся ресурсной базы. Германия располагала внушительными силами военно-морского флота, но который был способен проводить активные операции в ограниченном пространстве и мощной сухопутной армией. Россия располагала внушительными сухопутными силами, однако, относительно слабым флотом. Наиболее мощная морская составляющая была у японцев.  Но если Япония достигнет компромисса с Советским Союзом, то русским вовсе не надо будет добиваться на Тихом океане роли третьего радующегося; в таком случае старая дальневосточная островная империя позаботится обо всем, что может в дальнейшем произойти в Китае и Океании в ущерб обеим империалистическим державам, в свое время ввергнувшим Россию вместе с Турцией в Крымскую войну.


Читать дальше →

Ирхин А. Имперские технологии освоения пространств как факторы определяющие новую систему международных отношений (Часть 1)

    Современная система международных отношений характеризуется перманентной трансформацией, которая включает в себя продолжающийся распад биполярной системы с сопутствующими процессами глобализации, интеграции и дезинтеграции, фрагментации, изменением роли транснациональных компаний и национальных государств в мире. В таких условиях переформатирования международной системы отношений проходит разработка, концептуальное оформление, выдвижение и реализация внешнеполитических проектов, заключающих в себе принципы формирования субъектами мировой и региональной политики  сфер  влияния.


Читать дальше →

Ирхин А.А. Имперские технологии освоения пространств как факторы определяющие новую систему международных отношений (Часть 2)

Итак, динамическая форма «транспортной теоремы» утверждает, что сохранение единства полицентрического государственного организма возможно тогда и только тогда, когда развитие общеимперской инфраструктуры опережает экономическое развитие регионов.


Хэлфорд Макиндер также определял возможности и пределы сухопутной и морской экспансии с учетом новых технологических возможностей. По его мнению, морской торговле будет брошен новый вызов: «…В ситуации с торговлей не следует забывать, что океанический способ, хотя и относительно дешевый, обычно прогоняет товар через четыре этапа фабрика-изготовитель, верфь отправителя, верфь получателя и склад розничной продажи, в то время как континентальная железная дорога ведет прямо от фабрики-производителя на склад импортера. Таким образом, промежуточная океанская торговля ведет, при прочих равных условиях, к формированию зоны проникновения вокруг континентов, чья внутренняя граница грубо обозначена линией, вдоль которой цена четырех операций, океанской перевозки и железнодорожной перевозки с соседнего побережья равна цене двух операций и перевозке по континентальной железной дороге». 


Читать дальше →