Ирхин А. Проблема внешнеполитического выбора турецкой элиты: между российским и американским векторами (Часть 2)

      Турция, по прежнему не смогла сформировать сильного лобби в США, поэтому вопрос геноцида поднимается при активном участии армянских и греческих общин. В целом последние пять лет климат американо-турецких отношений не предполагают значительного улучшения в краткосрочной перспективе. Несмотря на то, что, на дипломатическом уровне неоднократно обозначено, что Турция и США должны больше кооперироваться с целью борьбы с Курдской рабочей партии на севере Ирака «прорыва» в двустороннем сотрудничестве не произошло. Как представляется, в геостратегическом плане климат американо-турецких отношений существенно улучшиться после внешнеполитического отступления США и делегирования части полномочий своим контрагентам, то есть, по сути, Турция вернет себе позиции военно-политического посредника Соединенных Штатов Америки.


    Исходя из вышеизложенного можно сделать следующие выводы. Во-первых, российско-турецкое сближение, вследствие энергетического сотрудничества и необходимости обеспечить турецкой элите замораживание российско-турецких противоречий в связи с вовлеченностью Турции в ситуацию на Ближнем Востоке, является ситуативным и не имеет стратегического измерения. Однако, последняя позволяет прогнозировать, что Турция, при разрешении спорных проблем России, с третьими странами в Черноморском регионе будет больше учитывать и считаться с интересами РФ. В тоже время долговременные противоречия, связанные с конкуренцией за сферы влияния на Кавказе, Каспийском регионе и в меньшей мере в Центральной Азии (российское ближнее зарубежье), обеспечение технологического прорыва Ирану и Сирии, комплексная система взаимного взаимодействия посредством региональных конкурентов, сохраняют потенциал конфликтогенности в двусторонних российско-турецких отношениях, который проявиться в ближайшем будущем. Во-вторых, имея стратегическое измерение американо-турецкое сотрудничество, находится в стадии «холодных» отношений, что связано, в основном, с реализацией американских силовых инициатив в Ираке и опоры на курдский фактор в регионе. Однако, по сути, несмотря на внешний нейтралитет, Турция вынуждена проводить активные антитеррористические операции на севере Ирака и тем самым, оставаясь стабильным государством региона, способствует реализации внешней политики США. При этом в перспективе представляется, что климат в двусторонних отношениях существенно улучшиться вследствие частичного или полного вывода американских войск из Ирака и относительной стабилизации региона. Кроме того, представляется, что турецкая элита нуждается в американских ресурсах для ослабления позиций Ирана регионе. Основными императивами турецкой внешней политики, которые будут и в будущем определять ее модель остаются: приоритет национальных интересов над блоковыми (государство неоднократно показывало, что оно не готово быть вовлеченным в силовые акции, несмотря на союзнические обязательства, которые противоречат ее интересам), консерватизм и осторожность в планировании и реализации внешнеполитического курса, ориентация на стратегическое сотрудничество с США с одновременным развитием сферы сотрудничества в российско-турецких отношениях. Представляется, что дальнейшее прогнозирование развития российско-турецких и американо-турецких отношений в краткосрочной перспективе может основываться на двух моделях. В результате отклонения ЕС Турции в качестве полноправного члена, государство остается частично включенным в процесс европейской интеграции, но перед турецкой элитой (вне зависимости от политических взглядов) встает выбор между двумя стратегическими направлениями. Во-первых, в рамках существующего стратегического партнерства Турция становится более активным проводником интересов США на Ближнем и Среднем Востоке, Кавказе, Каспийском регионе и Центральной Азии. Данный императив американской и турецкой политики ведет к столкновению с Россией в основе которого лежит контроль за направлением экспорта углеводородных ресурсов Евразии. В результате частота ситуативных конфликтов между Турцией и Россией возрастает. В то же время, учитывая роль российских ресурсов в турецкой экономике снижает возможность Турецкой Республики беспрекословно придерживаться интересам США. Поэтому турецкая элита будет стремиться к компромиссному варианту. При этом с восстановлением России в качестве региональной державы Турция, исходя из интересов национальной безопасности, будет активно реализовывать американские инициативы, что приведет к российско-турецкому напряжению и нанесет существенный урон экономике Турецкой Республике, вследствие сокращения российских сырьевых поставок. Во-вторых, Российско-турецкие отношения продолжают развиваться и турецкая политика, и экономика приобретает более закрытый региональный характер. Это обеспечивает более тесные экономические и политические связи двух государств и снижает военно-политическую зависимость Турецкой Республики от США. Представляется, что первый сценарий в среднесрочной перспективе имеет большую вероятность реализации.

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.