Современная Турция: отказ от демократического эксперимента или новый геостратегический подход Запада (Часть 2)

   Парламентские выборы в Турции несколько раз подряд выигрывали происламские партии. Так было в 1995 году, когда к власти пришла партия Благоденствия во главе с Неджеметтином Эрбаканом, который сформировал коалиционное правительство. В парламенте Турции исламисты получили 156 из 550 мест [5, с. 5]. Наибольшую поддержку исламисты получили от отсталых, мало затронутых модернизацией и вестернизацией районов страны – в центральной части Анатолии, а также на окраинах крупных городов, где преобладают геджеконду (поселенцы нищеты), от представителей среднего городского класса, части интеллигенции, части бизнесменов и политиков, и что особенно показательно, от курдов, которые голосовали против кемалистких партий. Представители партии Благоденствия сумели воспользоваться достижениями западных политтехнологий, проведя агитацию на всех политических фронтах, используя противоречия, возникшие между представителями кемалистких партий и армией. На выборах она выглядела новой политической силой, которая давала убедительные ответы на вопросы электората, выдвинув двух респектабельных харизматических политиков  -   Н. Эрбакана и Р. Эрдогана.  Два политика внутри партии представляли одновременно два течения: консервативное, приверженцем которого был   Н. Эрбакан и, соответственно, либеральное, которое олицетворял Р. Эрдоган. Партия обещала очистить государство от коррупции и бороться за «чистоту системы и справедливый порядок» [6, p.129].


   В государстве существует ряд мощных предприятий и финансовых структур, работающих  не по Западным экономическим принципам, которые дали экономическую основу для прихода к власти исламистов.  Ислам оказывает влияние на экономическую сферу через морально-этические нормы, но и через особые рекомендации и указания, содержащиеся в Коране. Ключевым звеном социально-экономической исламской доктрины является запрещение процента, как не заслуженного собственным трудом вида дохода. Это самое значительное из предписаний Корана дает основу для деятельности исламских банков. Согласно экономической доктрине исламской экономики  государство является основной регулирующей силой, которая обеспечивает социальную справедливость и безопасность. Вместе с тем предполагается, что исламское общество способно разрешить противостояние между государством и обществом по формуле: внутри сильной централизации – система местного самоуправления, при фундаментальном этатизме – частная «народная» инициатива. Турецкие теоретики исламской экономики отрицают капитализм как возможный путь развития государства, признавая при этом принцип частной собственности. Они полагают, что турецкое общество обречено лишь на подражание Западу, чей капитализм основан, прежде всего, на ценностях протестантизма [7, c. 344].


Идея реализации модели исламской экономики в Турецкой Республике  стала выходить из подполья вместе с исламским возрождением, с легализацией мусульманских орденов и обществ, усилением идей ислама в политике, и стремительным возвышением в 80-е гг. исламистского капитала, ставшего экономическим базисом для исламских политических партий. В 80-е гг. исламские предприятия представляли небольшие, сконцентрированные в основном в Анатолии организации, ориентированные на происламскую  партию Национального спасения. Основными источниками их финансирования стали филиалы финансовых групп арабских стран Персидского Залива и денежные переводы турецких рабочих в Германии. Исламские банки, которые появились в Турции, не используют в своих операциях ссудный процент. Вместо него предприниматель в оговоренных пропорциях отчисляет в банк часть своей прибыли. Главный же принцип работы исламских банков: вознаграждение банка или вкладчика не является изначально гарантированным, а возникает как производное от прибыли бизнеса. Исламские банки стали пользоваться спросом в условиях высокой инфляции в Турции, а также у религиозной части населения, которая по этическим соображениям не могла использовать процент для своих вкладов. Клиентами исламских банков стали предприятия, ориентированные на экспорт в арабские страны.


   Главной задачей,  проводимой экономической политикой Т. Озала, было оживление экономического потенциала отсталой Анатолии, предприятия которой после десятилетия развития смогли дать экономическую и отчасти идеологическую базу для исламских партий. Исламские предприятия дали также толчок для торговли со странами Персидского залива, привлечение арабского капитала в экономику Турции.


Став премьер-министром, Н. Эрбакан начал активную внешнюю политику, внешне напоминающую попытку переориентации государства на тесное региональное сотрудничество с исламскими государствами, что было расценено военными как надругательство над наследием Ататюрка. Правительство, которое собиралось провести ряд реформ, основанных на догмах ислама, подталкивало Турцию к национальному психологическому перелому. Начались поиски новых отношений между государством и обществом.   Для вмешательства военных, однако, существовали и другие причины, которые сводились к отсутствию программы мер по выходу социальной и экономической системы из кризиса. В добавок, партия Благоденствия и ее лидер Н. Эрбакан продемонстрировали, что исламисты, подобно всем прочим политикам, не чужды оппортунизма. Несмотря на предвыборные обещания, 13 месяцев пребывания у власти исламистов не показали усилий партии на пресечение коррупции и злоупотреблений. Спустя некоторое время по стране прокатились новые скандалы, в коррупции обвиняли правящую партию. В 1997 году военные «убедили» правительство Н. Эрбакана уйти в отставку.  Однако генералы организовали «мягкий» военный переворот, не прибегая к физическому насилию, и внешне он выглядел, как корректировка внутриполитического и внешнеполитического курса правящей партии. План военных заключался в том, чтобы, принудить коалиционное правительство во главе с ПБ, участвовать в кампании по освобождению общества от влияния крайних исламистов. Военные рекомендовали правительству принять ряд мер по:


1)      Неуклонному выполнению положений «Закона об унификации образования», включая закрытие медресе и школ иммамов.


2)      Разработке новых законов, направленных на защиту светской природы государства.


3) Прекращению практики назначений исламистов на руководящие должности.


 4) Осуществление жесткого контроля за экономической деятельностью сторонников исламистких партий [8, р. 30].


Несмотря на то, что премьер-министр после некоторых колебаний подписал соответствующие директивы, правительство ушло в отставку. В дальнейшем исламистская партия Добродетели, созданная после роспуска партии Благоденствия и продолжившая ее политическую линию, вообще убрала из своих программных документов обещание бороться «за чистоту системы и справедливый порядок» [9, р.137].

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.