А. Ирхин В.Минин "Сирийский котел" мировой политики (Часть 3)

  Кроме того, в случае открытого вступления Турции в конфликт, Иран автоматически становится врагом Турции, что также дает массу военно-политических производных – от курдского вопроса до непосредственного возможного военного столкновения с Тегераном.  Если в условия моделирования включить одну, но очень существенную переменную – возможную американскую агрессию против Сирии, Турция вынуждена будет как можно дольше оставаться в стороне от боевых действий. Данное положение может изменить только массовые истребления мирного суннитского населения со стороны режима Башара Аль Асада, однако, они должны будут иметь безупречную доказательную базу, а не являться продуктом информационной войны.


  Таким образом, магистральная стратегия Анкары в сирийском вопросе состоит в поддержке движения «Братьев мусульман». Однако из оппозиционных сил режиму Башара Аль Асада выделяются еще две вооруженные и политические силы, которые являются конъюнктурными союзниками Турции – салафиты и курды. Последние являются союзными только до периода свержения режима Асада, после наступают стратегические противоречия между целями Анкары и перечисленных субъектов. Кроме того, курды уже выбрали меньшее для себя зло и фактически воюют на стороне правительственных войск.  Салафиты ориентируются на Саудовскую Аравию и подрывают позиции Анкары в регионе.             


  При этом необходимо иметь ввиду, что самостоятельно Турецкая Республика, с учетом возможных негативных издержек, не обеспечена ресурсами для проведения военной операции против Сирии. Коалиционное участие в составе западных государств возможно, однако этот шаг будет дискредитировать Турцию в глазах мусульманского мира.  Данным шагом немедленно воспользуются салафиты для того, чтобы показать, что Анкара является креатурой западного мира в регионе.


После Турецкой Республики, вторым по значимости региональным субъектом в сирийском вопросе является Израиль. Позиция Израиля, как не странно заключается скорее в заинтересованности сохранения режима Башара Аль Асада, что связано с несколькими факторами.


Во-первых, продолжительная протяженность общей сухопутной границы и предсказуемость нынешнего политического режима Башара Аль Асада для Тель-Авива.


Во-вторых, политическая сила «Братья мусульмане» напрямую связаны с Организацией Освобождения Палестины — «Хамас», последняя, по сути, является ее дочерней организацией. Поэтому в случае реализации самого благожелательного для Турции сценария, то есть, прихода к власти в Сирии представителей «Братьев мусульман», вся Сирия превращается для Тель-Авива в «Сектор газа №2».


В-третьих, в случае реализации силового сценария против Сирии возникнет уже упомянутый эффект домино с Ливаном, с которым Израилю придется столкнуться, а с учетом, кампании 2006 года, когда в борьбе с членами организации «Хезболла», регулярные части понесли чувствительные потери, эта модель является также кране нежелательной для Тель-Авива.


Но, несмотря на заинтересованность Израиля в сохранении политического режима Аль Асада, он предпринимает попытки для того, чтобы на общем фоне уничтожить как можно большую часть военной инфраструктуры Дамаска. Очевидно для того, чтобы выйти на возможные будущие переговоры с более выгодными позициями. 


Одной из главных причин низкой эффективности военных  успехов сирийской оппозиции, является ее чрезвычайная раздробленность и разобщенность. А начиная с апреля 2013 года в сирийском конфликте произошли события, которые изменили подходы Запада и Востока и региональных держав. С апреля 2013 года сложившийся баланс сил вокруг сирийского конфликта был существенно нарушен. Руководство  Фронта (Джабхд Аль Нусра Аль Исламия – «Фронт победоносного Ислама»), который входит в Оппозиционный совет Сирии и возглавляется Абу Мухаммедом Аль Джуляни (по прозвищу Аль Фатех — завоеватель), объявил о создании государства -  Даулят Аль Ирак ва Аль Шам (Шам). По планам руководства Фронта, политическое устройство государства Шам должно быть идентичным политическому режиму Афганистана периода правления Талибан. То есть, данный фронт публично себя признал филиалом «Аль-Каиды» в Сирии. При этом в данное государство (Шам) входит современные территории Сирии, Ливана, Иордании, часть Ирака, что является прямой угрозой для США, Турции, Израиля и Ирана одновременно.  То есть, по сути, появление «Аль Каиды» заставило посмотреть на политический режим Башар Аль Асада под другим узлом зрения.


Семантического происхождения термина Шам, имеет доарабские (древнесемитские) корни.


   Для Турции реализация такого плана даже гипотетически является мощнейшей угрозой. В настоящее время картина военно-политического противоборства на Ближнем и Среднем Востоке выглядит таким образом – «Братья мусульмане», которые поддерживаются Турцией, салафиты за которыми стоит Саудовская Аравия и «Аль-Каида». Курды скорее были вынуждены примкнуть к проправительственным силам из-за меньшей угрозы, которую представляет политический режим Б. Аль Асада, чем все остальные силы, особенно «Аль-Каида».  Последняя является наиболее мощной военной организацией. К примеру, если салафиты в процессе борьбы готовы бороться и умереть, то члены «Аль-Каиды» готовы бороться, но в их задачу входит выжить. «Аль-Каида» гораздо более мощная организация, чем салафиты или ассоциация «Братья мусульмане».


При этом Аль-Каида разработала проект существования чрезвычайно жесткий, который ориентирован только на своих сторонников. «Аль-Каида» – это наиболее воинственная часть салафитов. Салафизм – джихадизм – иделогия, которая сложилась в Афганистане в середине 1980-х гг., в ходе деятельности миссионеров в лагерях моджахедов. По сути «Аль-Каида» сейчас дискредитировала антиасадовское движение. В сложившемся военно-политическом раскладе Аль Асад стал естественным союзником США, Турции, Израиля. При этом необходимо учитывать, что эта часть «Аль-Каиды» имеет иракское происхождение, то есть уровень антиамериканизма в ней имеет чрезвычайно высокий уровень. В данной ситуации США могут сыграть через Турцию («Братья мусульмане») и Россию (Башар Аль Асад) на формулу компромисса в Сирии, однако, он безусловно будет временным, пока они не подавят силы «Аль Каиды».


В современной ситуации для сохранения контрольного «пакета акций»  США необходимо воссоздать стратегическую Ось Турции и Израиля. Это необходимый элемент сохранения американского доминирующего присутствия. Возможным и наиболее вероятным компромиссом, который будет устраивать все стороны – Турцию, Израиль и США является создание палестинского государства. При этом, Израилю необходимо, чтобы территория Палестины была неподконтрольной «Хамасу» (дочерней организации ассоциации «Братья мусульмане»), а Организации освобождения Палестины, которая является светской организацией. При этом руководство Израиля пытается сузить противоречия и перевезти их из цивилизационной плоскости в национальную, то есть представить арабо-израильский конфликт, как еврейско-палестинский, тем самым снять противоречия с арабским миром, в общем. Такой шаг в случае его успеха дает резкое снижение антиизраильских настроений в регионе. Такой механизм будет устраивать и руководство ассоциации «Братья мусульмане», потому как в силовом противостоянии появляются салафиты и «Аль-Каида» с которыми «Братьям Мусульманам» необходимо бороться. Поэтому в нынешних условиях для Израиля «Братья мусульмане» являются договороспособным, но скрытым союзником. При создании палестинского государства исчезает предмет вражды между арабами и евреями, а это является псевдорешением ближневосточной проблемы.


Главные союзники США в регионе – нефтедобывающие монархии и салафитские государства (Саудовская Аравия, Арабские Эмираты, Бахрейн и Оман).  Современная региональная дилемма для США выглядит таким образом – с ассоциацией «Братья мусульмане» нельзя переходить к открытой конфронтации, так как существует гораздо более дееспособный противник – «Аль-Каида». Создается система балансов – Западу (и его союзникам) с «Аль-Каидой» необходимо воевать, «Братьям мусульманам» — противодействовать, так как чрезмерное усиление ассоциации будет влиять на внутриполитическую стабильность нефтедобывающих монархий – Саудовской Аравии, Арабских Эмиратов, Бахрейна и Омана.


Региональное усиление «Аль-Каиды» также невыгодно Ирану. Данная организация стремиться уничтожить Сирию – главного союзника Ирана в регионе. К этому же стремиться Турция, поэтому Тегеран не может сотрудничать с Анкарой по этой же причине, однако Каида может существенно сблизить позиции Ирана и Турции по региональным вопросам и отодвинуть проблему Сирии на более компромиссное поле. Действия «Аль Каиды» может также способствовать сближению Израиля с Турцией и Ираном (скрытому сближению с последним). Необходимо также учесть, что в Ираке шиитская община ведет открытые бои с представителями «Аль- Каиды».


Интересы курдского национального движения полностью противоречат деятельности «Аль-Каиды», и они являются принципиальными противниками. Курды добиваются создания национального государства, а «Аль-Каида»  наднационального – государство Халифат.


Динамичность развития сирийской ситуации трансформирует подходы практически всех сторон, вовлеченных в конфликт. Идея создания государства Шам и агрессивные действия «Аль-Каиды» сыграли, наверное, большую роль для временного компромисса вокруг Сирии, чем успехи российской дипломатии, направленные на получения контроля над химическим оружием Сирии. Однако «Сирийский котел» продолжает кипеть, заставляя великие державы трансформировать свои подходы к кризису. 

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.