Ирхин А. Турция в новой архитектуре мирового порядка (часть 2)

  Анализ развития стран по этим четырем критериям «жесткой силы» позволяет сделать вывод о безусловном региональном лидерстве Турецкой Республики в регионе Ближнего и Среднего Востока. Наиболее близко стоящим государством по критериям мощи является Иран.   В то же самое время, если брать эти же критерии и переносить на внерегиональный масштаб, то Турция занимает,  по крайней мере, близкую позицию к группе стран лидеров БРИК. И по крайней, опережает Южную Африку по выделенным параметрам.Если оценивать ресурсы «мягкой силы», то Турция пытается себе вернуть статус лидера исламского суннитского мира, а возможно и статус «стержневой» и ключевой державы, который она занимала до 1923 года. В программе 61-го правительства Турции (2011 год), сформированного правящей Партией справедливости и развития отмечается следующим образом рост влияния Турции – «В период руководства партии АКР, благодаря быстрому росту экономики, научного и технологического потенциала, человеческого потенциала и дипломатических усилий Турция превратилась в легкую («мягкую силу») силу (очевидно в противовес «жесткой силе», используемой в международных отношениях Западом»), завоевывающую все больший авторитет.


Рост цивилизационного влияния Турции на системной основе проявляется с 2002 года, когда происламская партия одерживает свою первую победу на парламентских выборах. Основной идеей, позволившей набрать электоральное большинство, было повышение социальной ответственности государства, а также критическое отношение партии к стабилизационным мерам МВФ. К 2007 году к началу нового электорального цикла АКР подошла уже со значительными экономическими успехами. К этому времени отношение государственного долга к ВВП снизилось вдвое, впервые за последние 34 года уровень инфляции снизился до однозначной цифры и в 2007 году составил 9%. Экономический рост до 2008 года составлял в среднем выше 7%, в 2010 – 9%, 2011-2012 – около 5% и 3% соответственно. Правящая партия планирует, что к 2023 году к столетнему юбилею Республики, государство войдет в число 10 ведущих экономик.


Одним из стратегических достижений АКР является курс на технологическое производство в Турции товаров с высокой добавленной стоимостью, чего не было со времени второго этапа «демократического эксперимента» (конец 1940-х гг.). Показательным в этом смысле примером является спуск на воду в 2011 году фрегата «Хейбелиада» («Устрашающий») — первый боевой корабль турецкого ВПК. В планы партии входит достижение к 2023 году статуса Турции, как крупнейшего экспортера систем вооружений, в том числе, сложных.


Системные меры АКР по созданию предпосылок для устойчивого развития страны выглядят продуманными и правильными (инвестиции в систему образования и подготовки специалистов, технологические инвестиции и т.д.).   


Тем  не менее, пока Турция, как большинство стран современной экономической системы, по-прежнему в значительной мере зависит от степени интереса финансового сектора к инвестированию в турецкую экономику. Прямые финансовые иностранные инвестиции: в 2007 году Турции удалось привлечь свыше 22 млрд., долларов. Но в последующий период происходят системные сокращения вложений иностранных инвестиций в Турцию.


В сфере «мягкой силы» Турция проходит процессы, которые С.Хантингтон охарактеризовал, как процессы индегенизации — возрождение и популяризация исламских ценностей в политике, экономике и быту. При этом элита турецкого государства возглавляет (и стимулирует) эти процессы. По сути, проходят процессы отхода от кемалистской модели развития государства, что возвращает Турции де факто роль лидера исламского суннитского мира. Антиизраильская риторика последнего десятилетия в Турции формирует такой образ в сфере внешней политики.


После 2007 года турецкое руководство, понимая возросшие возможности государства, начало выдвигать новые идеологические рамки развития государства – «Турция уже не ограничивалась стремлением стать региональной силой: выдвигается задача превратить страну во влиятельного глобального актора, для чего надлежало, отказавшись от позиций страны, реагирующей на международные кризисы и обороняющейся, вооружившись региональным и глобальным видением, стать силой, влияющей на характер международного развития» [3].


Проведенный анализ оценки развития критериев силы турецкого государства позволяет сделать следующие заключения.


Во-первых, в период правления партии Справедливости и развития с 2002 года и до настоящего времени  политическая элита Турецкой Республики начала проводить системные реформы, направленные на увеличение коэффициента возможностей государства в сфере «жесткой силы» (военная мощь – курс на самодостаточность турецкого ВПК) и «мягкой силы» (получение статуса лидера суннитского мира за счет антиизраильской внешнеполитической риторики, подкрепленной реальной политикой, а также постепенного отхода от кемалистской модели развития). 


Во-вторых, экономический рост Турецкой Республики по-прежнему зависит от «быстрых денег», поэтому, имеет, по крайней мере, отчасти, внешние корни. В данном контексте стоит вопрос об управляемом росте Турции, как великой державы.


В-третьих, по всей видимости, в настоящее время на Ближнем и Среднем Востоке формируется новая региональная модель развития. В данной модели Турция будет занимать лидирующие позиции за счет факторов державной мощи, поддерживаемой западным миром. Собственных ресурсных и технологических факторов развития Турецкой Республики недостаточно для самостоятельной реализации турецких претензий на роль регионального лидера или достижения статуса одной  из влиятельных глобальных сил.      


                                     Списокиспользованныхисточников


1.  Lerrabe Stephen F. Turkish foreign policy in Age of Uncertainty / Lerrabe Stephen F., Lesser Ian O. – N.Y.:“RAND”, 2003. – 239 p.


2. Turkish Probe // Turkish Daily News. — March 2004. —  Issue 580.


3. Ульченко Н. Новый путь Турции? / Николай Ульченко//Мировая экономика и международные отношения. – 2012. – №6. С.90-100.

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.