Ирхин А.А. США и Россия: возможные варианты геополитического компромисса (Часть 2)

      Эта группа не поддержала бы открытой реинтеграции СССР, но она не увидела бы трагедии в восточнославянском или евразийском союзе, отражающем исторические реальности и не направленном против Запада (с оговоркой, если Запад сам не вызовет ненависть своим неприятием происходящих в России процессов). Запад должен найти успокоение в том, что Россия еще не скоро будет посягать на весомую долю на рынках наукоемких товаров, а отсутствие конкурентного ожесточения – залог ее приемлемости в качестве регионального лидера Северо-Восточной Евразии [9, c. 432]. Четвертая группа наиболее многочисленна и аморфна. Она не знает истинного пути и не претендует на его знание. Она реалистически оценивает флюидность (изменчивость) ситуации, перехода России в прозападный лагерь и опасность ее нового поворота от Запада. Трезвость и рациональность привлекают данную группу, революционный раж антагонизирует ее. Эта группа не уверена, что в России скоро будет создан привлекательный рынок для западных инвестиций, но она не хотела бы видеть российскую экономику рухнувшей окончательно – тогда задача накормить 300 миллионов евроазиатов или сдержать нарастание в этом регионе тенденции бунта и даже варварства падет на Запад. Эта группа по взглядам на реинтеграцию постсоветского пространства находится между вторым и третьим течениями [10, c. 433].


Читать дальше →

Ирхин А.А. США и Россия: возможные варианты геополитического компромисса (Часть1)

     Процессы формирования новой системы международных отношений проходят в условиях доминирования ведущих держав западной цивилизации, которые на протяжении последних нескольких столетий, посредством имплементации механизмов «мягкой» и «жесткой силы», успешно реализуют технологии периферизации своих конкурентов, включая последних в свой мировой порядок, создаваемый ими исключительно под своё цивилизационное мировосприятие. Четыре системные переменные: мировой экономический кризис, рост новых центров силы, убывающая мощь США и усиление роли транснациональных компаний взаимно влияют друг на друга, определяя модель будущего мирового порядка. Несмотря на технологические достижения в области НТР и перенесение акцента в процессе конкуренции государств в область «мягкой силы» и финансовых технологий, борьба за геополитическое пространство остается основной сферой соперничества великих держав, а в современном мире две противоположные тенденции – глобализация и регионализация (логика сфер влияния) жестко конкурируют между собой, формируя значительный потенциал конфликта.


Читать дальше →

Ирхин А.А. Интеграционная активность Ирана на постсоветском пространстве в условиях формирования новой системы международных отношений

   Четыре системные переменные: мировой экономический кризис, рост новых центров силы, убывающая мощь США и усиление роли транснациональных компаний взаимно влияют друг на друга, определяя модель будущего мирового порядка. Несмотря на технологические достижения в области НТР и перенесение акцента в процессе конкуренции государств в область «мягкой силы» и финансовых технологий, борьба за геополитическое пространство остается основной сферой соперничества великих держав, а в современном мире две противоположные тенденции – глобализация и регионализация (логика сфер влияния) жестко конкурируют между собой, формируя значительный потенциал конфликта.


Читать дальше →

Ирхин А.А. Мировой экономический кризис и процессы формирования новой системы международных отношений (Часть 2)

   Структурирование постбиполярной международной системы проходит в условиях, когда США – главный мировой игрок, ЕС – центр экономического роста и процессов политической консолидации в Евразии, Восточная Азия — новый экономический гигант, самоутверждаются в новых геополитических условиях. В круг государств, которые претендуют на лидерство различного масштаба и характера, постепенно входят другие государства, что дало основания экспертному сообществу определить новый блок потенциальных государств-лидеров — БРИК – Бразилия, Россия, Индия и Китай, иногда расширяемый за счет ЮАР до БРИКС. Таким образом, современная переходная эпоха международных отношений сопровождается сложными и противоречивыми процессами сотрудничества и конкуренции новых и уже утвердившихся региональных держав и единственной сверхдержавы.


Читать дальше →

Ирхин А.А. Мировой экономический кризис и процессы формирования новой системы международных отношений

    Процессы формирования новой системы международных отношений, проходят в условиях, когда не устоявшиеся основы монополярного мира накладываются на новые тенденции развития международных отношений: глобализацию, регионализацию противоречивые процессы интеграции и дезинтеграции, усиление роли транснациональных компаний и изменение влияния национальных государств в мире, глобальный экономический кризис, который обуславливает трансформацию внешнеполитической стратегии великих держав. 


Читать дальше →

Ирхин А.А. Германские интеграционные проекты в отношении постсоветского пространства: ретроспектива и современные реалии (Часть 2)

    В 1939 г. был заключен пакт «Молотова – Рибентропа», который предполагал раздел сфер влияния в Европе. В 1940 г. состоялся визит Председателя Совета Народных Комиссаров и наркома иностранных дел СССР В.М. Молотова в Берлин. В ходе переговоров с германским рейхсканцлером А. Гитлером и министром иностранных дел Германии И. Риббентропом в Берлине 12-13 ноября 1940 г. обсуждались вопросы раздела британского наследства. В тот момент государства стояли как никогда близко к модели формирования «Континентального блока», однако Германия и Россия не смогли детализировать общие планы и намерения, которые принадлежали, в основном, немецкой стороне. Если, исходить из тезиса геополитического дуализма о перманентном противостоянии Суши и Моря, то любое противостояние внутри континентального блока заведомо проигрышно для участников конфликта, так как эти процессы только ослабляют континент перед морскими державами. Исходя из этого вывода следует, что российско-немецкое или японо-российское столкновение, при любом исходе конфликта, является проигрышным геополитическим сценарием, так как потенциально отодвигает формирование континентальной оси и, тем самым, усиливает морские державы.       


    Следовательно, Вторая мировая война в европейской части Евразии в геополитическом контексте континентального блока была целесообразной в короткий период с сентября 1939 по июнь 1941 г., затем при любом варианте развития событий была бесперспективным в геополитическом плане конфликтом. Однако события в Восточной Азии в 1939 г. и проба взаимных сил между Японией и СССР уже противоречили логике межгосударственного союза, и, следовательно, созданию континентального блока.


Читать дальше →

Ирхин А.А. Германские интеграционные проекты в отношении постсоветского пространства: ретроспектива и современные реалии (Часть 1)

    Процессы формирования новой системы международных отношений проходят в условиях доминирования ведущих держав западной цивилизации, которые на протяжении последних нескольких столетий, посредством имплементации механизмов «мягкой» и «жесткой силы», успешно реализуют технологии периферизации своих конкурентов, включая последних в свой мировой порядок, создаваемый ими исключительно под свое цивилизационное мировосприятие. Четыре системные переменные: мировой экономический кризис, рост новых центров силы, убывающая мощь США и усиление роли транснациональных компаний взаимно влияют друг на друга, определяя модель будущего мирового порядка. Несмотря на технологические достижения в области НТР и перенесение акцента в процессе конкуренции государств в область «мягкой силы» и финансовых технологий, борьба за геополитическое пространство остается основной сферой соперничества великих держав, а в современном мире две противоположные тенденции – глобализация и регионализация (логика сфер влияния) жестко конкурируют между собой, формируя значительный потенциал конфликта. Проблемы развития факторов, оказывающих влияние на формирование новой системы международных отношений, освещают в своих работах следующие украинские и российские исследователи: В.Алчинов, В.Байнев, В.Барановский, Б.Батура, И.Бусыгина, О.Буторина, С.Глазьев, А.Гончаренко, В.Горбулин, С.Гридин, Р.Гринберг, А.Грицаенко, М.Гулиев, М. Гузенко, О.Гурова, М.Делягин, В.Дергачев, Г.Джемаль, А.Дугин, Е.Елисеев, А.Ермолаев, Е.Ефимова, М.Згуровский, И.Зевелев, О.Золотокрылин, Л.Ивашов, А.Ирхин, И.Измоденов, Б.Кагарлицкий, Е.Каминский, Б.Канцелярук, С.Караганов, С.Кара-Мурза, С.Маркедонов, С.Михеев, Н.Нарочницкая, А.Никифоров, А.Панарин, И.Пантин, А.Паршев, С.Переслегин, И.Побединский, Е.Сулима, А.Ставицкий, С.Толстов, А.Уткин, С.Федуняк, А.Филатов, М.Хазин, Н.Черкасов, В. Шевченко, М.Шепелев, Ю. Шишков, М.Шумилов, А.Шутов, С.Юрченко [1].


Читать дальше →