Ирхин А.А. Имперские технологии освоения пространств как факторы определяющие новую систему международных отношений (Часть 2)

Итак, динамическая форма «транспортной теоремы» утверждает, что сохранение единства полицентрического государственного организма возможно тогда и только тогда, когда развитие общеимперской инфраструктуры опережает экономическое развитие регионов.


Хэлфорд Макиндер также определял возможности и пределы сухопутной и морской экспансии с учетом новых технологических возможностей. По его мнению, морской торговле будет брошен новый вызов: «…В ситуации с торговлей не следует забывать, что океанический способ, хотя и относительно дешевый, обычно прогоняет товар через четыре этапа фабрика-изготовитель, верфь отправителя, верфь получателя и склад розничной продажи, в то время как континентальная железная дорога ведет прямо от фабрики-производителя на склад импортера. Таким образом, промежуточная океанская торговля ведет, при прочих равных условиях, к формированию зоны проникновения вокруг континентов, чья внутренняя граница грубо обозначена линией, вдоль которой цена четырех операций, океанской перевозки и железнодорожной перевозки с соседнего побережья равна цене двух операций и перевозке по континентальной железной дороге». 


Читать дальше →

Ирхин А. Украина в современных геополитических измерениях

     Четыре системные переменные: мировой экономический кризис, рост новых центров силы, убывающая мощь США и усиление роли транснациональных компаний взаимно влияют друг на друга, определяя модель будущего мирового порядка. Несмотря на технологические достижения в области НТР и перенесение акцента в процессе конкуренции государств в область «мягкой силы» и финансовых технологий, борьба за геополитическое пространство остается основной сферой соперничества  великих держав, а в современном мире две противоположные тенденции – глобализация и регионализация (логика сфер влияния) жестко конкурируют между собой, формируя значительный потенциал конфликта. Целью данной публикации является определение геополитических параметров украинского пространства. Задача статьи состоит в идентификации на основе выделенных геополитических параметров оптимального внешнеполитического — интеграционного вектора Украины. Современное украинское государство складывалось из различных частей трёх империй: Османской, Австро-Венгерской и Российской.


Читать дальше →

Украина в современных геополитических измерениях (Часть 2)

      Однако у украинского раскола есть свои специфические особенности. Так, Ю.Н.Пахомов отмечает, что характерной особенностью (удивительной для обездоленной страны) украинского раскола, явно проявившегося в 2004 г., состояло в том, что за пределами первого тура  (где были и основательно обессилившие левые) не было традиционного противостояния по линии «богатые — бедные». Основной причиной такого положения дел является девальвация и обесценивание левой идеи советского образца.  Задержка с появлением новой левой идеи в Украине связана напрямую с продажностью нашей демократии, со скупкой голосов и приходом не только во власть, но и в политику в основном самых богатых, – за счет банальной скупки электоральных голосов. Ведь у нас в парламенте 300 миллионеров  – это в самой бедной стране! Это привело к отсечению от Верховной Рады других слоев общества, в том числе интеллигенции. Возникшая пустота социальной идеологии была заполнена, условно говоря, «этно-социо-регионализмом» [12, т.3, кн.2,  с. 572, 573].  


Читать дальше →

Ирхин А. США и Турция: от сотрудничества к конкуренции в Черноморско-каспийском регионе

   Распад Советского Союза и беспрецедентное ослабление Российской Федерации в начале 90-х. гг. ХХ века обусловили трансформацию сфер влияния великих держав в Черноморско-каспийском регионе. На протяжении последующих двух десятилетий американо-турецкие отношения в ходе освоения региона претерпели эволюцию от преобладания в области двустороннего взаимодействия элементов сотрудничества к конкуренции. В ходе первого периода Турецкая Республика при поддержке США на протяжении нескольких лет проводила активный внешнеполитический курс по заполнению вакуума геополитического влияния, образовавшегося на южных границах бывшего СССР. Для турецкой политической элиты разрушение второй сверхдержавы означало появление нового пространства экспансии, открывая, в то же время, потенциал региональной нестабильности и конфликтогенности [1, р.99].


Читать дальше →

США и Турция: от сотрудничества к конкуренции в Черноморско-каспийском регионе (Часть 2)

    Несмотря на амбициозные заявления и колоссальные организационные усилия, которые осуществлялись турецкой стороной на протяжении 90-х гг. ХХ века и крупные по турецким масштабам государственные и частные капиталовложения, Турция уже к середине указанного десятилетия, ощутила свою неспособность удержать тюркские государства СНГ в сфере своего доминирующего экономического и тем более, политического влияния. Кроме ограниченности экономических ресурсов существовала еще одна объективная причина по сужению турецкой активности в регионе — нежелание политических элит новых независимых государств Центральной Азии и Закавказья, поступаться частью своей только что появившегося суверенитета в пользу Анкары.


Читать дальше →

Ірхін О. Російсько-американські відносини в контексті формування нового світового порядку: етапи, протиріччя, перспективи (Част. 1)

   У системі міжнародних відносин сучасного періоду переважають декілька чинників, які характеризують її перехідний характер від біполярної, ряд символів якої зберігається в залишковому варіанті (структури управління ООН, ракетно-ядерний паритет США і Росії), до нової, такої, що враховує сучасний розподіл військово-політичних, економічних, технологічних і культурних потенціалів. Сполучені Штати Америки, як єдина наддержава, в процесі розробки принципів і умов функціонування системи міжнародних відносин докладають зусилля по виявленню найбільш оптимальної моделі, коли її інтереси будуть сприйняті іншими центрами сили, а в більш дисбалансному діалозі нав'язані як прийнятна останнім.


Читать дальше →

Російсько-американські відносини в контексті формування нового світового порядку: етапи, протиріччя, перспективи (Част.2)

     В процесі конкуренції, що продовжується, на пострадянському просторі простежуються ситуативні геополітичні альянси між РФ і Німеччиною або Францією з метою ослаблення інтересів США. У цьому плані можна відзначити, що продовжується курс Російської Федерації на розділення позицій ЄС і США відносно питань країн СНД, Близького Сходу і інших ключових регіонів світу. Як відзначає російський дослідник С. Переслєгін: «Росії вигідне втягування Європейського Союзу у вирішення проблем пострадянського простору. За рахунок екстенсивного розвитку Європейського Союзу і відвернення ресурсів на пострадянську периферію Москва може розраховувати, що керівництво Франції і Німеччини в короткостроковій — середньостроковій перспективі відмовиться від «непосильного вантажу» даних проблем» [9, с.162].


Читать дальше →

Ирхин А.А. США и Россия: возможные варианты геополитического компромисса (Часть 3)

    По мнению данного ряда аналитиков, именно Запад поддерживает значительную часть российских амбиций и авантюризма на постсоветском пространстве, природа которых скрыта в высоких ценах на нефть и газ. Как отмечает в своих исследованиях А. Коэн: «…Однако такое положение дел побудило разделение российской элиты между теми, кто надеется, что экспорт натуральных ресурсов должен продолжать финансировать настойчивую внешнюю политику и на тех, кто настаивает на реформах, которые позволят трансформировать и модернизировать экономику. Первую поддерживают В.Путин и В.Сечин. Вторую представляют Д.Медведев, который выступает за отход от сырьевой экспортоориентированной модели развития экономики, ее обновления и интеграции в мировую экономическую систему на новой наукоемкой базе» [19]. Вашингтон, несмотря на изменение риторики, продолжает политику на отрыв бывших советских республик от Москвы посредством приведения к власти антироссийских режимов и последующей интеграции в западные (американские) военно-политические и экономические структуры или реализует другие, более мягкие формы поддержки данных тенденций.


Читать дальше →

Ирхин А.А. США и Россия: возможные варианты геополитического компромисса (Часть 2)

      Эта группа не поддержала бы открытой реинтеграции СССР, но она не увидела бы трагедии в восточнославянском или евразийском союзе, отражающем исторические реальности и не направленном против Запада (с оговоркой, если Запад сам не вызовет ненависть своим неприятием происходящих в России процессов). Запад должен найти успокоение в том, что Россия еще не скоро будет посягать на весомую долю на рынках наукоемких товаров, а отсутствие конкурентного ожесточения – залог ее приемлемости в качестве регионального лидера Северо-Восточной Евразии [9, c. 432]. Четвертая группа наиболее многочисленна и аморфна. Она не знает истинного пути и не претендует на его знание. Она реалистически оценивает флюидность (изменчивость) ситуации, перехода России в прозападный лагерь и опасность ее нового поворота от Запада. Трезвость и рациональность привлекают данную группу, революционный раж антагонизирует ее. Эта группа не уверена, что в России скоро будет создан привлекательный рынок для западных инвестиций, но она не хотела бы видеть российскую экономику рухнувшей окончательно – тогда задача накормить 300 миллионов евроазиатов или сдержать нарастание в этом регионе тенденции бунта и даже варварства падет на Запад. Эта группа по взглядам на реинтеграцию постсоветского пространства находится между вторым и третьим течениями [10, c. 433].


Читать дальше →

Ирхин А.А. США и Россия: возможные варианты геополитического компромисса (Часть1)

     Процессы формирования новой системы международных отношений проходят в условиях доминирования ведущих держав западной цивилизации, которые на протяжении последних нескольких столетий, посредством имплементации механизмов «мягкой» и «жесткой силы», успешно реализуют технологии периферизации своих конкурентов, включая последних в свой мировой порядок, создаваемый ими исключительно под своё цивилизационное мировосприятие. Четыре системные переменные: мировой экономический кризис, рост новых центров силы, убывающая мощь США и усиление роли транснациональных компаний взаимно влияют друг на друга, определяя модель будущего мирового порядка. Несмотря на технологические достижения в области НТР и перенесение акцента в процессе конкуренции государств в область «мягкой силы» и финансовых технологий, борьба за геополитическое пространство остается основной сферой соперничества великих держав, а в современном мире две противоположные тенденции – глобализация и регионализация (логика сфер влияния) жестко конкурируют между собой, формируя значительный потенциал конфликта.


Читать дальше →