+1.46
Рейтинг
2.66
Сила

Ирхин Александр Анатольевич

Демешко Н.Э. ПОЛИТИЧЕСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ ФОРМИРОВАНИЯ НЕГАТИВНОГО ИМИДЖА РОССИИ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ КРЫМСКО-ТАТАРСКОГО ФАКТОРА: РЕТРОСПЕКТИВА И СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ (Часть 3)

Стоит отметить, что материалы антироссийской направленности наиболее активно распространяются среди населения через средства массовой информации. Именно с помощью телерадиовещания, газет, а также Интернета происходит распространение сведений, публикаций, документальных фильмов «Кто такие крымские татары?», «Чужие на своей земле», «Найди Эрвина», а также телевизионных передач «Громадське. Крим», «Free Crimea», «Крым. Реалии», «Голос Крыма», «Крым live», сводки новостей «Zaman» на крымско-татарском канале ATR. Кроме того, в масс-медийном пространстве весьма значительно влияние информационных ресурсов, работающих в деструктивном антироссийском ключе. Действуя удаленно из Украины, они ориентированы и на крымскую аудиторию. К данным ресурсам относятся: информагентство «Крым. Реалии», «Голос Крыма», «Крымские новости» QHA, портал «События Крыма», «Новости Крыма за 15 минут» [6].



Читать дальше →

Демешко Н.Э. ПОЛИТИЧЕСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ ФОРМИРОВАНИЯ НЕГАТИВНОГО ИМИДЖА РОССИИ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ КРЫМСКО-ТАТАРСКОГО ФАКТОРА: РЕТРОСПЕКТИВА И СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ (Часть 2)

Помимо отдельных научных деятелей, изучением крымских татар занимались западные советологические научные центры по изучению крымско-татарской проблематики, Центр российских исследований Гарвардского университета и Корпорация Карнеги в Нью-Йорке, а также Фонд «Крым», который был основан в Нью-Йорке в 1976 г. и являлся центром научных исследований крымских татар.


Основная задача фонда заключалась в раскрытии деятельности крымско-татарского национального движения [15]. Стоит отметить, что Фондом финансировалось издание биографий диссидентов, в которых отображался весь «ужас» советской системы, с целью формирования антироссийских настроений среди крымских татар. Значительное количество работ, посвященных истории крымско-татарского этноса, финансировалось международным фондом «Возрождение», учредителем которого является Дж. Сорос: «… деятельность Фонда Дж. Сороса «Вiдродження» в Крыму началась вскоре после провозглашения независимости Украины. Основным объектом работы Фонда на полуострове были крымские татары» [7]. По данным, размещённым в новостном агентстве, в 2001 г. из 80 грантов 45 получили представители крымско-татарского этноса, а в 2002 г. это соотношение составило 41 из 66. Официальные цели состояли в поддержке и развитии крымско-татарской культуры. Однако, как отмечает издание, фонд скорее спонсировал тенденции обособления этого этноса от украинского общества [2].


Читать дальше →

Демешко Н.Э. ПОЛИТИЧЕСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ ФОРМИРОВАНИЯ НЕГАТИВНОГО ИМИДЖА РОССИИ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ КРЫМСКО-ТАТАРСКОГО ФАКТОРА: РЕТРОСПЕКТИВА И СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ (Часть 1)

 


В исторической ретроспективе системы международных отношений создавались и поддерживались империями, которые в настоящее время получили нейтральный эмоциональный статус великих держав.


В ходе военных действий между субъектами мировой и региональной политики происходило перераспределение всех видов ресурсов. Новый мир создавался на обломках старого порядка и за счет побежденной стороны. При этом в «эпоху мира», следовавшей после войн, конкуренция между великими державами никогда не приостанавливалась. Борьба за различные виды ресурсов переносилась из сферы «жесткой силы» в пространство экономической и информационно-смысловой конкуренции. В итоге в данном противоборстве победу достигал тот участник конкуренции, который в информационно-идеологическом противостоянии лишал своего конкурента смыслов существования или собственной смысловой картины мира. Как правило, побежденной стороне навязывались чужие цивилизационные смыслы и периферийное место в чужом цивилизационном проекте. Данная тенденция явно прослеживается на примере блока социалистических стран после краха биполярной системы международных отношений [11, c. 489–490].


Читать дальше →

Ирхин А.А. Дилеммы будущей системы международных отношений: "Большие пространства" или новое издание однополярного мира. Тенденции, субъекты, последствия (Часть 2)

Формирование экономических и военно-политических блоков (Больших пространств) будет, по всей видимости, происходить на основе региональной интеграции, когда несколько соседних государств скоординированно решают актуальные проблемы на основе многосторонних механизмов.


 Большие  пространства — это структурированные системы, к которым стремятся народы, заселяющие  территории, с позиции которых можно проводить экспансию, главной целью которой является обеспечение или стремление к самодостаточности (автаркии) и, следовательно, максимальной защищенности, позволяющей достигнуть устойчивости от внешнего деструктивного воздействия: экономического, военно-политического, технологического и культурного влияния. Большие пространства, таким образом, это императив развития народов, которые волею судьбы, истории и географии являются носителями определенного кода внешней политики (имперского самосознания), направленного на расширение сферы влияния своего рода, племени, государства-империи. Немецкий ученый  К.Шмитт ввел понятие «Большого пространства» в геополитику. В основе Большого пространства по К.Шмитту лежит объединение  нескольких держав  в единый  стратегический блок. Он считал  принцип имперской интеграции  логическим и естественным человеческим стремлением к синтезу.  Большое пространство находится под господством  государства имеющего идею-силу. В качестве  примера Большого пространства он рассматривал  Северную и Южную Америку,  объединенную «доктриной Монро».


Читать дальше →

Ирхин А.А. Дилеммы будущей системы международных отношений: "Большие пространства" или новое издание однополярного мира. Тенденции, субъекты, последствия

   Две противоречивые тенденции – глобализация и регионализация формируют повестку дня современных международных отношений. Эти два направления развития мира отражаются также и на внутриполитической конкуренции различных течений  национальных и транснациональных элит, которые ориентируются на различные мироустроительные проекты будущего развития мира.


  Глобализация, как тенденция развития мира последних 25 лет продолжает оставаться главной целью значительной части экономической и финансовой элит, которые ориентируются на достижения единого глобального рынка и куда Россия была интегрирована на правах экономической и проектно-смысловой периферии. В Российской Федерации эта часть элиты представлена финансистами и сырьевиками, которые  идеально были интегрированы в мировой рынок и порядок после 1991 года.


Читать дальше →

ИРХИН А.А., НЕЛИНА Л.П. РОССИЯ И ТУРЦИЯ НА ПОРОГЕ 2018 ГОДА: «БОЛЬШАЯ ИГРА» НА БЛИЖНЕМ И СРЕДНЕМ ВОСТОКЕ (Часть 2)

Основные противоречия между Россией и Турцией в сирийском урегулировании прошли на данный момент два этапа эволюции.


Первый, с начала российского вмешательства в конфликт и до июля 2016 года. Верхняя точка – это попытка военного переворота и смещения или физического уничтожения Р.Т. Эрдогана и партии Справедливости и развития.  Это период полного непринятия турецкой элитой российской внешней политики в сирийском вопросе. Это достаточно сложное время для российско-турецких отношений, когда два государства стояли на пороге военного конфликта. И только стратегическое видение обоих элит перед лицом внешнего давления позволило избежать катастрофического для Москвы и Анкары сценария взаимного военного столкновения.


Второй, с момента попытки военного переворота и до настоящего времени. Это период, когда турецкое руководство отходит от своих первоначальных установок неприятия российского вмешательства в сирийском вопросе и попыток нахождения точек компромисса с Россией и Тегераном в противовес политике США и Саудовской Аравии.


Читать дальше →

ИРХИН А.А., НЕЛИНА Л.П. РОССИЯ И ТУРЦИЯ НА ПОРОГЕ 2018 ГОДА: «БОЛЬШАЯ ИГРА» НА БЛИЖНЕМ И СРЕДНЕМ ВОСТОКЕ (Часть 1)

    Современные российско-турецкие отношения характеризуются значительным сближением Москвы и Анкары по ряду ключевых проблем регионального сотрудничества.  


     Во-первых, это система вопросов, связанная с сотрудничеством и конкуренцией в Черноморском регионе, где два региональных субъекта создают альянс против расширения присутствия США в акватории Черного моря. В данном контексте и Россия, и Турецкая Республика заинтересованы в продолжении функционирования конвенции Монтре от 1936 года, которая дает определенные военно-политические преимущества черноморским державам перед нечерноморскими. В то же время, в данном направлении совместных интересов существует сфера противоречий, которая пока не выходит в пространство публичной политики: интеграционная активность Турции на постсоветском пространстве; турецко-украинское сотрудничество, прежде всего в военно-политической сфере, в условиях кризиса российско-украинских отношений; возможности Анкары по разморозке конфликтов в российской сфере влияния на постсоветском пространстве и другие проблемы. 


Читать дальше →

Ирхин А. Путин и Трамп в Хельсинки

      Прошедшая встреча двух президентов в столице Финляндии является попыткой руководства двух держав повторить исторический символизм разрядки между СССР и США  1970-х гг. Именно тогда в Хельсинки начался период пересмотра конфронтационных отношений между Востоком и Западом в период «холодной войны». Напомню, что прежний путь к разрядке растянулся на несколько лет с 1972 по 1975 гг., а итогом этого периода стали договоренности и декларации, которые стали пиком сближения противоборствующих  позиций сторон. Это были переговоры, длившиеся от недели до нескольких месяцев.


 Правда, принципы, которые были приняты в Хельсинки в 1975 году затем получили двойную интерпретацию со стороны большого Запада и были использованы для развала СССР. 


Читать дальше →

Ирхин А. В чем логика США в Сирии

 


За последнее десятилетие американцы сформировали три кризисных региона управления Евразией – Ближний Восток, Дальний Восток и Восточная Европа. Эти кризисные точки позволяет им влиять одновременно и на своих союзников и на своих конкурентов, отрабатывая схему «двойного сдерживания»: Россия, Китай, Иран, Турция, Германия, Франция, Япония и в меньшей степени Британия. В глобальной экономике этот же механизм позволяет США поддерживать доллоравоцентричный мир, так как при любом рыночном потрясении инвестиции уходят в тихую гавань, а это США и доллар США.   


По всей видимости, вчера и сегодня (11, 12 апреля) на примере Сирии американский президент отрабатывает модель, которую он летом – осенью 2017 года уже опробовал на Дальнем Востоке в ходе американо-северокорейского кризиса, угрожая, по сути, Китаю. Американо-северокорейский, а по сути американо-китайский кризис не перерос в военные столкновения, но позволил США показать свое военно-политическое первенство в удаленном для них, но чрезвычайно важном в Евразии регионе, обеспечить приток финансовых ресурсов в бюджет Пентагона и объявить после торговую и экономическую войну Китаю.


Перейдя к логике «пульсирующих» поочередно военно-политических и экономических кризисов в Евразии Вашингтон будет обеспечивать себе выгодные международные условия развития в экономическом и геополитическом направлениях.


При этом, на мой взгляд, он будет уходить от прямого военного столкновения непосредственно с сильной державой, играя на её чувствительной периферии, тем самым выигрывая для себя максимальные условия для «большой сделки». В чем заключается последняя? Исторический опыт подсказывает нам, что американцы будут стремиться создать механизмы изоляции сильнейшей конкурирующей экономики – а это в современном мире Китай.   В начале 1970-х США и Китай достигли такой «большой сделки», когда были заключены антисоветские договоренности и кольцо международной изоляции, замкнулось вокруг СССР и зоны его влияния. В настоящее время, США необходима аналогия, но уже против Китая. Проблема же для американского истеблишмента состоит в том, что уровень субъектности России слишком высок, а им необходим более толерантный союзник для создания эффективных механизмов сдерживания Поднебесной.             

Ирхин А.А.Модели развития геополитического треугольника держав: Россия, США и Турция в условиях прихода к власти Д. Трампа

Переходный характер существующей системы международных отношений обусловливает  значительное ускорение политического процесса, как во внутренней, так и во внешней политике. 


В настоящее время в Евразии просматриваются три очага региональных конфликтов, которые имеют шансы, перерасти в более масштабные войны: конфликт на Украине, Сирии (Ближнем Востоке) и на Дальнем Востоке – китайско-японские и российско-японские противоречия вокруг спорных островов, Северо-Южнокорейский конфликт. Таким образом, США сформировали силовые позиции для опосредованного и прямого давления, как на конкурентов, так и на своих союзников:  Россию, ЕС, Иран, Турцию, Китай и Японию одновременно.  


Читать дальше →