+1.46
Рейтинг
2.66
Сила

Ирхин Александр Анатольевич

Ирхин А. О крупнейшей геополитической катастрофе Запада в ХХI веке

 


В ходе визита в Китай президента России В. Путина в конце мая 2014 года произошли события, которые будут иметь фундаментальные  последствия для дальнейших процессов формирования современного мирового порядка. Речь идет о подписании газового контракта с Поднебесной, по которому Пекин становится крупнейшим покупателем российского газа по объему сопоставимым с Берлином (38 млрд. кубометров).


Хотя цена остается нераскрытой (вследствие ее заниженности), данный контракт является примером стратегической победы России в дипломатической и геополитической плоскости, даже, если идет проигрыш в ценовом образовании на данный углеводород.  


Китай становится крупнейшим потребителем российской нефти (за несколько лет до газового контракта был заключен подобный контракт по поставке нефти) и газа и Запад теряет роль главного партнера России по потреблению ее природных ресурсов.


Классическая схема английского мэтра геополитики Хэлфорда Маккиндера в начале ХХ века заключалась в предупреждении для сохранения англосаксонского доминирования – не допускать соединение ресурсов евразийской сердцевины и восточных окраин. Если это случится, то данное пространство получает ресурсы для мощной экспансии, что повлечет за собой перераспределение ресурсов в глобальном масштабе. Данный эффект будет проходить не в пользу доминирующей западной цивилизации.  


На практическом уровне Россия одним ходом получила долгоиграющие выигрышные позиции для диалога и конкуренции с Западом, однако не решила для себя основой проблемы – создание производств с высокой добавленной стоимостью.    


 

Ирхин А. Внешняя политика России в отношении Украины: новые дилеммы и вызовы

                


Украинский кризис должен быть рассмотрен как фрагмент общей картины в процессе конкуренции за ресурсы, в самом широком понимании этого термина (от углеводородов до человеческого потенциала), между разобщенным Западом (ЕС и США) и разделенным Востоком (Россией и Китаем). Если воспринимать этот тезис как аксиому (утверждение, не требующее доказательства), то возникает две составляющих понимания этого кризиса – политическая (геополитическая) и экономическая (геоэкономическая).


Экономическая составляющая в последнем украинском кризисе – это борьба за европейский рынок между  США и Китаем в условиях глобального экономического кризиса. Украинская территория должна была стать частью нового Шелкового пути, соединяющего Китай и рынки Европейского союза. При этом подписанные меморандумы В. Януковичем в Китае в начале декабря 2013 года стали катализатором силовых действий со стороны Майдана.


Политическая составляющая – это борьба за геополитическое пространство в рамках Балто-Черноморской дуги, которая в течение исторического периода сдвигается то в строну Европы на Запад, то в сторону Евразии на Восток. Но эти войны последние 500 лет проходят между Россией и Западом.  


Читать дальше →

Минин В.И. Продолжение партии в комбинации Цунг-цванг

 Развитие ситуации в Украине на прошлой неделе охарактеризовалось приостановлением проведения АТО (анти-террористическая операция) на востоке Украины, риторикой российской и украинской сторон с взаимными обвинениями о невыполнении Женевских договоренностей от 17 апреля, с безуспешными попытками освободить задержанных 25 апреля на блок-посту г. Славянска наблюдателей миссии ОБСЕ, а также ожиданиями Киева принятия решения Совета МВФ по программе «стэнд-бай» для Украины.


     В то же время, российское руководство, активно используя в игре фигуры – слон и конь, высказывало поддержку «народной самообороне Донбасса», продолжающей процесс захвата власти в Донецкой и Луганской областях, который получил новый виток активности 29 – 30 апреля. При этом, руководство РФ не дало прямого повода для обвинения Москвы в открытой агрессии в восточной Украине, несмотря на то, что официальные лица прямо заявляли о возможном введении российских войск в восточные области Украины в случае появления жертв среди мирного населения при проведении украинскими силовыми структурами АТО.   


Читать дальше →

Минин В.И. Продолжение партии в комбинации Цунг-цванг



     Развитие ситуации в Украине на прошлой неделе охарактеризовалось приостановлением проведения АТО (анти-террористическая операция) на востоке Украины, риторикой российской и украинской сторон с взаимными обвинениями о невыполнении Женевских договоренностей от 17 апреля, с безуспешными попытками освободить задержанных 25 апреля на блок-посту г. Славянска наблюдателей миссии ОБСЕ, а также ожиданиями Киева принятия решения Совета МВФ по программе «стэнд-бай» для Украины.


     В то же время, российское руководство, активно используя в игре фигуры – слон и конь, высказывало поддержку «народной самообороне Донбасса», продолжающей процесс захвата власти в Донецкой и Луганской областях, который получил новый виток активности 29 – 30 апреля. При этом, руководство РФ не дало прямого повода для обвинения Москвы в открытой агрессии в восточной Украине, несмотря на то, что официальные лица прямо заявляли о возможном введении российских войск в восточные области Украины в случае появления жертв среди мирного населения при проведении украинскими силовыми структурами АТО.   


Читать дальше →

Ирхин А. Модели дезинтеграции Украины и национальные интересы субъектов мировой и региональной политики

 


 


Украинский политический кризис вошел в стадию, которая называется у физиков точкой бифуркации или точкой невозврата.


Взгляните на современную Украину глазами лидеров России, США, Германии, Китая и более дробных субъектов. Территориально современное украинское пространство сформировалось де-факто в 1939 году, а де-юре  в 1945 году, когда западные державы антигитлеровской коалиции были вынуждены признать новые советские границы после подписания  «пакта Молотова-Риббентропа». В тот период СССР был на пике своего военно-политического развития, а Украина как часть этой системы смогла решить для себя задачу многосотлетней давности – возвращение западноукраинских земель. При каких условиях было сформировано украинское пространство:


Читать дальше →

Ирхин А. Американские Гамбит и Цунг-цванг для В.В.Путина



Гамбит– шахматный ход, который реализует одна из сторон, жертвуя пешкой или легкой фигурой для получения активной позиции.


Цунг-цванг– положение в шахматах, когда каждый следующий ход ухудшает позицию.


Для объективного понимания места Крыма и Украины в стратегическом противостоянии между объединенным  Западом (ЕС и США) и Востоком (РФ и Китаем), необходимо выделить стратегические традиции доминирующей западной цивилизации и те ресурсы, которые позволяют им уже почти пятьсот лет создавать и перестраивать под себя мировой порядок, занимая в нем бесспорные доминирующие позиции.


Почему Запад является мировым лидером последние 500 лет? Две основные причины. Во-первых, Запад  это цивилизация морской экспансии. Фактор морской силы дает высокое качество элиты, стратегическое преимущество в принятии решений в 2,4 раза (соотношение мирового океана и суши), контроль над глобальными морскими торговыми и военными коммуникациями и, следовательно, над финансовыми потоками. Во-вторых, благодаря первым, больше объективным преимуществам, европейцы, а затем и англосаксы сумели снять первыми ренту с Великих географических открытий и получить колоссальные ресурсы для технологического скачка, что и дало им возможность делать мир глобальным и проводить его европеизацию и американизацию. Причем, разрушение колониальной системы после Второй мировой войны не изменило суть сложившихся экономических отношений, она стала просто более технологичной – третий мир получил лишь иллюзию возможности экономического и политического выбора. Однако, новая более технологичная система требует и более искусных технологий управления.


Читать дальше →

Ирхин А. Об итогах муниципальных выборов в Турции или «османский удар» Эрдогана (Часть 2)

В течение 12 лет Р.Т. Эрдоган системно работал над минимизацией американского механизма влияния на Турецкую Республику. Данный механизм состоял и сохраняется в остаточном варианте в четырех составляющих: влияние на формирование турецкой армии и офицерского корпуса (силового блока элиты), формирование политической, научной и бизнес-элиты (несиловой блок элиты), экономическая зависимость и прямое влияние на внешнеполитический курс Анкары через втягивание государства в различные альянсы.   


Например, армейские чистки были мягкой формой сталинских технологий 1937 года. На протяжении нескольких лет Р.Т. Эрдоган убирал людей из армии, полиции и спецслужб, которые получили образование в США и странах Западной Европы, и на их место ставил офицеров, лояльно относящихся к политике партии Справедливости и развития.  А делалось это таким образом: в начале июня по сентябрь большое количество офицеров от капитана и выше попадали под уголовное преследование, а в августе проходили назначения на ключевые должности других офицеров, которые получили образование в Турции и прошли определенную селекцию. В сентябре большую часть обвинений снимали, однако офицеры оказались смещенными со своих ключевых постов. Учитывая, что за последние 50 лет власть смещалась путем военных переворотов (1960, 1971, 1980, 1997 гг.), а роль армии в политике была закреплена в Конституции 1980 года, следующим шагом Эрдогана было уменьшение роли военных во внутренней политике Турции, что было закреплено конституционным актом. Итогом этих реформ стал факт того, что армия осталась нейтральной в попытках сместить лидера Турции. То, что работало в период с 1945 по 1997 годы, перестало быть функциональным для Вашингтона в наши дни.


Читать дальше →

Ирхин А. Об итогах муниципальных выборов в Турции или «османский удар» Эрдогана (Часть1)

 


 


30 марта 2014 года в Турции состоялись муниципальные выборы, на которых правящая партия Справедливости и развития (АКР) получила  46 % голосов, что явилось убедительной победой данной политической силы и лично премьер-министра Турции Р.Т. Эрдогана. Для сравнения, на таких же выборах в 2009 году АКР получила 38,8%. Положительная электоральная динамика очевидна, хотя на протяжении последнего года, Турецкая Республика находится в состоянии жесткого внутриполитического противостояния, главные фигуранты которого — премьер-министр Р.Т. Эрдоган и его политические оппоненты из Народно республиканской партии. Данные противоречия активно разыгрываются США. Более того, раскол произошел и в самой партии.  Вашингтон заинтересован в ослаблении возможностей реализации внешнеполитических и внутриполитических программ Р.Т. Эрдогана (внутри — умеренный исламский проект сопоставимый по аналогии с принципами самодостаточности большевистского проекта, в сфере внешней политики — создание неоосманского пространства в рамках «доктрины Стратегической глубины» Министра иностранных дел А. Давутоглу, то есть, окружение себя кольцом дружественных стран, ранее входивших в состав Османской империи). 


Читать дальше →

Оценка эффективности визита Б. Обамы в Саудовскую Аравию



28 марта 2014 года Президент США Б. Обама посетил с официальным визитом Саудовскую Аравию, где провел переговоры с королем Абдуллой. Многие аналитики оценили этот визит, как желание США повторить ту же схему по ослаблению Москвы, что и  в начале 1980-х. Тогда, договорившись с саудитами, Вашингтон обрушил цены на нефть и советская экономика начала испытывать системные трудности по покрытию своих бюджетных обязательств. Таким образом, была подорвана экономическая основа СССР, что было одной из составляющих американского системного механизма по разрушению второй сверхдержавы мира.


На современном же этапе можно поставить вопрос о том, насколько такая схема будет эффективной и целесообразной против РФ.   


Читать дальше →

Ирхин А. Противостояние США и Китая и некоторые итоги формирования нового мирового порядка

 


Несмотря на глобальный кризис капиталистической экономики, США, как ведущая держава мира, продолжает активный глобальный внешнеполитический курс, который требует значительных капиталовложений. Хотя, именно США находятся в «ядре» финансового коллапса, внешняя политика Вашингтона продолжает сохранять свою военно-силовую составляющую (включая механизмы «цветных революций»), которая достаточно дорого обходится американскому бюджету и налогоплательщикам.


Однако  такая активная наступательная политика США, несмотря на растущий внешний долг и системные проблемы в экономике, имеет свой практический, в том числе, финансовый смысл.


Анализируя происходящие кризисы в глобальном масштабе, можно прийти к выводам, что они проходят по периферии экономических и геополитических центров, которые одновременно являются и геополитическими соперниками Вашингтона: Россия, Германия, Япония, Турция, и др.  (Украина, Северная Корея, китайско-японские отношения, Кавказ, Сирия и в целом Ближний и Средний Восток, российско-грузинские противоречия и т.д.). Капитал при этом уходит из этих регионов в «тихую гавань» мировой экономики, то есть в США и доллар.


Все эти методы сдерживания работают по главной цели США – экономической мощи Китая, которая трансформируется в технологическую и военную. В Украине также прослеживались американские цели, направленные не только на одновременное ослабление России и Германии, но и Китая. 3 декабря 2013 президент Украины В. Янукович посетил Китай, где подписал меморандум о строительстве глубоководного порта в Крыму, интегрировав Украину в новое издание Великого шелкового пути. Данный шаг был началом активных силовых действия «Майдана», а после смещения президентской власти все договоренности по крымской части нового Шелкового пути были сняты.


Читать дальше →