Ирхин А.А. Глобальные и региональные тенденции формирования новой системы международных отношений (Часть 2)

8) в ближайшие 10 лет станет более очевидной проблема продовольствия и доступа к водным ресурсам. Прирост населения за последующие 10 лет составит примерно 1,2 млрд. человек. Прогнозируемый рост населения составит с 6,8 до 8 млрд. человек. Причем населения Запада относительно других цивилизаций будет и дальше сокращаться – к 2020 году – 16% населения против 24% в 1980году.  На данный момент уже существует 21 страна, суммарное население в которых составляет 600 млн. человек, которые испытывают недостаток либо с/х угодий либо питьевой воды. Рост населения приведет к тому, что к 2025 году тридцать шесть стран с населением 1, 4 млрд. человек попадают в эту категорию;


9) распространение ядерных технологий, которые  становятся доступными для более широкого круга стран;


10) глобальный экономический кризис спровоцировал усиление государственного регулирования экономики. Необходимое обновление финансовой системы поставил на повестку дня вопрос о конечности капитализма, как экономической системы. В настоящее время в мировой экономике пульсирует вторичные ценные бумаги – деривативы, объем которых примерно равен 18-20 мировым ВВП. Капиталистическая система требует постоянного расширения рынков сбыта и сырья и повышение степени разделения труда. Все эти условия уже максимально достигнуты. По исторической аналогии подобный переход от капиталистической экономики к новой системе может занять значительно более продолжительный промежуток времени, чем понижательная стадия «Кондратьевских циклов». Так, переход от феодализма  к капитализму продолжался около 200 лет, как от одной экономической парадигмы к другой и это время вошло в историю, как длинное 16-ое столетие;


Читать дальше →

Ирхин А.А. Глобальные и региональные тенденции формирования новой системы международных отношений

 Современный исторический период является переходным, когда создаются предпосылки для создания новой системы международных отношений. За последние несколько столетий проявились устойчивые закономерности формирования таких систем: Большая война между ведущими мировыми силами, которая чаще начиналась со столкновений на их периферии и экономический кризис, который предшествовал этой войне. Данные конфликты носили и экономический характер – в условиях капиталистической системы войны идут за рынки, ресурсы и с целью разрушения главных конкурирующих экономических центров. Показательными примерами являлись Первая и Вторая мировые войны. В этот исторический период проявился главный экономический и геополитический гигант – США, которые, находясь на рельсах изоляционизма (за исключением попыток американского президента  В. Вильсона в конце ПМВ) до 1941 года опосредованно уничтожали своих главных экономических конкурентов, стараясь вступить в войну на заключительной фазе и не потерпев военного ущерба на своей территории. Война позволяла решить целый ряд проблем политической элите великих держав: перезагрузить экономику, ускоренно запустить новый технологический уклад и внедрить достижения научно-технической революции, как бы жестоко это не звучало – сократить население, аннулировать долги, запустить инвестиционный бум. После появлялся новый мировой порядок, основанный на жестком законе политического реализма – мир строился за счет сторон, которые потерпели поражение в этом конфликте.   


Читать дальше →

Ирхин А.А. Возможные последствия западных санкций против России

 


 


Соединенные Штаты пытаются создать эффективные механизмы по влиянию на российскую внешнюю политику и процессы возрождения России, как региональной и мировой державы. Однако, при анализе данных механизмов остается двоякое впечатление в отношении завершенности сформированных и сформулированных американских целей. По крайней мере, речь может идти о сомнительности последней задачи. Ведь реализуемый механизм санкций направлен, кроме того, что создает некомфортную среду для современной российской экономической модели, на создание в России «длинных» производственных цепочек и более самостоятельной финансовой модели развития. То есть, американские санкции бьют в первую очередь по американским же механизмам «сдерживания» развития России, которые были заложены после распада Советского Союза.


Читать дальше →

Ирхин А. Реалии и последствия предоставления Киеву статуса «основного военного союзника США»

 




29 июля 2014 года Верхняя палата конгресса США принимает законопроект, предоставляющий статус стран союзников США вне  Североатлантического альянса трем постсоветским республикам: Украине, Грузии и Молдове.


Данный статус был введен в технологическую составляющую американской внешнеполитической стратегии в 1989 году. С одной стороны он позволял воздействовать на СССР и его союзников путем втягивания в союзнические обязательства другие государства, с другой не имел таких четких ограничений в свободе геополитического маневра для американской политики, оставляя широкий спектр средств  воздействия. Статус «основного союзника США» имеют 15 государств: Австралия, Аргентина, Афганистан, Израиль, Новая Зеландия, Япония, Южная Корея, Таиланд, Филиппины, Марокко, Египет, Иордания, Кувейт, Бахрейн, Пакистан.


 Эти государства являются опорными пунктами американской военно-политической стратегии. География американских союзников в этом статусе выходит за рамки Североатлантического альянса, однако подчеркивает «особые отношения Вашингтона» с этими государствами. Данный статус позволяет США ввести свои воинские контингенты на территорию своих союзников для защиты их территории от внешней агрессии. Однако, при этом данное условие остается необязательным и принимается по усмотрению президента Соединенных Штатов Америки, что и отличает «основного союзника» от полноправного члена НАТО. Таким образом, США, включая данные механизмы, обладают возможностью неоднозначной интерпретации политических событий, сохраняя возможности внешнеполитического маневра. При этом США получают возможность влиять на внешнюю и внутреннюю политику, оборонную стратегию Киева, Кишинева и Тбилиси, поставлять современное вооружение, витальные технологии, влиять через институт военных советников на формирование вооруженных сил и других структур силового корпуса и т.д.


Читать дальше →

Ирхин А. Модели распада Украины: геополитический и конфессиональный факторы (Часть 2)

 


Данный факт, очевидно, связан с попыткой скрыть идентификацию самой массовой православной церкви на Украине. 


УПЦ занимает 34,6% от общего количества религиозных организаций, 36,6% от христианских организаций, и 68,1% от вышеприведенных православных конфессий. Институциональная сеть УПЦ представлена во всех регионах Украины. За последние десять лет, увеличение общин наблюдается почти во всех областях Украины, кроме Тернопольской (количество неизменно – 119). Наибольшее их количество фиксируется в Винницкой (957) и Хмельницкой (920) областях. Всего в центральном регионе Украины сосредоточена треть приходов Украинской православной церкви. Статистические данные последних десяти лет показывают, что наибольшее количество религиозных общин сосредоточено в северо-центральном регионе и насчитывается 47,3% от общего количества общин УПЦ, их возрастание  составляет 40,5%. На втором месте по численности является юго-восточный регион, где сосредоточено 31,9% их общего количества, соответственно рост составляет 52,1%. Наименьшее количество общин УПЦ сосредоточено в западном регионе[1].


Второй по численности среди православных религиозных организаций является Украинская православная церковь Киевского патриархата (УПЦ КП).


Читать дальше →

Ирхин А. Украина в трех партиях США

 


Современный период является переходным, когда создаются предпосылки для создания новой международной системы. За последние несколько столетий проявились устойчивые законы формирования таких систем: Большая война между ведущими мировыми силами, которая чаще начиналась со столкновений на их периферии и экономический кризис, который предшествовал этой войне. Данные конфликты носили и экономический характер – в условиях капиталистической системы войны идут за рынки, ресурсы и с целью разрушения главных конкурирующих экономических центров. Показательными примерами являлись Первая и Вторая мировые войны. В этот исторический период проявился главный экономический и геополитический гигант – США, которые, находясь на рельсах изоляционизма (за исключением попыток американского президента    В. Вильсона в конце ПМВ) до 1941 года опосредованно уничтожали своих главных экономических конкурентов, стараясь вступить в войну на заключительной фазе и не потерпев военного ущерба на своей территории. Война позволяла решить целый ряд проблем политической элите великих держав: перезагрузить экономику, ускоренно запустить новый технологический уклад и внедрить достижения научно-технической революции, как бы жестоко это не звучало – сократить население, аннулировать долги и так далее. После появлялся новый мировой порядок, основанный на жестком законе политического реализма – мир строился за счет сторон, которые потерпели поражение в этом конфликте.    


Читать дальше →

Ирхин А. Как Россия может потерять Крым и с чем столкнулась российская элита в украинском кризисе

 




После потери двух опорных пунктов в Новороссии,  даже консервативные аналитические ресурсы Москвы начали оправдывать данные действия, а точнее бездействия, аргументируя этот шаг последующими затруднениями Киева на Юго-востоке Украины. Набор оправданий был традиционен:  внутренние экономические трудности Украины, военная слабость, растянутость коммуникаций, низкий моральный дух и так далее. Однако, налицо очередной проигрыш российского руководства на постсоветском пространстве. Даже появились такие сентенции, что Новороссия может стать гамбитом Путина, который переломит ситуацию в пользу Москвы, то есть, отдав Новороссию, у российского лидера появится стратегическое преимущество в конкуренции с Западом. Иными словами, российский лидер решил задушить Запад в любовных объятиях, переиграв его непрямым военным путем.  За последние 500 лет конкуренции между различными империями Запада и Россией не было ни одного успешного примера победы России таким способом. Почему? Во-первых, потому что Запад (морские державы) имеют преимущества почти в 2,5 раза в выборе решений из за географических особенностей данного противостояния – мирового океана больше мировой суши в 2,4 раза. А это значит, что российские действия, качество элиты и подготовка специалистов, должны превосходить западные в 2,4 раза, только чтобы выйти на ноль в данном противостоянии. И этот фактор является объективной данностью.  Во-вторых, Россия, за исключением короткого периода сталинской модели экономики, всегда сохраняла зависимое финансовое и экономическое положение от главного соперника – Запада. Это сознательный выбор российской имперской элиты – это комфорт ее существования, гарантия ее собственности, привилегированного положения и т.д. Последний субъективный выбор еще больше снижает шансы России на победу в любой из форм войны со своим главным соперником.


Читать дальше →

Ирхин А. Украинская дилемма Европейского союза

 


   Современный Запад не является единым. Его деление как минимум на два геополитических ядра – ЕС и США – проявляется, в том числе, и в отношении политики на постсоветском пространстве и, в частности, в Украине.   


Однако в свете раздельности западной цивилизации возникает справедливый вопрос: как рассматривать современный ЕС? Как самостоятельного игрока или как элемент геополитических технологий политики США, когда Европейский союз становится и используется Вашингтоном в качестве геополитического плацдарма для экспансии в Евразии? В этом контексте днепропетровский  исследователь М. Шепелев более десяти лет назад подчеркивал, что современная поддержка экспансии ЕС на Восток, а не на Юг, преследует те же цели, что и были сформулированы в начале ХХ века, реализуемыми модернизированными методами. Поэтому возникает опасность того, что формат Европейского союза в эпоху «столкновения цивилизаций» ожидает приблизительно такая же судьба, что и государств «санитарного пояса» в 30-е гг. ХХ века. В любом случае, Украина в такой игре становится «прифронтовым» государством.


Читать дальше →

Ирхин А. Модели дезинтеграции Украины и национальные интересы субъектов мировой и региональной политики

 


 


Украинский политический кризис вошел в стадию, которая называется у физиков точкой бифуркации или точкой невозврата.


Взгляните на современную Украину глазами лидеров России, США, Германии, Китая и более дробных субъектов. Территориально современное украинское пространство сформировалось де-факто в 1939 году, а де-юре  в 1945 году, когда западные державы антигитлеровской коалиции были вынуждены признать новые советские границы после подписания  «пакта Молотова-Риббентропа». В тот период СССР был на пике своего военно-политического развития, а Украина как часть этой системы смогла решить для себя задачу многосотлетней давности – возвращение западноукраинских земель. При каких условиях было сформировано украинское пространство:


Читать дальше →

Ирхин А. Американские Гамбит и Цунг-цванг для В.В.Путина



Гамбит– шахматный ход, который реализует одна из сторон, жертвуя пешкой или легкой фигурой для получения активной позиции.


Цунг-цванг– положение в шахматах, когда каждый следующий ход ухудшает позицию.


Для объективного понимания места Крыма и Украины в стратегическом противостоянии между объединенным  Западом (ЕС и США) и Востоком (РФ и Китаем), необходимо выделить стратегические традиции доминирующей западной цивилизации и те ресурсы, которые позволяют им уже почти пятьсот лет создавать и перестраивать под себя мировой порядок, занимая в нем бесспорные доминирующие позиции.


Почему Запад является мировым лидером последние 500 лет? Две основные причины. Во-первых, Запад  это цивилизация морской экспансии. Фактор морской силы дает высокое качество элиты, стратегическое преимущество в принятии решений в 2,4 раза (соотношение мирового океана и суши), контроль над глобальными морскими торговыми и военными коммуникациями и, следовательно, над финансовыми потоками. Во-вторых, благодаря первым, больше объективным преимуществам, европейцы, а затем и англосаксы сумели снять первыми ренту с Великих географических открытий и получить колоссальные ресурсы для технологического скачка, что и дало им возможность делать мир глобальным и проводить его европеизацию и американизацию. Причем, разрушение колониальной системы после Второй мировой войны не изменило суть сложившихся экономических отношений, она стала просто более технологичной – третий мир получил лишь иллюзию возможности экономического и политического выбора. Однако, новая более технологичная система требует и более искусных технологий управления.


Читать дальше →