Ирхин А. Об итогах муниципальных выборов в Турции или «османский удар» Эрдогана (Часть 2)

В течение 12 лет Р.Т. Эрдоган системно работал над минимизацией американского механизма влияния на Турецкую Республику. Данный механизм состоял и сохраняется в остаточном варианте в четырех составляющих: влияние на формирование турецкой армии и офицерского корпуса (силового блока элиты), формирование политической, научной и бизнес-элиты (несиловой блок элиты), экономическая зависимость и прямое влияние на внешнеполитический курс Анкары через втягивание государства в различные альянсы.   


Например, армейские чистки были мягкой формой сталинских технологий 1937 года. На протяжении нескольких лет Р.Т. Эрдоган убирал людей из армии, полиции и спецслужб, которые получили образование в США и странах Западной Европы, и на их место ставил офицеров, лояльно относящихся к политике партии Справедливости и развития.  А делалось это таким образом: в начале июня по сентябрь большое количество офицеров от капитана и выше попадали под уголовное преследование, а в августе проходили назначения на ключевые должности других офицеров, которые получили образование в Турции и прошли определенную селекцию. В сентябре большую часть обвинений снимали, однако офицеры оказались смещенными со своих ключевых постов. Учитывая, что за последние 50 лет власть смещалась путем военных переворотов (1960, 1971, 1980, 1997 гг.), а роль армии в политике была закреплена в Конституции 1980 года, следующим шагом Эрдогана было уменьшение роли военных во внутренней политике Турции, что было закреплено конституционным актом. Итогом этих реформ стал факт того, что армия осталась нейтральной в попытках сместить лидера Турции. То, что работало в период с 1945 по 1997 годы, перестало быть функциональным для Вашингтона в наши дни.


Читать дальше →

Ирхин А. Об итогах муниципальных выборов в Турции или «османский удар» Эрдогана (Часть1)

 


 


30 марта 2014 года в Турции состоялись муниципальные выборы, на которых правящая партия Справедливости и развития (АКР) получила  46 % голосов, что явилось убедительной победой данной политической силы и лично премьер-министра Турции Р.Т. Эрдогана. Для сравнения, на таких же выборах в 2009 году АКР получила 38,8%. Положительная электоральная динамика очевидна, хотя на протяжении последнего года, Турецкая Республика находится в состоянии жесткого внутриполитического противостояния, главные фигуранты которого — премьер-министр Р.Т. Эрдоган и его политические оппоненты из Народно республиканской партии. Данные противоречия активно разыгрываются США. Более того, раскол произошел и в самой партии.  Вашингтон заинтересован в ослаблении возможностей реализации внешнеполитических и внутриполитических программ Р.Т. Эрдогана (внутри — умеренный исламский проект сопоставимый по аналогии с принципами самодостаточности большевистского проекта, в сфере внешней политики — создание неоосманского пространства в рамках «доктрины Стратегической глубины» Министра иностранных дел А. Давутоглу, то есть, окружение себя кольцом дружественных стран, ранее входивших в состав Османской империи). 


Читать дальше →

Оценка эффективности визита Б. Обамы в Саудовскую Аравию



28 марта 2014 года Президент США Б. Обама посетил с официальным визитом Саудовскую Аравию, где провел переговоры с королем Абдуллой. Многие аналитики оценили этот визит, как желание США повторить ту же схему по ослаблению Москвы, что и  в начале 1980-х. Тогда, договорившись с саудитами, Вашингтон обрушил цены на нефть и советская экономика начала испытывать системные трудности по покрытию своих бюджетных обязательств. Таким образом, была подорвана экономическая основа СССР, что было одной из составляющих американского системного механизма по разрушению второй сверхдержавы мира.


На современном же этапе можно поставить вопрос о том, насколько такая схема будет эффективной и целесообразной против РФ.   


Читать дальше →

Ирхин А. Противостояние США и Китая и некоторые итоги формирования нового мирового порядка

 


Несмотря на глобальный кризис капиталистической экономики, США, как ведущая держава мира, продолжает активный глобальный внешнеполитический курс, который требует значительных капиталовложений. Хотя, именно США находятся в «ядре» финансового коллапса, внешняя политика Вашингтона продолжает сохранять свою военно-силовую составляющую (включая механизмы «цветных революций»), которая достаточно дорого обходится американскому бюджету и налогоплательщикам.


Однако  такая активная наступательная политика США, несмотря на растущий внешний долг и системные проблемы в экономике, имеет свой практический, в том числе, финансовый смысл.


Анализируя происходящие кризисы в глобальном масштабе, можно прийти к выводам, что они проходят по периферии экономических и геополитических центров, которые одновременно являются и геополитическими соперниками Вашингтона: Россия, Германия, Япония, Турция, и др.  (Украина, Северная Корея, китайско-японские отношения, Кавказ, Сирия и в целом Ближний и Средний Восток, российско-грузинские противоречия и т.д.). Капитал при этом уходит из этих регионов в «тихую гавань» мировой экономики, то есть в США и доллар.


Все эти методы сдерживания работают по главной цели США – экономической мощи Китая, которая трансформируется в технологическую и военную. В Украине также прослеживались американские цели, направленные не только на одновременное ослабление России и Германии, но и Китая. 3 декабря 2013 президент Украины В. Янукович посетил Китай, где подписал меморандум о строительстве глубоководного порта в Крыму, интегрировав Украину в новое издание Великого шелкового пути. Данный шаг был началом активных силовых действия «Майдана», а после смещения президентской власти все договоренности по крымской части нового Шелкового пути были сняты.


Читать дальше →

Ирхин А. Противостояние США и Китая и некоторые итоги формирования нового мирового порядка

 


Несмотря на глобальный кризис капиталистической экономики, США, как ведущая держава мира, продолжает активный глобальный внешнеполитический курс, который требует значительных капиталовложений. Хотя именно США находятся в «ядре» финансового коллапса, внешняя политика Вашингтона продолжает сохранять свою военно-силовую составляющую (включая механизмы «цветных революций»), которая достаточно дорого обходится американскому бюджету и налогоплательщикам.


Однако,  такая активная наступательная политика США, несмотря на растущий внешний долг и системные проблемы в экономике, имеет свой практический, в том числе, финансовый смысл.


Анализируя происходящие кризисы в глобальном масштабе можно прийти к выводам, что они проходят по периферии экономических и геополитических центров, которые одновременно являются и геополитическими соперниками Вашингтона: Россия, Германия, Япония, Турция, и др.  (Украина, Северная Корея, китайско-японские отношения, Кавказ, Сирия и в целом Ближний и Средний Восток, российско-грузинские противоречия и т.д.). Капитал при этом уходит из этих регионов в «тихую гавань» мировой экономики, то есть в США и доллар.


Все эти методы сдерживания работают по главной цели США – экономической мощи Китая, которая трансформируется в технологическую и военную. В Украине также прослеживались американские цели, направленные не только на одновременное ослабление России и Германии, но и Китая. 3 декабря 2013 президент Украины В. Янукович посетил Китай, где подписал меморандум о строительстве глубоководного порта в Крыму, интегрировав Украину в новое издание Великого шелкового пути. Данный шаг был началом активных силовых действия «Майдана», а после смещения президентской власти все договоренности по крымской части нового Шелкового пути были сняты.


Читать дальше →

Ирхин А. Противостояние США и Китая и некоторые итоги формирования нового мирового порядка

 


Несмотря на глобальный кризис капиталистической экономики, США, как ведущая держава мира, продолжает активный глобальный внешнеполитический курс, который требует значительных капиталовложений. Хотя именно США находятся в «ядре» финансового коллапса, внешняя политика Вашингтона продолжает сохранять свою военно-силовую составляющую (включая механизмы «цветных революций»), которая достаточно дорого обходится американскому бюджету и налогоплательщикам.


Однако,  такая активная наступательная политика США, несмотря на растущий внешний долг и системные проблемы в экономике, имеет свой практический, в том числе, финансовый смысл.


Анализируя происходящие кризисы в глобальном масштабе можно прийти к выводам, что они проходят по периферии экономических и геополитических центров, которые одновременно являются и геополитическими соперниками Вашингтона: Россия, Германия, Япония, Турция, и др.  (Украина, Северная Корея, китайско-японские отношения, Кавказ, Сирия и в целом Ближний и Средний Восток, российско-грузинские противоречия и т.д.). Капитал при этом уходит из этих регионов в «тихую гавань» мировой экономики, то есть в США и доллар.


Все эти методы сдерживания работают по главной цели США – экономической мощи Китая, которая трансформируется в технологическую и военную. В Украине также прослеживались американские цели, направленные не только на одновременное ослабление России и Германии, но и Китая. 3 декабря 2013 президент Украины В. Янукович посетил Китай, где подписал меморандум о строительстве глубоководного порта в Крыму, интегрировав Украину в новое издание Великого шелкового пути. Данный шаг был началом активных силовых действия «Майдана», а после смещения президентской власти все договоренности по крымской части нового Шелкового пути были сняты.


Читать дальше →

Ирхин А. Почему США не будут воевать за Украину (Часть 2)

          Военно-политический уровень. Логика геополитического противостояния  между  США  и    Россией дает основания провести параллель в рамках алгоритма «сфер влияния» великих держав  между событиями в российском ближнем зарубежье (постсоветское пространство) и американском (Южная и Северная Америки). Последняя оформилась в издании доктрины Монро еще в 1823 году, суть которой сводится к тому, что европейские государства должны ограничить свое влияние на американском континенте, а Вашингтон берет на себя миссию державы номер один в регионе. В дальнейшем США выводят из сферы соперничества великих держав свой  «задний двор», четко давая понять, что он не разыгрывается, а сформировавшаяся данность не обсуждается. Работы таких мэтров американской внешней политики, как   Г. Киссинджера и З. Бжезинского, моделирующие будущее устройство мира,  не замечают проблем Латинской Америки. Однако, вся эта американская логика не мешает России, Китаю и Ирану активно дразнить дядюшку Сэма, поддерживая антиамериканские настроения и политические режимы в заповедной зоне Вашингтона. В свою очередь США формирует (инвестирует в элиту,  экономику, ВПК, информационное пространство) политические режимы  в зоне ответственности альтернативных центров силы.  Практическая сторона этих шагов направлена на формирование «сферы обмена» между сильными государствами. Это часть механизмов в процессе их конкуренции за распределение всех видов ресурсов.


Читать дальше →

Ирхин А. Почему США не будут воевать за Украину (Часть 1)

 


Проблема моделирования американского ответа на развитие политической ситуации в Украине должна включать несколько уровней: элитный, дипломатический и военно-политический.   


Общая стратегическая цель Соединенных Штатов Америки в Евразии – предупреждение создания силового, в том числе, коллективного центра геополитической силы, который мог бы впоследствии бросить вызов Вашингтону. Производные задачи складываются из следующих принципов: поддержание множественности (геополитического плюрализма) на континенте, что достигается путем построения системы балансов, созданием и поддержанием проамериканских режимов в ключевых странах и регионах. На постсоветском пространстве США сделали выбор на построение геополитического пространства от Балто-Черноморской дуги до постсоветской Средней Азии, которая входит в более широкую американскую кривую от Восточной Европы, через «выпадающие цветные режимы» до Центральной Азии, включая регион Афганистана и Пакистана – «АфПак». При этом данная дуга позволяла бы Вашингтону влиять не только на Россию, но и Германию, Иран, Китай и Индию – на основные динамично развивающиеся геополитические центры. В случае её реализации такая модель однополярной Евразии существенно оптимизировала бы американский контроль над «шахматной доской» мира. 


Читать дальше →

Ирхин А. Майдан и код украинской элиты, как ресурс для геополитических игр великих держав (Часть 2)

Итак, субъекты, заинтересованные в дезинтеграции Украины: США, Россия, Польша, Румыния. Последовательность соблюдена согласно степени заинтересованности. Почему США, не лучше ли организовать Украину в качестве целостного антироссийского проекта? Эта идеальная геополитическая модель, но здесь всплывает ряд факторов, а именно кто будет оплачивать украинскую постсоветскую экономику и «тяжелую» социальную структуру государства? В условиях постоянного дефолтного кризиса США и общего глобального экономического кризиса это очень дорогое удовольствие, если не сказать больше. А вот логика английского баланса сил, которой обычно пользуется англо-саксонская внешняя политика, заключается в том, чтобы создать взаимную систему сдерживания двух конкурентов за их счет и играть на противоречиях, находясь как бы над системой балансов. Как создать модель «длинных проблем» между Европейским союзом (Германией) и Евразийским союзом (Россией)? Спровоцировать разделение Украины и втянуть Европу и Россию в клубок противоречий на Украине, наблюдая, как они ослабляют друг друга и заорганизовывают свою внешнеполитическую энергию, отвлекая её от Ближнего Востока, ресурсов Арктики, Африки и других регионов. При этом Вашингтон сохраняет свое влияние на эту ситуацию, выступая в качестве главного арбитра.


Читать дальше →

Ирхин А. Украинская дилемма Вашингтона

  Второй раз за последние десять лет Киев стал  центром политической и интеграционной конкуренции в Евразии — «фронтовой зоной» между континентальным и атлантическим Западом и Россией. Однако после 2004 года произошли трансформации, которые изменили возможности Вашингтона, Брюсселя (Берлина) и Москвы. 


 Во-первых, начиная с 2008 года, глобальный экономический кризис существенно сократил возможности западной цивилизации, и в первую очередь США, нести бремя белого человека в прежнем масштабе (проводить глобальную демократизацию).


   Во-вторых, на протяжении последних 15 лет США проводили односторонние силовые  акции, перестраивая мир под новую американскую модель глобального доминирования. Эти действия способствовали расколу Запада как минимум на два ядра — Западную Европу и США. Кроме того, США столкнулись с состоянием всех империй периода заката — имперским перенапряжением, когда они не в состоянии одновременно отвечать на все вызовы международному порядку, построенному ими исключительно под себя и свое мировоззрение. Логическим выходом из этой ситуации является перекладывание части данных обязательств на другие сильные державы и создание системы союзников и модели полуторополярного мира, где главенствующую роль занимает Америка. Данная модель предполагает контроль над ключевыми регионами и географическими точками мира,  создание системы сдержек и противовесов между великими державами и сохранение американского лидерства в четырех ключевых сферах: военно-политической, экономической, технологической и сфере притягательности массовой культуры.


Читать дальше →