Ирхин А. Об итогах муниципальных выборов в Турции или «османский удар» Эрдогана (Часть1)

 


 


30 марта 2014 года в Турции состоялись муниципальные выборы, на которых правящая партия Справедливости и развития (АКР) получила  46 % голосов, что явилось убедительной победой данной политической силы и лично премьер-министра Турции Р.Т. Эрдогана. Для сравнения, на таких же выборах в 2009 году АКР получила 38,8%. Положительная электоральная динамика очевидна, хотя на протяжении последнего года, Турецкая Республика находится в состоянии жесткого внутриполитического противостояния, главные фигуранты которого — премьер-министр Р.Т. Эрдоган и его политические оппоненты из Народно республиканской партии. Данные противоречия активно разыгрываются США. Более того, раскол произошел и в самой партии.  Вашингтон заинтересован в ослаблении возможностей реализации внешнеполитических и внутриполитических программ Р.Т. Эрдогана (внутри — умеренный исламский проект сопоставимый по аналогии с принципами самодостаточности большевистского проекта, в сфере внешней политики — создание неоосманского пространства в рамках «доктрины Стратегической глубины» Министра иностранных дел А. Давутоглу, то есть, окружение себя кольцом дружественных стран, ранее входивших в состав Османской империи). 


Читать дальше →

Ирхин А. Политические кризисы в Турецкой Республике и Украине: общие мотивы, как последствия одной политики

        В течение одного года два государства Черноморского региона – Турция и Украина, были охвачены политическими протестами гражданского населения. При этом масштабность, движущие силы и характер протестов имеют общую сценарную картину.   


Турция. В конце мая 2013 года в Турции начались беспорядки, которые охватили практически все крупные города. Главной движущей силой выступала молодежь, а оппозиция представляла из себя настолько разношерстный временный союз, объединяющий политические силы от турецких националистов до курдов, что рассуждать о его долговременности не приходилось. Спустя несколько дней самая влиятельная политическая фигура в Республике Р.Т. Эрдоган сделал заявление, в котором обвинил Запад в финансировании антиправительственных акций и в тщательной подготовке данных акций. К концу лета энергия протестного потенциала сошла на нет. Новые осенние попытки оживить его не принесли результатов.  Власть в Турецкой Республике устояла. Но в декабре 2013 года был нанесен уже новый удар по политическому имиджу правящей партии Справедливости и развития и лично по Эрдогану – коррупционный скандал, когда была раскрыта схема отмывания и расхищения бюджетных средств, к которой были причастны дети министров турецкого правительства. В ответ власть начала чистки в рядах прокурорского корпуса и руководителей полиции Турции. Таким образом, был нанесен электоральный ущерб правящей партии.


Украина.  Выступления, начавшиеся в конце ноября 2013 года, нанесли достаточно ощутимый ущерб действующей политической власти и уже привели к отставке правительства Н. Азарова, а западные области объявили себя «зоной свободной» от центральной власти.


Что общего?    


Читать дальше →

А. Ирхин "Сирийский котел" мировой политики (Часть 4)

    За последние пол года на региональном уровне произошли события, которые также изменили расстановку сил в сирийском кризисе. «Витрина» умеренных исламистов – Египет потерял свой статус за счет силового смещения демократически выбранного президента М. Мурси, члена организации «Братья мусульмане». В Турции начались волнения против руководства партии Справедливости и развития. Таким образом, нанесен системный удар по умеренному исламистскому проекту, то есть по фундаменту турецких технологий по восстановлению османского пространства. Данные события безусловно подрывают региональный авторитет Турции.  Но в этих условиях 3 октября 2013 года турецкий парламент еще на год продлевает мандат на проведение в случае необходимости военных операций на сирийской территории.        


Таким образом, «сирийский котел» имеет следующие региональные подходы. 


Читать дальше →

А. Ирхин В.Минин "Сирийский котел" мировой политики (Часть 3)

  Кроме того, в случае открытого вступления Турции в конфликт, Иран автоматически становится врагом Турции, что также дает массу военно-политических производных – от курдского вопроса до непосредственного возможного военного столкновения с Тегераном.  Если в условия моделирования включить одну, но очень существенную переменную – возможную американскую агрессию против Сирии, Турция вынуждена будет как можно дольше оставаться в стороне от боевых действий. Данное положение может изменить только массовые истребления мирного суннитского населения со стороны режима Башара Аль Асада, однако, они должны будут иметь безупречную доказательную базу, а не являться продуктом информационной войны.


Читать дальше →

А. Ирхин В.Минин "Сирийский котел" мировой политики (Часть 2)

    С 2011 года данный регион захлестнула «Арабская весна», в результате которой к власти стали приходить умеренные арабские исламские политические силы (ассоциация «Братьев мусульман»), которые потеснили авторитарные консервативные режимы.  Так, Ассоциацией в Иордании создана партия «Хизб джабхат аль-амаль аль-исламия» («Партия Фронт исламского действия»), являющаяся одной из ведущих партий страны и представленная значительным количеством депутатов в парламенте. В Алжире ими основана партия «Хизб Хамас», в Кувейте – «Хизб аль-харакят ад-дустурия» (партия «Конституционное движение», создана в 1991 г.),, в Палестине – «Хизб аль-Халас» (создана дочерним движением «братьев-мусульман» — «Хамас»), в Йемене – «Ат-Таджамуа аль-йамани ли-ль ислах» («Йеменское объединение для реформы», вторая по величине и влиятельности партия Йемена, член правительственной коалиции при бывшем президенте А.А.Салехе), в Бахрейне – «Ассоциация исламского призыва», в Тунисе – партия «Ан-Нахда» («Возрождение», с 1989 г. наследница созданного в 1970-х годах «братьями-мусульманами» Исламского движения Туниса, уверенно победила с 41% голосов на парламентских выборах в октябре 2011 г., премьер-министром страны назначен генеральный секретарь партии Х.Джебали), в Марокко – «Аль-Адаль ва-ль-ихсан» («Партия справедливости и развития», на выборах 25 ноября 2011 г. одержала победу и провела в парламент страны 107 депутатов из 395, премьер-министром был назначен ее генеральный секретарь Абдаллах Ибн Киран), в Ливии – созданная в марте 2012 г. «Партия справедливости и созидания» (второе место на июльских 2012 г. выборах в парламент, 17 депутатских мандатов, победивший «Альянс национальных сил» – 36 мандатов). В июле 2012 г. после двухдневной дискуссии в Стамбуле сирийский филиал движения также принял решение о создании своей политической партии во главе с руководителем политбюро организации А.Аль-Байануни. «Арабской витриной»  ассоциации до середины 2013 года становится Египет.  


Читать дальше →

Ирхин А. «Сирийский котел» мировой политики (часть 1)

      Гражданская война в Сирии показала, что мир в отдельных регионах или даже странах остается отражением биполярной системы периода «холодной войны». При этом баланс мировых сил изменился не в пользу Запада, который с  конца 1970-х сумел создать американо-китайский альянс против СССР. После данного виртуозного стратегического хода Вашингтона кольцо военно-политического, экономического, технологического удушения советского пространства замкнулось. В настоящее время, Китай играет свою самостоятельную игру, а внешнеполитические линии обороны Пекина и Москвы во многом совпадают.  В то же время Запад, опьяненный победой в «холодной войне» стал более разобщенным. Политическое руководство США на протяжении последних 15 лет проводило односторонние силовые акции, перестраивая мир под новую американскую модель глобального доминирования.  Эти действия способствовали расколу Запада как минимум на два ядра — Западную Европу и США.         


Читать дальше →

Ирхин А. Интеграционная политика Турции на постсоветском пространстве в контексте национальных интересов России (Часть 1)

После распада СССР и ослабления внешнеполитических позиций Российской Федерации, Турецкая Республика попыталась заполнить вакуум политического влияния на постсоветском пространстве, образовавшийся на южных границах бывшего СССР. Также предпринимались попытки поддержки сепаратистских движений, развивающихся в границах самой РФ. В сфере практической геополитики, ослабление Москвы способствовало появлению для Турции нового пространства для экспансии и сотрудничества с новыми независимыми государствами, однако оно скрывало также большой потенциал нестабильности и конфликтогенности. Со своей стороны, США и стержневые государства Западной Европы были заинтересованы в «турецком открытии» автаркичного пространства бывшего коммунистического блока.   


Читать дальше →

Ирхин А. Турция в новой архитектуре мирового порядка (часть 2)

  Анализ развития стран по этим четырем критериям «жесткой силы» позволяет сделать вывод о безусловном региональном лидерстве Турецкой Республики в регионе Ближнего и Среднего Востока. Наиболее близко стоящим государством по критериям мощи является Иран.   В то же самое время, если брать эти же критерии и переносить на внерегиональный масштаб, то Турция занимает,  по крайней мере, близкую позицию к группе стран лидеров БРИК. И по крайней, опережает Южную Африку по выделенным параметрам.Если оценивать ресурсы «мягкой силы», то Турция пытается себе вернуть статус лидера исламского суннитского мира, а возможно и статус «стержневой» и ключевой державы, который она занимала до 1923 года. В программе 61-го правительства Турции (2011 год), сформированного правящей Партией справедливости и развития отмечается следующим образом рост влияния Турции – «В период руководства партии АКР, благодаря быстрому росту экономики, научного и технологического потенциала, человеческого потенциала и дипломатических усилий Турция превратилась в легкую («мягкую силу») силу (очевидно в противовес «жесткой силе», используемой в международных отношениях Западом»), завоевывающую все больший авторитет.


Читать дальше →

Ирхин А. Турция в новой архитектуре мирового порядка (часть 2)

Региональные страны [3]


 















Страна


ВВП


Военный бюджет


Численность населения


Мобилизационные ресурсы (ежегодные)


 


 


Турция


$1.125 trillion (2012 est.)


5.3% of GDP (2005 est.) – 15 место в мире по затратам


79,749,461 (July 2012 est).


male: 700,079


female: 670,328 (2010 est.)


 


 


Сирия


$107.6 billion (2011 est.)


5.9% of GDP (2005 est.), 10 место


22,530,746 (July 2012 est).


male: 256,698


female: 244,712 (2010 est.)


 


 


Египет


$537.8 billion (2012 est.)


3.4% of GDP (2005 est.), 35 место


83,688,164 (July 2012 est.)


male: 783,405


female: 748,647 (2010 est.)


 


 


 


Саудовская Аравия


$740.5 billion (2012 est.)


10% of GDP (2005 est., 3 место


26,534,504 (July 2012 est.)


male: 261,105


female: 244,763 (2010 est.)


 


 


Алжир


$274.5 billion (2012 est.)


3.3% of GDP (2006), 36 место


37,367,226 (July 2012 est.)


male: 342,895


female: 330,098 (2010 est.)


 


 


Арабские Эмираты


$271.2 billion (2012 est.)


3.1% of GDP (2005 est.), 38 место в % соотношении


5,473,972 (July 2013 est.)


male: 27,439


female: 24,419 (2010 est.)


 


 


Иран


$997.4 billion (2012 est.)


2.5% of GDP (2006), 60 место


78,868,711 (July 2012 est.)


male: 715,111


female: 677,372 (2010 est.)


 


 


Ирак


$155.4 billion (2012 est.)


8.6% of GDP (2006), 5 место


31,129,225 (July 2012 est.)


male: 332,194


female: 322,010 (2010 est.)


 


 


Греция


$280.8 billion (2012 est.)


4.3% of GDP (2005 est.), 22 место


10,767,827 (July 2012 est.)


male: 52,754 female: 49,485 (2010 est.)


 


 


Армения


$18.95 billion (2012 est.)


2.8% of GDP (2010), 50 место


2,970,495 (July 2012 est.)


male: 23,470


female: 21,417 (2010 est.)


 


 


Грузия


$26.4 billion (2012 est.)


1.9% of GDP (2010 est.)


4,555,911 (July 2013 est.)


male: 29,723


female: 27,242 (2010 est.


 


 


Пакистан


$514.6 billion (2012 est.)


3% of GDP (2007 est.), 41 место в % соотношении


190,291,129 (July 2012 est.)


male: 2,237,723


female: 2,104,906 (2010 est.


 


 



 


Внерегиональные акторы [4]


 










Страна


ВВП


Военный бюджет


Численность населения


Мобилизационные ресурсы (ежегодные)


 


 


 


Россия


$2.509 trillion (2012 est.)


3.9% of GDP (2005), 25 место по затратам в % от ВВП


142,517,670 (July 2012 est.)


male: 693,843


female: 660,359 (2010 est.)


 


 


 


Бразилия


$2.362 trillion (2012 est.)


1.7% of GDP (2009), 85 место


199,321,413 (July 2012 est.)


male: 1,733,168 female: 1,672,477 (2010 est.)


 


 


 


Китай


$12.38 trillion (2012 est.)


4.3% of GDP (2006), 21 место по % показателю


1,343,239,923 (July 2012 est.)


male: 10,406,544


female: 9,131,990 (2010 est.)


 


 


 


Индия 


$4.735 trillion (2012 est.)


2.5% of GDP (2006), 61 место в % показателе


1,205,073,612 (July 2012 est.)


male: 12,151,065


female: 10,745,891 (2010 est.)


 


 


 


Южная Африка


$578.6 billion (2012 est.)


1.7% of GDP (2006), 84 место


48,810,427 (July 2012 est.)


male: 482,122, female: 485,017 (2010 est.


 


 


 


Украина


$344.7 billion (2012 est.)


1.4% of GDP (2005 est.), 104 место в % показателе


44,854,065 (July 2012 est.)


male: 246,397


female: 234,916 (2010 est.)


 


 


 



 


Анализ развития стран по этим четырем критериям «жесткой силы» позволяет сделать вывод о безусловном региональном лидерстве Турецкой Республики в регионе Ближнего и Среднего Востока. Наиболее близко стоящим государством по критериям мощи является Иран.   В то же самое время, если брать эти же критерии и переносить на внерегиональный масштаб, то Турция занимает,  по крайней мере, близкую позицию к группе стран лидеров БРИК. И по крайней, опережает Южную Африку по выделенным параметрам.


Если оценивать ресурсы «мягкой силы», то Турция пытается себе вернуть статус лидера исламского суннитского мира, а возможно и статус «стержневой» и ключевой державы, который она занимала до 1923 года. В программе 61-го правительства Турции (2011 год), сформированного правящей Партией справедливости и развития отмечается следующим образом рост влияния Турции – «В период руководства партии АКР, благодаря быстрому росту экономики, научного и технологического потенциала, человеческого потенциала и дипломатических усилий Турция превратилась в легкую («мягкую силу») силу (очевидно в противовес «жесткой силе», используемой в международных отношениях Западом»), завоевывающую все больший авторитет.


Рост цивилизационного влияния Турции на системной основе проявляется с 2002 года, когда происламская партия одерживает свою первую победу на парламентских выборах. Основной идеей, позволившей набрать электоральное большинство, было повышение социальной ответственности государства, а также критическое отношение партии к стабилизационным мерам МВФ. К 2007 году к началу нового электорального цикла АКР подошла уже со значительными экономическими успехами. К этому времени отношение государственного долга к ВВП снизилось вдвое, впервые за последние 34 года уровень инфляции снизился до однозначной цифры и в 2007 году составил 9%. Экономический рост до 2008 года составлял в среднем выше 7%, в 2010 – 9%, 2011-2012 – около 5% и 3% соответственно. Правящая партия планирует, что к 2023 году к столетнему юбилею Республики, государство войдет в число 10 ведущих экономик.

Ирхин А. Турция в новой архитектуре мирового порядка (часть 1)

  Неизменной парадигмой внешнеполитической стратегии Турции последних нескольких столетий является использование ресурсов более сильного государства для продвижения своих национальных интересов. В данном контексте, Турецкая Республика на протяжении периода биполярного противостояния, стала южным форпостом в американской линии сдерживания, протянувшейся до Норвегии на севере Европы. Такая внешнеполитическая стратегия позволила государству достойно противостоять советским территориальным претензиям от 1946 года, получать военно-политические, экономические, технологические, финансовые и иного рода ресурсы от США и стержневых государств Западной Европы.     


Читать дальше →