Ирхин А.А. Формирование турецко-украинского альянса

На наших глазах формируется турецко-украинский военно-политический альянс, который  изменит соотношение сил в Черноморском регионе. Данный союз, по сути, носит антироссийскую направленность.   Предпосылкой для сближения Киева и Анкары стала активизация российской внешней политики по сирийскому вопросу. Однако узел российско-турецких противоречий носит исторический и геополитический характер, который не ограничивается сирийской проблематикой. По крайней мере, три современных направления внешней политики турецкого руководства партии Справедливости и развития противоречит российским национальным интересам:


 1)   турецкая концепция лидерства в суннитском исламском мире потенциально угрожает целостности России;


2)    интеграционная активность Турции в рамках Совета сотрудничества тюркоязычных стран противоречит российским интересам на Южном Кавказе и в Средней Азии;


3)   турецкая политика на Ближнем Востоке, а особенно по сирийской проблеме, не совместима с российскими внешнеполитическими подходами. 


В последние полтора десятка лет данные противоречия оттенялись российско-турецкими экономическими интересами. Ведь Турция является  крупнейшим потребителем российского природного газа, а Россия — готовой турецкой продукции, и сотрудничество в этой сфере предполагалось только расширять. Хотя модель такого торгового обмена явно не отвечала российским интересам.


Читать дальше →

Нелина Л.П. О готовности украинцев отказаться от оккупированнх территорий ради мира

     Новостью последних дней в оценке настроений населения Украины стали опубликованные Центром социальных исследований «София» данные о готовности большинства опрошенных отказаться от территорий ДНР и ЛНР ради прекращения войны. В заголовках русскоязычных изданий акцент делается именно на готовности к территориальным уступкам, украиноязычных – на прекращении войны. Не пересказывая всех результатов опроса, хотелось бы обратить внимание на следующие моменты:


1)            Президентом ЦСИ «София» является Андрей Ермолаев, занимавший в 2010-2014 гг. пост директора Национального института стратегических исследований – структуры, которая, согласно указу о ее подчинении президенту страны от 16.12.2002, является «научно-исследовательским учреждением аналитико-прогнозного сопровождения деятельности Президента Украины». Об эффективности деятельности этой организации в обозначенный период, думаю, распространяться излишне. Сегодня Андрей Ермолаев занимает также пост директора Института стратегических исследований «Новая Украина», спонсором и соучредителем которого является небезызвестный Сергей Левочкин. Более того, еще двое экспертов ЦСИ «София» также трудятся в ИСИ «Новая Украина»;


Читать дальше →

Ирхин А.А. Перспективы России в дальнейшем противостоянии с Западом

При существующей экономической модели развития Россия показала свою неготовность противостоять Западу. Вследствие экономического  давления США и ЕС российская экономика вошла в острую стадию структурного экономического кризиса. Дальнейшее давление западной цивилизации приведет государство уже к системным проблемам не только экономического, но и социально-политического характера, что при дальнейшем внешнем воздействии поставит вопрос о целостности России.


Чем отличаются структурный от системного кризиса? Системный кризис это всеобъемлющий кризис совокупности элементов и связей между ними во времени и пространстве. Структурный кризис – это кризис   совокупности элементов и связей между ними в пространстве. Таким образом, у России в условиях структурного кризиса экономики есть время для того, чтобы провести изменения и избежать системный кризис и его последствия.


Читать дальше →

Ирхин А. Евразийские интеграционные проекты России и анализ выбора Украины: модель преодоления кризиса

В условиях активной конкуренции интеграционных проектов на евразийском пространстве (Россия, США, страны ЕС, Турция), украинская элита оказалась перед лицом интеграционного выбора. Основной дилеммой этого выбора является сохранение политической власти и экономических ресурсов с минимальной потерей возможностей политического маневра. 


С высокой степенью обобщения  можно утверждать, что ни одна из региональных украинских элит, включая донецкую ФПГ, не стремилась к полной интеграции в российские интеграционные проекты. Если, классифицировать  украинскую элиту по нерегиональному принципу, то можно, сославшись на украинского политолога Дмитрия Выдрина, разделить ее на «легкую» и «тяжелую» фракции.  «Легкая фракция» — это полностью прозападная украинская элита, которая ориентируется на исключительно западные финансовые потоки, культурные и политические предпочтения. «Тяжелая фракция» — эта та часть украинской элиты, которая владеет и руководит крупным производственным бизнесом и имеет «откаты» со строительства дорог и мостов, другой социальной инфраструктуры. Она более разнообразна в своих политических и экономических предпочтениях, однако максимальный уровень её лояльности к российским интеграционным проектам — это политика многовекторности.


Читать дальше →

Ирхин А.А. Возможные последствия западных санкций против России

 


 


Соединенные Штаты пытаются создать эффективные механизмы по влиянию на российскую внешнюю политику и процессы возрождения России, как региональной и мировой державы. Однако, при анализе данных механизмов остается двоякое впечатление в отношении завершенности сформированных и сформулированных американских целей. По крайней мере, речь может идти о сомнительности последней задачи. Ведь реализуемый механизм санкций направлен, кроме того, что создает некомфортную среду для современной российской экономической модели, на создание в России «длинных» производственных цепочек и более самостоятельной финансовой модели развития. То есть, американские санкции бьют в первую очередь по американским же механизмам «сдерживания» развития России, которые были заложены после распада Советского Союза.


Читать дальше →

Ирхин А. Реалии и последствия предоставления Киеву статуса «основного военного союзника США»

 




29 июля 2014 года Верхняя палата конгресса США принимает законопроект, предоставляющий статус стран союзников США вне  Североатлантического альянса трем постсоветским республикам: Украине, Грузии и Молдове.


Данный статус был введен в технологическую составляющую американской внешнеполитической стратегии в 1989 году. С одной стороны он позволял воздействовать на СССР и его союзников путем втягивания в союзнические обязательства другие государства, с другой не имел таких четких ограничений в свободе геополитического маневра для американской политики, оставляя широкий спектр средств  воздействия. Статус «основного союзника США» имеют 15 государств: Австралия, Аргентина, Афганистан, Израиль, Новая Зеландия, Япония, Южная Корея, Таиланд, Филиппины, Марокко, Египет, Иордания, Кувейт, Бахрейн, Пакистан.


 Эти государства являются опорными пунктами американской военно-политической стратегии. География американских союзников в этом статусе выходит за рамки Североатлантического альянса, однако подчеркивает «особые отношения Вашингтона» с этими государствами. Данный статус позволяет США ввести свои воинские контингенты на территорию своих союзников для защиты их территории от внешней агрессии. Однако, при этом данное условие остается необязательным и принимается по усмотрению президента Соединенных Штатов Америки, что и отличает «основного союзника» от полноправного члена НАТО. Таким образом, США, включая данные механизмы, обладают возможностью неоднозначной интерпретации политических событий, сохраняя возможности внешнеполитического маневра. При этом США получают возможность влиять на внешнюю и внутреннюю политику, оборонную стратегию Киева, Кишинева и Тбилиси, поставлять современное вооружение, витальные технологии, влиять через институт военных советников на формирование вооруженных сил и других структур силового корпуса и т.д.


Читать дальше →

Ирхин А. Модели распада Украины: геополитический и конфессиональный факторы (Часть 2)

 


Данный факт, очевидно, связан с попыткой скрыть идентификацию самой массовой православной церкви на Украине. 


УПЦ занимает 34,6% от общего количества религиозных организаций, 36,6% от христианских организаций, и 68,1% от вышеприведенных православных конфессий. Институциональная сеть УПЦ представлена во всех регионах Украины. За последние десять лет, увеличение общин наблюдается почти во всех областях Украины, кроме Тернопольской (количество неизменно – 119). Наибольшее их количество фиксируется в Винницкой (957) и Хмельницкой (920) областях. Всего в центральном регионе Украины сосредоточена треть приходов Украинской православной церкви. Статистические данные последних десяти лет показывают, что наибольшее количество религиозных общин сосредоточено в северо-центральном регионе и насчитывается 47,3% от общего количества общин УПЦ, их возрастание  составляет 40,5%. На втором месте по численности является юго-восточный регион, где сосредоточено 31,9% их общего количества, соответственно рост составляет 52,1%. Наименьшее количество общин УПЦ сосредоточено в западном регионе[1].


Второй по численности среди православных религиозных организаций является Украинская православная церковь Киевского патриархата (УПЦ КП).


Читать дальше →

Ирхин А. Как Россия может потерять Крым и с чем столкнулась российская элита в украинском кризисе

 




После потери двух опорных пунктов в Новороссии,  даже консервативные аналитические ресурсы Москвы начали оправдывать данные действия, а точнее бездействия, аргументируя этот шаг последующими затруднениями Киева на Юго-востоке Украины. Набор оправданий был традиционен:  внутренние экономические трудности Украины, военная слабость, растянутость коммуникаций, низкий моральный дух и так далее. Однако, налицо очередной проигрыш российского руководства на постсоветском пространстве. Даже появились такие сентенции, что Новороссия может стать гамбитом Путина, который переломит ситуацию в пользу Москвы, то есть, отдав Новороссию, у российского лидера появится стратегическое преимущество в конкуренции с Западом. Иными словами, российский лидер решил задушить Запад в любовных объятиях, переиграв его непрямым военным путем.  За последние 500 лет конкуренции между различными империями Запада и Россией не было ни одного успешного примера победы России таким способом. Почему? Во-первых, потому что Запад (морские державы) имеют преимущества почти в 2,5 раза в выборе решений из за географических особенностей данного противостояния – мирового океана больше мировой суши в 2,4 раза. А это значит, что российские действия, качество элиты и подготовка специалистов, должны превосходить западные в 2,4 раза, только чтобы выйти на ноль в данном противостоянии. И этот фактор является объективной данностью.  Во-вторых, Россия, за исключением короткого периода сталинской модели экономики, всегда сохраняла зависимое финансовое и экономическое положение от главного соперника – Запада. Это сознательный выбор российской имперской элиты – это комфорт ее существования, гарантия ее собственности, привилегированного положения и т.д. Последний субъективный выбор еще больше снижает шансы России на победу в любой из форм войны со своим главным соперником.


Читать дальше →

Ирхин А. Гражданская война в Украине 2014-201? и Испании 1936 – 1939: исторические аналогии мировых войн

  


Чем дальше развивается украинский кризис, тем больше возникает вопросов  в отношении итогов его разрешения. Однако, несколько исторических аналогий, по крайней мере, в сфере взаимодействия великих держав, позволяет сравнить украинский конфликт с гражданской войной в Испании в 1936-1939 гг.


 Испания того периода стала ареной противостояния складывающихся военно-политических альянсов перед Второй мировой войной, ареной обкатки новых военных технологий ведения войны, испытания новой техники и подготовки и «прогонки» военспецов, без прямого военного столкновения. Таким образом, СССР, с одной стороны, поддержав левые политические силы, и нацистская Германия и фашистская Италия, поддержавшие националистов и военную хунту, с другой пытались оттянуть начало мировой войны. В данной шахматной партии Великобритания, объявив о своем нейтралитете косвенными, но весьма эффективными способами, поддержало националистов (были заморожены все денежные активы республиканцев), таким образом, работая на Западный мир против СССР.  


На территорию Испании с обеих сторон поступали добровольцы и «караваны» с оружием. Италия и Германия послали корпус добровольческих сил и легион «Кондор». СССР поставил Испании около тысячи самолетов, 900 танков, 1500 артиллерийских орудий, 300 бронемашин и 30 000 тонн боеприпасов, а со стороны Москвы через конфликт прошло около 2 тысяч военных советников – танкистов, летчиков и других военных специалистов.


Читать дальше →