Ирхин А. "Украинская внешняя политика" России: дилемма одного выбора

   Известная политическая мудрость в отношении двух бед российской государственности – дураков и плохих дорог, для Украины уже сводится к трем национальным проблемам – дорогам, дуракам и дуракам в Москве.  


    Как и 10 лет назад возможности России по влиянию на Украину ограничены.  Хотя договор об ассоциации между Украиной и ЕС не был подписан в декабре 2013 года, скорее, этот шаг не стоит рассматривать в качестве резкого поворота Киева и отказа от своих евронтеграционных устремлений. В настоящее время, в основе украинского направления внешней политики России лежит курс на принуждение к интеграции в евразийские интеграционные проекты. В качестве методов используются экономические факторы давления, применение которых имеет социальный и электоральный эффект домино и, следовательно, угрожает правящей элите Украины. Данная политика дает эффективные, но краткосрочные результаты, однако значительно сокращает положительный образ России в глазах рядовых граждан Украины. Таким образом, Москва создала систему давления на украинских олигархов, однако получает обратный эффект в украинском обществе.    Активная и, что не менее важно, успешная внешнеполитическая деятельность Москвы на украинском направлении, позволяет вернуть временно утерянный  Россией статус субъекта мировой политики и место в клубе великих держав. Ведь после развала СССР, политической элите России был обеспечен доступ к этому клубу, но сделано это было, скорее, для утешения ее самолюбия, а не отвечало действительному распределению силы и различных видов мировых ресурсов. Таким образом, через активную позицию в Украине российская элита реализует свой давний исторический комплекс приобщения к западной цивилизации. Причем это стремление к ощущению общности с элитой «богатого и цивилизованного Запада» осуществлялось российской элитой как за счет построения союзнических, так и конфронтационных отношений с ним. Другими словами Россия воспринимает «проблему Украины», как часть своих отношений с Западом, тогда как Запад главным образом как фактор сдерживания возможностей Москвы, как регионального и мирового центра силы. Исторически дискуссионным является вопрос роли украинских земель и элиты в Российской империи, включая советский и постсоветский период. Однако факт формирования современной территории Украины в тесном союзе России в рамках советского государственного проекта, а также продолжительность украинского хрущевско-брежневского периода не могут отрицаться ни российскими либералами, ни украинскими националистами. 


Читать дальше →

Ирхин А.А. Центр большого конфликта переносится c Ближнего и Среднего Востока в Юго-восточную Азию (Часть 2)

По мнению З. Бжезинского, в ближайшем будущем роль Америки на Дальнем Востоке Евразии будет определяться двумя геополитическими проблемами, имеющими центральное значение и непосредственно связанными между собой:


  1. Насколько практически возможно и, с точки зрения Америки, насколько приемлемо превращение Китая в доминирующую региональную державу, и насколько реально его усилившееся стремление к статусу мировой державы.
  2. Так как Япония сама стремится играть глобальную роль, каким образом Америка может справиться с региональными последствиями неизбежного нежелания Японии продолжать мириться со статусом американского протектората.

 


     Интересно, что американский эксперт и государственный деятель, очевидно, что вполне справедливо, выводит Россию из активной игры в Тихоокеанском регионе.  


Читать дальше →

Ирхин А. Интеграционные императивы США в отношении постсоветского пространства (Часть 3)

   Важной составляющей формирующейся системы международных отношений является развитие американо-российского взаимодействия, включающее, как сферу сотрудничества, так и конкуренции. Исторический опыт дает основание полагать, что система международных отношений является стабильной и долговременной, когда временно ослабленные державы интегрированы в механизм принятия решений, а не находятся на его периферии или вообще исключены из него. 


Американские аналитики одного из ведущих оборонных центров «RAND» отмечают в своем исследовании: «… Департамент обороны США и ВВС должны играть важную роль в укреплении и развитии американо-российских связей. На концептуальном уровне эти ведомства должны разработать программы в ответ на возможные изменения в российской внешней политике, которая может стать в отношении Вашингтона недружественной. Кроме того, нужно учитывать и возможные промежуточные состояния в двусторонних отношениях, когда Москва и Вашингтон имеют ряд точек соприкосновения, но расходятся в принципах и конечных целях решения спорных проблем. Военные контакты и контроль над ключевыми видами вооружений должны продолжаться в будущем. Однако ВВС, как и все США не могут допустить, чтобы Россия или какое либо другое государство имели возможность избегать учета американской точки зрения в своей внешней политике. США должны быть готовы к ограничению доступа, к какому либо региону – это один из вызовов более сильной и независимой России, который будет представлять трудности для реализации американских внешнеполитических целей». 


Читать дальше →

Ирхин А. Интеграционные императивы США в отношении постсоветского пространства (Часть 2)

   Анализ стратегий национальной безопасности США за период с начала 1990-х гг. и до 2010 г. позволяет выявить определенную эволюцию внешнеполитических подходов США в отношении постсоветского пространства. В документах 1995, 1997 гг., Россия и Украина выделяются в одном ряду, тогда как другие государства обозначаются общим термином «другие государства бывшего Советского Союза».  Отмечается важность демократического транзита именно в России и Украине, а также необходимость проведения рыночных реформ.


Кроме того, в Стратегии от 1997 г. обозначается важность развития сотрудничества между Россией и НАТО, Украиной и НАТО, обеспечения ядерной безопасности, интеграции России и Украины в создаваемое европейское пространство безопасности, а также участие США в разрешении замороженных конфликтов на Кавказе и Центральной Азии.


Читать дальше →