Нелина Л.П., Ирхин А.А. Интеграционные императивы США в отношении постсоветского пространства (Часть 4)

   Взаимодействие трех геополитических игроков в западной части постсоветского пространства является дилеммой конкуренции и сотрудничества США, Германии и России. При этом как представляется, данный регион слишком мал для трех сил, следовательно, один из игроков должен будет уйти, и скорее всего это произойдет, за счет ситуативного союза России и Германии, как держав наиболее близко расположенных  и контролирующих данное пространство. Однако, исходя из слабости России, такой сценарий является слишком оптимистическим: низкий уровень экономического развития и подконтрольности ресурсов государству (внутренняя субъектность), отсутствие успешной идеологии интеграции постсовесткого пространства (Большая идея), отсутствие экономической идеи развития  (провал либерально-экономических преобразований не был заменен успешной программой экономического развития); низкий демографический потенциал на обширном пространстве центральной Евразии, который имеет тенденцию к дальнейшему сокращению, высокий уровень коррупции.


В конце 2009 г. аналитическая корпорация «RAND» опубликовала исследование «Российская внешняя политика: источники и производные», в котором отмечается, что в текущем десятилетии отношения США с Российской Федерацией будут оставаться сложными, многосторонними и нередко конфронтационными.


Читать дальше →

Ирхин А. Интеграционные императивы США в отношении постсоветского пространства (Часть 3)

   Важной составляющей формирующейся системы международных отношений является развитие американо-российского взаимодействия, включающее, как сферу сотрудничества, так и конкуренции. Исторический опыт дает основание полагать, что система международных отношений является стабильной и долговременной, когда временно ослабленные державы интегрированы в механизм принятия решений, а не находятся на его периферии или вообще исключены из него. 


Американские аналитики одного из ведущих оборонных центров «RAND» отмечают в своем исследовании: «… Департамент обороны США и ВВС должны играть важную роль в укреплении и развитии американо-российских связей. На концептуальном уровне эти ведомства должны разработать программы в ответ на возможные изменения в российской внешней политике, которая может стать в отношении Вашингтона недружественной. Кроме того, нужно учитывать и возможные промежуточные состояния в двусторонних отношениях, когда Москва и Вашингтон имеют ряд точек соприкосновения, но расходятся в принципах и конечных целях решения спорных проблем. Военные контакты и контроль над ключевыми видами вооружений должны продолжаться в будущем. Однако ВВС, как и все США не могут допустить, чтобы Россия или какое либо другое государство имели возможность избегать учета американской точки зрения в своей внешней политике. США должны быть готовы к ограничению доступа, к какому либо региону – это один из вызовов более сильной и независимой России, который будет представлять трудности для реализации американских внешнеполитических целей». 


Читать дальше →

Ирхин А. Интеграционные императивы США в отношении постсоветского пространства (Часть 2)

   Анализ стратегий национальной безопасности США за период с начала 1990-х гг. и до 2010 г. позволяет выявить определенную эволюцию внешнеполитических подходов США в отношении постсоветского пространства. В документах 1995, 1997 гг., Россия и Украина выделяются в одном ряду, тогда как другие государства обозначаются общим термином «другие государства бывшего Советского Союза».  Отмечается важность демократического транзита именно в России и Украине, а также необходимость проведения рыночных реформ.


Кроме того, в Стратегии от 1997 г. обозначается важность развития сотрудничества между Россией и НАТО, Украиной и НАТО, обеспечения ядерной безопасности, интеграции России и Украины в создаваемое европейское пространство безопасности, а также участие США в разрешении замороженных конфликтов на Кавказе и Центральной Азии.


Читать дальше →

Ирхин А. Интеграционные императивы США в отношении постсоветского пространства (Часть 1)

   Общая геостратегическая цель Соединенных Штатов Америки в Евразии – предупреждение создания силового, в том числе, коллективного центра геополитической силы, который мог бы впоследствии бросить вызов Вашингтону. Производные задачи складываются из следующих принципов: поддержание множественности (геополитического плюрализма) на континенте, что достигается путем построения системы балансов, созданием и поддержанием проамериканских режимов в ключевых странах и регионах. На постсоветском пространстве США сделали выбор на построение геополитического пространства от Балто-Черноморской дуги до постсоветской Средней Азии, которая входит в более широкую американскую кривую от Восточной Европы, через «выпадающие цветные режимы» до Центральной Азии, включая регион Афганистана и Пакистана – «АфПак». При этом данная дуга позволяла бы Вашингтону влиять не только на Россию, но и Германию, Иран, Китай и Индию – на основные динамично развивающиеся геополитические центры. В случае её реализации такая модель однополярной Евразии существенно оптимизировала бы американский контроль над «шахматной доской» мира.   


Читать дальше →

Ирхин А. Интеграционная политика Польши в отношении постсоветского пространства: историческая традиция и моделирование будущего развития (Часть 2)

   В современных условиях формирования новой системы международных отношений, геополитическая роль Польши в борьбе за пространство едва ли изменилась. Так, руководитель авторитетной аналитической компании «Стратфор» Дж. Фридман после смены президентской администрации в 2008 году и некоторой корректировки американского курса полагает, что Польша должна делать ставку на Америку. Даже если Б. Обама отменит проект размещения ПРО, ничего страшного не случится. Это не будет иметь ни малейшего влияния на долгосрочную стратегию США по отношению к Польше. ПРО — это не стратегическая проблема. Стратегической проблемой является то, что Россия в ближайшие несколько лет вернется на польскую границу. Через Белоруссию, а также в районе Карпат. По его мнению, Украина практически проиграна – «…Западные силы там отступают, а влияние России растет. Это происходит не только из-за внутренних политических разборок, но также и из-за экономической структуры этой страны. Оранжевая революция представляла на Украине только одну политическую фракцию, и в долговременной перспективе может оказаться, что вовсе не самую сильную. Поединок, который вели на Украине США и Россия, закончился. То, что произошло в Грузии, показало людям на Украине, что международные гарантии ничего не стоят».


Читать дальше →

Ирхин А. Интеграционная политика Польши в отношении постсоветского пространства: историческая традиция и моделирование будущего развития (Часть 1)

    Одним из активных геополитических центров, осуществляющих активный внешнеполитический курс в отношении постсоветского пространства, является Республика Польша. Наиболее системное объяснение польской внешнеполитической традиции целесообразно интерпретировать через существование двух парадигм её развития – «пястовскую» и «ягеллонскую». Первая подразумевает установление активных отношений (причем как союзнических, так и конфронтационных) на западном направлении с немцами и относительно пассивную политику на Востоке. «Ягеллонская» традиция включает активную внешнюю политику на восточном направлении. Анализ внешнеполитической активности Варшавы позволяет сделать вывод о том, что в основе восточной политики Польши в настоящее время лежит «доктрина Гедройца-Мерошевского», идеи которой были концептуально оформлены в польских эмигрантских кругах в Париже в 1960-х гг., и историческая память о «ягеллонской идее». Главной целью восточной политики Польши  является обеспечение максимальной независимости от России государств Прибалтики, Украины и Беларуси, следовательно, интеграция стран в сферу ответственности Польши обратно пропорциональна степени их зависимости от «большого восточного соседа».


Читать дальше →

Ирхин А. Интеграционные проекты РФ на постсоветском пространстве: анализ ошибок двух десятилетий (Часть 3)

   В то же время,  внешние условия для реализации интеграционного проекта являются вторичными по сравнению с необходимыми усилиями российской политической элиты, которая пока (вопрос о качестве элиты), не готова к осмысленной интеграции. Новая внешнеполитическая доктрина Президента Д.Медведева от 2008 года, к  примеру, декларирует, что Россия готова осуществлять защиту своих национальных интересов на основе односторонних действий: «…Россия всецело осознает свою ответственность за поддержание безопасности в мире, как на глобальном, так и на региональном уровне и готова совместными действиями со всеми другими заинтересованными государствами в целях решения общих задач. Однако, Россия в равной степени готова к методике односторонних действий, если бездействие повлечет за собой больший урон для российских интересов. Причем Россия будет аргументировать свою военно-политическую и экономическую жесткую политику на основе международного права (этот принцип был зафиксирован в «Концепции внешней политики Российской Федерации» от 12 июля 2008 г., и был новым положением, отличающим ее от Концепции 2000 г.).  В рамках этой же концепции приоритетом для России является наряду с глобальной политикой, стоящей на первом месте, развитие отношений со странами СНГ, однако о какой-либо интеграционной стратегии  речь не идет.


Читать дальше →

Интеграционные проекты РФ на постсоветском пространстве: анализ ошибок двух десятилетий (Часть 2)

   Так директор канадского Института исследований Европы и России Карлтонского университета  П.Дуткевич отмечает, что первые шесть лет попечительского управления, нацеленного на стабилизацию экономики, воссозданию государства, перегруппировку власти, переформатирования правительства, снижения уровня бедности, предотвращения дальнейшей криминализации общества, спасение нефтяного капитала и т.д., были совершенно необходимы. В совокупности они создали прочный фундамент «государства развития» и необходимую предпосылку для того, чтобы государство снова заработало. Но сейчас очевидно, что отсутствовал план второй фазы – для перехода от стабилизации к ускоренной модернизации. По какой-то причине такой план не был осуществлен в 2005-2006 гг., когда Кремль располагал всем необходимым: политической властью, ресурсами и общественной поддержкой. Другими словами, Россия в отличие от «собратьев» по БРИК не воспользовалась своим богатством в достаточной мере.


Читать дальше →

Ирхин А. Интеграционные проекты РФ на постсоветском пространстве: анализ ошибок двух десятилетий (Часть 1)

Во второй половине 2011 г. проявилась новая архитектура российской интеграционной модели, выдвижение которой свидетельствует о переоценке возможностей России в мировых и региональных экономических и политических процессах. Однако логика и принципы реализуемого российским правительством Евразийского интеграционного проекта прописаны довольно поверхностно. Как отмечает украинский исследователь С.Толстов: «…. формирование устойчивого евразийского интеграционного альянса предполагает три стадии: зону свободной торговли в рамках СНГ (подписание соответствующего соглашения состоялась 18 октября 2011 г.), Таможенный союз в рамках ЕврАзЭС (имеет характер выборочного членства и поэтапно реализуется с 2008 г.) и Единое экономическое пространство (РФ, Казахстан, Белоруссия), состоящее из ряда проектов и соглашений, членство в которых определяется каждой страной самостоятельно. … Завершающим этапом этой конструкции должно стать создание Евразийского союза, по видимому, в форме политической надстройки, позволяющей консолидировать весь спектр постсоветских международных организаций и экономических структур». 


Читать дальше →