Ирхин А. Майдан и код украинской элиты, как ресурс для геополитических игр великих держав (Часть 1)



Политические события в Украине по отстранению юго-восточной элиты от политической власти, а затем ее бегство и отречение от политической и просто человеческой ответственности, говорит о колоссальной беспринципности украинской политической элиты, независимо от того македонцы это либо галичане. Как может принципиальный политик или просто человек менять свое мнение на 180 градусов в течение 24 часов, отрекаясь от всего,  о чем он говорил вчера? В какую западню попадают постсоветские элиты, что позволяют себе такие шаги колоссальной беспринципности.     


  В этом контексте чрезвычайно полезны рассуждения А.С.Панарина, который писал, что современный процесс реколонизации мира определяется в рамках двух стратегических форм. Первая форма, в наиболее чистом виде сегодня представленная на постсоветском пространстве, связана с использованием услуг правящей западнической элиты, которой и поручается под присмотром иностранных советников осуществить передачу национальной экономики в ведение глобалистов, уготовивших ей роль сырьевого колониального придатка. Реколонизация здесь выступает в форме холодной гражданской войны псевдодемократов с собственным народом, которого хотят лишить прежних прав и привычных форм социальной и национальной самозащиты под предлогом борьбы с тоталитарными традициями и пережитками. Либеральные реформы здесь выступают как более или менее откровенная игра с нулевой суммой: чем в большей степени новые приватизаторы  идентифицируют себя как часть мирового демократического истеблишмента, тем последовательнее они противопоставляют себя туземному большинству как носителю неисправимого традиционализма и тоталитарной ментальности. Национал-патриотизм потому и стал бранным  словом российской демократии, что ей вменена реколонизаторская роль  – отдать страну на откуп тем, кто лучше этого народа. 


Читать дальше →

Нелина Л. Есть ли гражданская позиция на Юго-Востоке Украины?



Ощущение растерянности и деморализация – это те чувства, которые сегодня охватили большинство населения Юго-Востока Украины. Массовое бегство за границу (не отставки!) теперь уже бывших высокопоставленных чиновников, моментальная смена риторики парламентариев-регионалов, открещивание от «режима» на местах, а попросту, трусость взять ответственность за свои же деяния – еще более усугубляют ситуацию, оставляя население лицом к лицу с ворохом спровоцированных и обостренных бывшей властью проблем. Латиноамериканская пословица о том, что народ может спасти только народ (Solo elpueblo salvaal pueblo) становится руководством к действию и выражению гражданской позиции здесь, на Юго-Востоке.


С первых дней Еромайдана, начинавшегося как акция гражданского протеста против смены внешнеполитического курса, с понятием гражданская позиция ассоциировалось именно выступление за продолжение евроинтеграции Украины. По ходу эскалации конфликта, перерастанием его в антиправительственные выступления и политический кризис, в адрес населения нашего региона стали звучать обвинения в отсутствии гражданской позиции, извините, пофигизме по отношению к произволу, аморфности и трусости выступить против власти, стремлении отсидеться. Справедливость этих обвинений весьма сомнительна в силу нескольких обстоятельств. Сразу оговорюсь, что речь идет о действительной, не проплаченной, готовности людей отстаивать свои позиции.


Читать дальше →

Ирхин А. Впечатления от посещения «Майдана» накануне оформленного раскола Украины



13 февраля у меня было около двух часов до заседания экспертной комиссии ДАК МОН Украины (бывший ВАК), куда я был включен для экспертизы кандидатских и докторских диссертаций по философии, социологии и политологии. Данное ведомство Министерства образования и науки Украины находится на ул. Крещатик 34, в здании, которое примыкает к Киевской государственной городской администрации. Я решил пройтись и посмотреть Майдан. Как политолога и историка меня интересовали технологии манипуляции и внешнего управления человеческими массами. Затем я около трех часов заседал на 4 этаже здания, с окон которого были видны все процессы, проходящие на улице в центре украинской квазиреволюции. Сразу скажу, что там за это время ничего не произошло, но эти два часа спокойной прогулки позволили мне заметить следующее.


Пройдя всю Площадь Независимости, я не увидел сил, которые могли бы противостоять спецназу. «Бойцы» в балаклавках не вызывали у меня ощущения силы. Их внешний вид был не спортивный – это были худощавые хлопцы, было видно, что их возраст составляет 20-23 года, в некоторых глазах была грустная обреченность. Я прошел Майдан по диагонали и остановился перед пятеркой худощавых ребят приблизительно 20 лет, они неумело одевали экипировку и каски, очень похожие на шлемы Внутренних войск. Их перед выходом наставлял священник с крестом. Тогда я подумал, как эти дети могут конкурировать даже не с Беркутом, а с бойцами Внутренних войск. Однако присутствие священнослужителя натолкнуло меня на то, что это уже внешняя технология манипуляции несформированными «умами и сердцами». Позднее, пересматривая ролики я ответил на свой вопрос – 25-кратное превосходство и психотропные вещества, которые убивают чувство страха. Последний вывод был сделан на основе, наблюдения того, как пятерка студентов в касках, прикрываясь деревянными щитами, бежала в сторону войск МВД, а их снимал по ногам снайпер, они продолжали бежать – бежать безоружными! Но это более поздние выводы.


Читать дальше →

Нелина Л. По поводу круглого стола на тему перспектив российско-украинского сотрудничества



Минувшая неделя в Украине прошла под знаком круглых столов. Существенно не сдвинувшись пока с мертвой точки, власть и оппозиция все же села за стол переговоров и, похоже, что Янукович готов идти на какие-то символические уступки. Как будут развиваться события далее, покажет время, однако уже сегодня существует ряд вопросов, которые требуют обсуждения в экспертной среде. В этой связи 9 декабря в Симферополе прошел круглый стол «Перспективы сотрудничества России и Украины в контексте глобальных и региональных интеграционных процессов». И хотя тема далеко не нова, ее звучание приобретает особую актуальность для Крыма в контексте происходящих в стране движений. Участниками круглого стола стали представители экспертного сообщества Крыма и Российского института стратегических исследований (РИСИ). По словам заместителя директора РИСИ Т.С. Гузенковой идея проведения подобного мероприятия появилась еще до проведения Вильнюсского саммита, но было решено провести его уже непосредственно по итогам.


Делясь общими впечатлениями от мероприятия, в первую очередь хочется сказать об изменении общего тона диалога. И эти изменения наблюдаются с обеих сторон. Так, если в ходе аналогичного мероприятия в середине октября представителям РИСИ то и дело приходилось выслушивать обвинения со стороны крымских политологов в отсутствии внятного курса по отношению к Украине, в этот раз крымчане подобных нападок не совершали (наверное, убедившись в их тщетности), а О.Б. Неменский прямо заявил о том, что до 2010 г. у России в действительности не было никакой определенной политики по отношению к Украине, после же – она приобрела исключительно экономико-интеграционное содержание. Вынесение на повестку дня вопроса интеграции в ТС наполнило также содержанием и критерий пророссийскости постсоветских элит в понимании руководства РФ. Таким образом, в очередной раз подтверждается вывод о существовании исключительно прагматического подхода России к отношениям с Украиной. На фоне очерченной модели взаимоотношений заявления о болезненности восприятия в России евроинтеграционного курса Украины выглядят как-то странно. Нужно сказать, что констатацией отсутствия идейной составляющей интеграционного процесса представитель РИСИ не удивил. В этом плане С.В. Юрченко была подчеркнута западноориентированность (вторичность по отношению к ЕС) российского «проекта будущего» и возможность исключительно краткосрочного успеха при использовании «жесткой силы». А.Р. Никифоров эту ситуацию объяснил тем, что Россия до сих пор не определилась «она сама по себе цивилизация, или часть Запада». Обосновывая прагматизм российского руководства, Т.С. Гузенкова отметила намеренное избегание в среде российской элиты обсуждения общефилософских категорий и поиска идеологических основ интеграционного проекта, поскольку интеграция на основе экономического прагматизма считается единственной возможной для диалога сферой, учитывая национальную пестроту постсоветского пространства. Отсутствие интеграционного проекта в плоскости идей и ценностей, в том числе, объясняется тем, что будущий проект должен соответствовать национальным интересам России, а «что такое национальные интересы России в России еще не придумали».


В ходе обсуждения были также высказаны интересные мысли в отношение будущего Украины и Крыма в частности. Так, о существующих для Украины рисках раскола в результате разразившегося политического кризиса шла речь в докладе А.А. Ирхина. Описывая три возможных сценария дальнейшего развития он заключает: «современная Украина является фронтовой зоной между евразийским и европейским интеграционными проектами. Ни одна из сторон не хочет и не может отдавать свою часть Украины». В контексте недавнего заявления Д.Медведева интересно, что во время круглого стола российской стороной наличие предпосылок для распада Украины отвергалось. Не очень радужно были обрисованы перспективы русских в Украине, поскольку было констатировано отсутствие у России возможности им помочь и даже указано на существование мнения, согласно которому русские в Украине мешают дружбе российского и украинского народов.


Что же, подводя итог, по косвенным признакам можно констатировать только наметившийся сдвиг в сторону понимания со стороны российского экспертного сообщества необходимости подкреплять прагматические экономические интересы идейно наполненными лозунгами. Станет ли это понимание отправной точкой чего-то, а в особенности корректировки реализуемого российской политической элитой курса по отношению к Украине, остается вопросом.